17ur про войну

Обсуждение разнообразных вопросов, не подходящих по тематике в другие разделы.
Сообщение
Автор
BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 0 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 11:47

http://www.livejournal.com/users/17ur/

Собрание сочинений.

=============================================

Кстати. О том, почему я вообще взялся за историю.

Что меня вообще заставляет компилировать этот цикл? А вот что. Сие есть форум американских консерваторов, политически активных. Отправляться туда в качестве активного участника не советую, вышибут после первой же мессаги. Там рулит самоправедное мракобесие. В той мере, в которой оно относится к внутриамериканским делам, оно меня не касается, хотя приятно, что эти ребята всецело против абортов и однополых браков. Однако если в строке поиска забить Russia или russian или Putin (любят западные варвары адресоваться к племени по имени вождя), начинаются такие половецкие пляски, что волосы дыбом. Но и это тоже не страшно, даже забавно в чём-то: можно удостовериться в американском невежестве, соединённом с крайней самоуверенностью. Вообще неплохо использовать в качестве противоядия американофилии, для себя или других.

Но иногда там попадаются темы, связанные с русской историей. И тады ой.

Вот, например. Russia to fight misinterpretations of WWII.

Собственно, он и им подобные меня и вдохновили. Возникла ситуация, описанная Пелевиным в Дженерейшн П. Далее большая цитата.

- Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах, - сказал Вовчик. - Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки - чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно - почему одни впереди, а другие сзади?
- Во как, - сказал Ханин. - Учись, Ваван.
- И когда наши русские доллары крутятся где-нибудь в Карибском бассейне, - продолжал Вовчик, - даже на самом деле не въедешь, почему это именно русские доллары. Нам не хватает национальной и-ден-тич-ности...
Последнее слово Вовчик выговорил по складам.
- Понял? У чеченов она есть, а у нас нет. Поэтому на нас как на говно и смотрят. А надо, чтобы была четкая и простая русская идея, чтобы можно было любой суке из любого Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть. Да и сами мы знать должны, откуда родом.
- Ты давай задачу ставь, - сказал Ханин и подмигнул Татарскому в зеркальце. - Это ж мой главный криэйтор. У него минута времени больше стоит, чем мы с тобой вместе в неделю зарабатываем.
- Задача простая, - сказал Вовчик. - Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного пидора - бизнесмена там, певицу или кого угодно - мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, бляди, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?

С этим Вовчиком у меня ничего общего нет. Кроме истории. А так, над рекомым Вовчиком легко смеяться. До тех пор, пока не увидишь, что заграница сама к нам пришла. Пока сюда не привозят "Врага у ворот", и за билетами на него не стоит очередь, как в помянутом "Хилтоне". А потом ещё какая-то соска возбуждённо щебечет в микрофон корреспондента: "Ой, а ведь это же правда, а ведь это же так оно и было..." Я намеренно посмотрел последовательно "Пирл-Харбор" и "Враг у ворот". Взыграло ретивое. Или, скажем, появляется какое-нибудь "историческое расследование" по телевизору. Сенсационное. Ладно, телеследователь дурак. Ладно, он ещё и мразь, типа флудера в чате. Привыкши. Но ведь он, презерватив, зарплату не в рублях считает, то есть он за свои слова по нашей истории не ответчик, ему вообще всё равно, чего нести. И наступает ситуация, описанная АБС:

- Массаракш! - сказал, наконец, однорукий, вытирая слезы плечом. - Ну и угроза!.. Впрочем, вы еще молодой человек... Все архивы после переворота сожгли, и вы даже не знаете, до чего вы все измельчали... Это была большая ошибка - уничтожать старые кадры: они бы научили вас относиться к своим обязанностям спокойно. Вы слишком эмоциональны. Вы слишком ненавидите. А вашу работу нужно делать по возможности сухо, казенно - за деньги. Это производит на подследственного огромное впечатление. Ужасно, когда тебя пытает не враг, а чиновник. Вот посмотрите на мою левую руку. Мне ее отпилили в доброй довоенной охранке, в три приема, и каждый акт сопровождался обширной перепиской... Палачи выполняли тяжелую, неблагодарную работу, им было скучно, они пилили мою руку и ругали
нищенские оклады. И мне было страшно. Только очень большим усилием воли я удержался тогда от болтовни. А сейчас... Я же вижу, как вы меня ненавидите. Вы - меня, я - вас. Прекрасно!..

Нашу историю отпиливают не враги, а люди на зарплате, которую они сами полагают нищенской. Это, знаете ли, выводит из благостного равновесия.

Вот я и решил изложить доходчивым языком кое-какие тогдашние расклады. То, что называется историческими фактами (пошёл, спросил, поскользнулся, очнулся, гипс), меня интересует постольку-поскольку. Всё равно теоретическое обеспечение у меня и у большинства из тех, кто это прочтёт, на порядки лучше, чем в среднем у западников. То же касается и источников. На память я не жалуюсь, от себя не придумываю. Все расклады стараюсь выводить так, чтобы они не противоречили ничему из известного мне. Конечно, будут расхождения по цифири с источниками, известными другим. Конечно, кое-какие факты - надеюсь, вне мэйнстрима - всенепременнейше не будут объяснены моими выкладками, но не в силу прямого противоречия им, а в силу их недостаточной подробности.

Цель моей писанины: чтобы реально потом было из неё надёргать более-менее короткие и сравнительно удачные конструкции, чтобы "любого импортного пидора" по ним развести. Не более того.
Последний раз редактировалось BadBlock 19 мар 2005 11:54, всего редактировалось 1 раз.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 1 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 11:48

О катастрофе 41-года.

"Враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя". Маршак, если не ошибаюсь. Никогда не понимал, почему пленных надо резать по причине дефицита скобяных изделий. Делали б гвозди из этих людей...

Итак, катастрофа 41-го года - тема очень больная, особенно сейчас, когда после советской абсолютной защищённости РФ оказалась в большом, удивительном и загадочном мире, причём со спущенными штанами. Поневоле рождаются аналогии.

Наверное, именно поэтому нам скармливают сказку, которую можно рассказать так: "Хорошим-прехорошим народом правил плохой-преплохой Сталин. Застрелил он всех воевод ни за что ни про что, а потом поверил плохому-преплохому Гитлеру, да и лёг спать. А Гитлер его обманул да как прыгнет, покуда дружинушка хоробрая на полях цветочки собирала да хороводы водила. Сталин испугался и по углам попрятался, а народ давай Гитлера бить-колотить, пока тот дух не испустил". В общем, всё. Мораль этой басни с перестройкой изменилась не сильно. Раньше был культ Жукова, теперь упирают на то, что Главнокомандующий у нас избирается демократически, а значит а) всегда на посту, б) никто на нас не нападёт. Логику предоставляю оценить читателям.

О роли Сталина как-нибудь позже, а вот о воеводах можно бы и сейчас.

Цитирую лучший фэнтезийный сериал в мире. Анджей Сапковский, "Ведьмак".

- Не сравнивай нас с эльфами, - сказал Хенсельт из Каэдвена. - Таким сравнением ты унижаешь нас. Эльфы не умели воевать, отступали перед нашими предками, прятались в горах и лесах. Эльфы отдали нашим предкам Содден. А мы показали нильфгаардцам, что значит драться с нами. Не пугай нас Нильфгаардом, Визимир, не занимайся пустой пропагандой. Говоришь, Нильфгаард стоит на Яруге? А я говорю, нильфгаардцы сидят за рекой и нос боятся высунуть! Ибо под Содденом мы перебили им хребет! Сломили их в военном, но главное - в моральном отношении. Не знаю, правда ли, что Эмгыр вар Эмрейс возражал тогда против агрессии такого масштаба, и нападение на Цинтру было делом рук какой-то враждебной ему партии. Ручаюсь, если б тогда ему удалось нас победить, он кричал бы браво, раздавал бы привилегии и поместья. Но после Соддена вдруг оказалось, что он был против, и всему виной своеволие его маршалов. И полетели головы. Эшафоты залила кровь. Это точные сведения, никакие не слухи. Восемь показательных казней, гораздо больше - более скромных. Несколько на первый взгляд естественных, но тем не менее загадочных смертей, масса неожиданных отставок. Говорю вам: Эмгыр взбесился и практически уничтожил собственные командирские кадры. Кто ж Теперь поведет его армии? Сотники?
- Нет, не сотники, - холодно сказал Демавенд Аэдирнский. - А молодые и способные командиры, которые долго ждали такого случая и которых Эмгыр загодя обучал. Те, кого престарелые маршалы не подпускали к командованию, не давали расти. Молодые, способные командиры, о которых уже говорят. Те, что задушили восстания в Метинне и Назаире и за короткое время разбили мятежников в Эббинге. Командиры, которые понимают роль неожиданных глубоких маневров, кавалерийских рейдов, молниеносных бросков пехоты, десантов с моря. Применяющие разгромные удары на узких направлениях, использующие при осаде крепостей современную технику вместо сомнительной магии. Их недооценивать нельзя. Они рвутся форсировать Яругу и доказать, что кое-чему научились на ошибках престарелых маршалов.

Если кому-то интересно, это товарищ Сталин открыто предостерегал от вторжения на собственно польскую территорию в 1920-м, вплоть до статей в "Правде". Эрудиция Сапковского вообще зачастую поражает. В небольшом отрывке излагается здравый до цинизма взгляд на репрессии в армии. Армия, если уж на то пошло, по определению есть структура, *приспособленная* к тому, чтобы нести потери. После этого уже не нужен глубокий поиск на тему, например, сравнения уровня образования репрессированных и занявших их место. Или их военных заслуг. Тухачевский, простите, прое...л под Варшавой ("чудо на Висле"), а Жуков выиграл при Халхин-Голе. Ну объясните мне, идиоту, как замена одного на другого *ослабила* армию? Да, ни у кого из *новых* не оказалось опыта, пригодного против германца, но на японцев и финнов их вполне хватило, так что Верховный вправе был ожидать современной техники вместо сомнительной магии...

Более серьёзная причина неприятностей 41-го заключается в том, что СССР за два предвоенных года увеличил свою армию на 800000 чел. и на всех этих людей надо было найти и/или подготовить командиров всех уровней... Тут, честно говоря, стреляй не стреляй, всё одно до кучи дивизий будет у тебя в полном беспорядке, причём - это касается любой иерархической структуры - отчёты по ним будут, напротив, в полном порядке, и в военных планах соединения будут учитываться как полностью боеспособные. Это от идеологии не зависит. Так что я даже не опускаюсь до ворошения цифири расстрелянных, ошпаренных и причмокнутых - цифры открыты, смотрите сами, сколько уволили из армии, сколько из них расстреляли, сколько посадили, сколько вернули при Берии...

Затем, оценивая технический уровень Второй Мировой относительно Первой (или Гражданской в России), можно сделать препохабный вывод: адекватно подготовиться ко Второй Мировой было в принципе невозможно. Никому. Слишком много и разных возможностей предоставил технический прогресс; развитие военной техники в разных странах шло *втёмную* и определялось *доктринами*, но не боевым опытом за отсутствием такового. А любую военную доктрину опровергнуть на пальцах в мирное время невозможно в принципе, на то она и доктрина.

У кого было больше боевого опыта, адекватного современному уровню техники? Ответ очевиден. Войны с финнами и японцами научили нас гораздо меньшему, чем войны немцев с поляками и французами. Вот те же "Шаби 1-бис", равных которым у немцев не было. Ничего. Одолели. Сделали выводы, как надо себя вести, когда противник имеет качественное превосходство в бронетехнике. Распространили информацию по войскам. Нам такой тренировки ни японцы, ни финны не предоставили.

Про такие мелочи, как наработка взаимодействия родов войск - особливо люфтваффе с сухопутчиками - лучше вообще не говорить.

Главный козырь тех, кто утверждает, что "система была виновата" в катастрофе 41-го года (читай: русские лохи обгадились, ибо "каждый народ имеет то правительство, которого заслуживает") состоит обычно в сравнении количества танков, пушек и самолётов в немецкой инкурсии и советской обороне. Сравнение завершается вопросом "как можно было проигрывать при таком соотношении сил?" Вопрос часто задаётся с таким видом, будто он риторический, и сам вопрошающий на месте Сталина был бы в Берлине уже в августе 41-го.

Соотношение действительно тяжкое, и после его внимательного прочтения хочется кого-нибудь треснуть. Цифирь опять-таки приводить не буду, всё открыто. И эта цифирь, будем откровенны, говорит *в пользу* системы. Наклепать столько танков, что немцы не успевали их жечь - это тоже способ защитить себя. Народ, который не хочет принять роль рабочего скота, уготованную ему завоевателем, имеет право на любые формы самозащиты. Аморально задавать такому народу какой-то минимальный порог по стратегическому искусству, который якобы должен наличествовать, а если его нет, то надо проигрывать. Нам проигрывать было просто *нельзя*.

Этого до сих пор не могут понять наши западные друзья, которых любимый фюрер считал лишь немногим ниже себя в расовой табели о рангах. Когда друзья говорят, что *для нас* Сталин должен быть равен Гитлеру, они не понимают, что при Сталине в России мог быть академик Иванов, а при Гитлере академика Иванова в России быть не могло. С другой стороны, при Сталине, как и при Гитлере, мог быть академик Келлер в Германии. В этом и заключается разница между двумя диктаторами, и разница принципиальная. Если же наши западные друзья говорят, что *для них* Сталин равен Гитлеру, это означает, что им самим пофиг, будут ли у русских академики, и, если таковых не окажется, наши друзья не заплачут... Цензурный ответ на этакие подходцы: утритесь.

Французы в 1940-м сдались при мизерных - сравнительно с нашими - потерях. Гитлеру сдались, навсегда сдались. Если бы Гитлер не полез в Россию, а потом с запада не ударили бы англосаксы, Франция как субъект мировой истории исчезала. Это и есть пример поведения цивилизованной западной нации.

Важно помнить, что во Вторую Мировую войну ТОЛЬКО СССР ОТБИЛ СОСТОЯВШЕЕСЯ НАПАДЕНИЕ ВРАГА НА СВОЮ ТЕРРИТОРИЮ. Во всех остальных подобных ситуациях ВТОРЖЕНИЕ ВСЕГДА ЗАВЕРШАЛОСЬ УСПЕШНО. Факт, над которым стоит поразмыслить.

Но не подумайте, что я отвлекал вас от соотношения сил на Восточном фронте. Да, численно оно было совершенно в нашу пользу. Да, наступила катастрофа. Некоторые её факторы я уже перечислил - нехватка обученного комсостава, качественное превосходство противника в боевом опыте и следующая отсюда качественно лучшая настройка его военной машины. Далее следует оперативная внезапность, которой прожужжали все уши. На самом деле это замаскированная форма наезда генералов на Сталина и отмазки от собственных ляпов - "кабы нас сверху предупредили, мы бы ого-го как!" Опять же, тут надо влезать в сложные материи и выяснять, когда были отданы и получены приказы о приведении войск в боеготовность. Например, генерал Пуркаев, начштаба Киевского ВО, делает предложение военному совету округа о том, что надо разворачивать стрелковые дивизии для обороны. Совет разрешает 14 июня. Баграмян вспоминает, что оперативные резервы округа начали разворачиваться 17-го.

Или вот Павлов (это уже Западный ВО) на допросе показывает, что получил директиву о выводе войск из Бреста на позиции 15-го числа. Неважно, подтёрся он ею или не подтёрся, главное, что директива БЫЛА! Утверждать обратное - значит говорить, что злые НКВДшники побоями заставили Павлова врать специально нам, будущему поколению, ибо никому другому врать так не имело смысла...

А главная причина катастрофы - вот она:

"Ни нарком, ни я, ни мои предшественники, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях".

Жуков, "Воспоминания и размышления". Если пять минут подумать над этой чудовищной по своему смыслу фразой, прокатать логические развилки в ней ("такую массу", "в первый же день", "компактными группировками", "на всех стратегических направлениях"), то напрашивающийся вывод можно сформулировать так - абсолютная неадекватность военного командования современной войне. Как у Куропаткина в Японии в начале века, когда память о героическом сидении на Шипке рулила умами тогдашних генералов. Как у турецких пашей перед Суворовым. Только теперь всё это помножено на скорость "панцеров" и точность "штук".

Любим мы сводить войну к драке. Вот амбал, вот шибздик. Если шибздик подошёл и треснул амбалу, а тот с копыт, значит, амбал оказался внутренне какой-то неправильный... Но война не драка. Дерущийся *весь здесь*, ему не нужно решать проблему обеспечения связи правого глаза с левой рукой, всё делается автоматом... А если удар получает армия, связь становится не просто приоритетным фактором, а определяющим всё и вся.

Как сказано выше, генералы не рассчитывали, что враг ударит сразу по всем направлениям и со всей дури. То есть реагировать надо было а) быстро, б) много и в) разумеется, правильно. И к этому мы, как оказалось, были не готовы. Вот, товарищ Жуков изволят писать:

"Радиосвязь Генштаба была обеспечена радиостанциями типа РАТ только на 39%, радиостанциями типа РАФ и заменяющими их 11-АК и другими - на 60%, зарядными агрегатами - на 45%. Приграничный Западный военный округ располагал радиостанциями только на 27% нормы, Киевский военный округ - на 30%, Прибалтийский военный округ - на 52%. Примерно так же обстояли дела и с другими средствами радио- и проводной связи". Это Бушков цитировал, не знаю уж, из какого издания. Цитирую дальше из дополненного, 92-го года. Там за этими процентами курсивом (то есть авторское дополнение, ранее не печатавшееся) следует: "На центральных складах запасов радиосредств и аппаратуры практически не было. Во внутренних военных округах, где должны были отмобилизовываться войска, положение с радиосредствами и другими видами связи было ещё хуже".

Кто в этом виноват? Вот ещё один абзац курсивом.

"И.В.Сталин недостаточно оценивал роль радиосвязи в современной маневренной войне, а руководящие военные работники не сумели своевременно доказать ему необходимость организации массового производства армейской радиотехники. Конечно, это дело не одного года. Каждому ясно, что этим надо было заниматься за много лет до войны, но этого сделано не было".

Ходят руководящие работники, уламывают Сталина, но не могут за много лет до войны объяснить тупорылому тирану, зачем войскам нужна радиосвязь. Тот отмахивается и продолжает пить киндзмараули. Тем не менее, оказывается, уже есть какая-то *норма*, от которой Жуков считает проценты, хотя Сталин недостаточно её оценивал и не давал денег, чтобы её выполнить, потому как в радио не верил, хотя каждому, кроме Сталина, было ясно, что этим надо было заниматься...

Вы поверили? Поверили в то, что Сталин, который отвечал за ВСЁ, при этом не являясь военным профессионалом, позволял себе такие капризы? Или, может, кое-кто отмазывается от собственного раздолбайства? Особенно если учесть, что дело происходит в социалистической системе, которая, если чем и славна, так тем, что задачи по массовому выпуску реально нужных вещей приемлемого качества решает *быстро*... Скажем, фантастические мобилизационные планы Мерецкова, за которые тот впоследствии угодил в НКВД, система честно старалась выполнить. Любопытно, почему в них не было нужного количества радиостанций?

Наша связь оказалась неадекватной, а численное и даже техническое превосходство в такой ситуации никак не может обеспечить победу. Вот и вся история катастрофы 1941-го года. За счёт лучшей управляемости войск немцы получили возможность постоянно навязывать нам столкновения на своих условиях, только-то. Они постоянно обеспечивали себе преимущество и наращивали его за счёт нарастающей дезорганизации наших войск и тыла ("лошадь захромала, командир убит. Конница разбита, армия бежит"). Согласно своим планам.

Пример современный и животрепещущий. На западе то и дело мелькают цифры, из которых следует, что большинство иракских танков, поражённых в наземных столкновениях с войсками антииракской, извините за термин, коалиции, было поражено в борт или тыл башни. Связь, господа, связь в первую очередь, а вовсе не снаряды с сердечниками из обеднённого урана.

А во времена почти былинные, в 41-м, наша армия стремительно пришла в состояние полной дезорганизации. Тогда и началась та война, которую западным людям объяснять бесполезно. Война, всерьёз отдающая Армагеддоном.

О ней в следующий раз. Кстати, с праздником.

to be continued...
Последний раз редактировалось BadBlock 19 мар 2005 11:57, всего редактировалось 1 раз.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 2 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 11:53

О войне. Как воевалось в 41-м.

(текст опять получился здоровенный, но увы - не вижу возможности его разделить)

"Война - это вам не игрушки! Война - это... война!" ("Тот самый Мюнхгаузен")

Подумалось - не слишком ли пышно выразился в прошлый раз насчёт сходства того, что у нас происходило в 41-м году, с Армагеддоном? Слазил в кое-какие богословские труды и убедился - не слишком. Различия, конечно, были, но основная идея та же. Война, в которой армия уже не главное...

Нижеследующие тезисы суть не теоремы, а самые что ни на есть банальности, которые нам просто не говорят все разом.

***

Пожалуй, важнейшим уроком Первой Мировой стало то, что война есть феномен, обществу соизмеримый, и может уничтожить общество даже не через поражение армии и последующую оккупацию, а самой своей тяжестью. Российская, Германская и Австрийская империи тому примером.

Итак, почему Первая Мировая война привела к гибели монархий? Да потому, что традиционные монархии так или иначе базируются на взаимном доверии монарха и низов против различных элит - политических, экономических, интеллектуальных. Республика в общем случае представляет собой тот ещё змеюшник и, имхо, существует, покуда не всё помянутыми элитами распилено. Вне "мирового разделения труда", на котором самопрославленные демократические республики собирают сметану, время жизни их демократии будет исчисляться часами. Вот те же финны - мировой пирог им разрешили вкушать после войны, и завели они тогда себе демократию, а до войны спокойно рулил ими швед Маннергейм, кто бы там ни значился в верховодах. Вырожденный случай - страны-посредники, типа Швейцарии...

Возвращаясь к монархиям. Они не выдержали войн, превращённых в бессмысленное убийство. Царь или кайзер не имел права жертвовать своими подданными без понятной им выгоды - это подразумевалось в общественном договоре. Как только жертвы стали бессмысленными, низы верхам в них отказали. Ну и рвануло, ибо механизмов запудривания мозгов, каковыми механизмами славны республики (заградотряды тоже помогали), в монархиях были развиты слабо.

Почему война стала бесмыслицей? А потому, что она упёрлась в технический и стратегический тупики одновременно. Поясняю. Технические средства обеспечили организацию прочной обороны, исключающей возможность свободного маневрирования армиями, как это было при том же Наполеоне. Для чего нужна эта возможность маневра? Для реализации *любой* стратегии, отличной от стратегии истощения (бараны на мосту).

Сама методика выигрыша войны заключается в том, что снижение боеспособности своих вооружённых сил разменивается на снижение боеспособности чужих вооружённых сил, причём потери противника БОЛЕЕ важны для него, чем наши потери - для нас. Речь не идёт о численности или технике, речь идёт именно о снижении боеспособности как интегральном критерии (см. война Ирак-Иран). Если приводить какой-то единый цифровой эквивалент, имхо, в первом приближении надо говорить о денежной сумме, на которую попадает правительство страны-противника относительно её бюджета и среднестатистического уровня потребления её граждан, а также о деньгах, сэкономленных нами... Каким образом осуществляется такой выгодный для нас размен? А это и есть задача стратегии, тактики и оперативного искусства.

Если армии друг напротив дружки сидят в стационарной обороне, любое наступление будет состоять из трёх частей:

1. Проломить оборону противника.
2. Ввести в прорыв войска.
3. Что-то от этого выиграть, то есть до новой стабилизации линии фронта поставить противника на максимально возможные бабки.

Задача обороны, в свою очередь, состоит в том, чтобы:

1. Не допустить прорыва обороны или заставить заплатить противника непомерно высокую цену за этот прорыв.
2. Накрыть вводимые в прорыв войска артогнём (позднее - бомбовым ударом), нанеся им потери и замедлив их продвижение.
3. Подтянуть резервы и закрыть прорыв, стабилизировав линию фронта до того, как будет нанесён неприемлемый ущерб.

ТТХ артиллерии и транспортные возможности армий в Первую Мировую сделали задачу обороны НАМНОГО ЛЕГЧЕ сравнительно с задачей атаки. Оружие массового поражения - газы - имело своей целью отмену п.п.1 и 3 оборонительной стратегии - все враги подохли, свои войска без потерь проходят оборону и делают это *быстро*, так что враг не успевает подтянуть резервы, и можно что-то занять, что-то перерезать - в общем, сломать равновесие...

Решением тут называют танки, но это лажа. Танки тогда виделись как сила, способная *обеспечить* прорыв, но основная проблема наступления состояла в том, что прорыв надо было быстро *использовать*. Думаю, ТЗ на тогдашнее чудо-оружие всё же описывало бы гусеничный бронетраспортёр с пулемётным вооружением и хорошей проходимостью (если бы "Виппет" Mk A и "Шнейдер" завели детишек и передали им свои лучшие качества, было бы самое то), и в компанию к нему колёсные транспортёры, чьи базовые характеристики - быстрота и вместительность при кое-какой броневой защите - могли бы обеспечить быстрое развитие успеха. Танки - точнее, лёгкие самоходки - должны были появиться позже, как средство борьбы с этим чудо-оружием. Почему танки появились сразу, как они есть, с пушками, и поползли на передний край обороны противника? Ответ: военно-морское мышление англичан, в известном смысле субъективный фактор. С ухмылкой замечу, что больше всего на тяжёлый гусеничный БТР походил немецкий броневагон A7V в соответствующей модификации. Если не приглядываться, конечно, потому что машине с клиренсом в 40 мм на поле боя делать нечего.

Другое решение, которое пришло мне в голову: каким-то образом вынести артиллерию прикрытия, не допустив маневра огнём. Это требует операции значительными силами в ближнем тылу противника, а значит, ответ есть "парашютный десант". Однако это ещё дороже, уязвимей и всё равно остаётся полумерой.

***

Чудо-оружием немцев в начальный период Второй Мировой стал рецепт той микстуры, которую они наливали в прорыв обороны противника - той смеси танков, мотопехоты и прочего, что позволяла а) вклиниться глубоко, б) в возможно меньшей мере зависеть от снабжения, в) отвечать на разные по типу угрозы противника, г) осуществлять с приемлемой степенью успеха как захват территории, так и удержание её.

Ничем подобным ни одна армия мира тогда не располагала. Да, и танки наши были лучше, и самопровозглашённый "шмайсер" рядом с ППШ и близко не лежал. Но увы. Объявленным преимуществом немцев стала лучшая структура их вооружённых сил. Чем это можно было компенсировать с нашей стороны? Управляемостью, а про неё было раньше...

Наши ответили предсказуемым шагом - уже вечером 22 июня директивой НКО №3 мехкорпусам был отдан приказ атаковать противника. Относились они ко второму эшелону, находились далековато от места, но это и был тот самый маневр резервами с целью закрытия прорыва, только исполненный в намного больших масштабах. На бумаге это выглядело бы даже красиво, но прогнать, скажем, 8-й мехкорпус 400 километров и ждать, что он окажется способным выполнить поставленную задачу, было, мягко говоря, оптимистичным...

***

Чего не учли немцы? Резун не отказал себе в удовольствии поиздеваться над тогдашней немецкой разведкой. Помнится, где-то он задаёт совсем уж глумливый вопрос в ответ на очередную серию утверждений о "генерале Морозе": слыхали ли немцы, что в России вообще бывает зима?

Часто говорят, что Гитлер не ожидал такого количества советских войск, и что второй эшелон для него вообще стал сюрпризом... Ну и что? Если уж нарвался, так ноги в руки и организовывай переговоры через посредников, пока ещё можешь хоть что-то выторговать. Потому что дальнейшее продолжение войны делает перемирие принципиально невозможным. Нет, он дальше полез - в расчёте на что? "Если бы я знал, что у русских столько танков, я бы не начал эту войну". Теперь узнал. Так почему бы её не закончить?

Я вижу только один ответ - он сам верил в ту ересь, которую нёс с трибун. Он действительно считал русских недочеловеками, а советский режим - аберрацией, от которой недочеловеки в конце концов отрекутся и радостно поскачут к Гитлеру в стойло. Интересно, ему сообщили о восьми воздушных таранах в первый же день войны?

Если говорить об общей картине начального периода войны, на совсем уж современном языке она выглядит так: чемпион игры в "C&C" налетел на чемпиона игры в "Civilization". Речь Сталина от третьего июля, в которой провозглашалась практика "выжженной земли", переводила войну на такой уровень, которому Гитлер со всей своей командой был неадекватен. Гитлер продолжал воевать *армией*, а против него поднялось *общество* - общность высшего порядка по отношению к армии. Началось столкновение, в котором стратегия стала всего одним из аспектов, причём не определяющим.

Известно, что в России плохо с дорогами. Более точной формулировкой станет "ограничена относительная пропускная способность транспортной сети". Для столкновения на уровне C&C это проявляется в долгих и нудных инструкциях генерала Гота по организации движения авто- и бронеколонн. Для столкновения на уровне Civilization - это необходимость решить задачу: чем загрузить дороги, что важнее? Обеспечить с их помощью отступление своей армии или перебросить производственные мощности? Если второе, то армию надо посылать на убой, она важна постольку-постольку. При отвратительной управляемости отчаянные русские контратаки были, цинично говоря, всего лишь способом прихватить *хоть кого-то* с собой на тот свет, ибо дезорганизация достигла такого уровня, что оперативные планы имели к реальности не самое прямое отношение.

Пока *таяла* армия, население угрожаемых территорий (не везде, конечно) тоже воевало. Уничтожить то, что нельзя забрать с собой. Вывезти то, что можно забрать с собой. Эвакуировать людей (когда какой-нибудь козёл начинает вонять о "советском государственном антисемитизме", хочется напомнить о том, кого вывозили в первую очередь), чтобы спасти их и/или чтобы не оставить врагу рабочие руки. Создать инфраструктуру партизанского движения и подполья, которые, говоря правду, представляют собой способ социально организованного суицида. Это воюет уже не армия. Это воюет общество.

Если интересно, тот же Гастелло был прославлен потому, что сталинский режим неплохо понимал в агиографии, в науке о святых. Прославление Гастелло стало данью всем тем лётчикам-бомбардировщикам, которые атаковали немецкие войска на марше, и всем тем, кому они ценой своих жизней покупали время, чтобы взорвать завод, погрузить станки, отрыть окопы поглубже или успеть получить приказ из вышестоящего штаба.

Наши истребители, находившиеся на приграничных аэродромах, были в основном выбиты, равно как и ударные самолёты ближнего радиуса действия. Чтобы закупорить дороги, стали посылать в бой тяжёлые бомберы. Тихоходные, защищённые пулемётами винтовочного калибра, без истребительного прикрытия, они останавливали немецкие колонны. Конечно, горели, как солома. Подвиг Гастелло состоит не в факте тарана, и не в том, что он кого-то уничтожил этаким способом (велика важность - пара наливников), а в том, что он выиграл этим немного времени, пока металлолом растаскивали с дороги.

На земле в это время дела тоже творились тёмные и страшные. Насколько мне известно, очень большими потерями в частях РККА до войны считались 20%. В реальной жизни советские части зачастую дрались если не до последнего, то всё равно за всеми пределами осмысленного сопротивления. В *нормальной* войне часть армии, поставленная в фатально невыгодное положение, *должна* прекратить сопротивление и сдаться. Если Вам так не кажется, поздравляю - советская пропаганда не даром ела свой хлеб. Я уж не знаю, искалечены мы ею или, наоборот, вылечены от некоторых заблуждений...

Советские войска, находясь в безнадёжном положении, неся ужасающие, ни с каким профессиональным опытом не сообразные потери, продолжали сражаться. Они уже не были частью армии, они были частью общества, которой общество намеренно жертвовало. Чтобы выиграть время, чтобы нарушить взаимодействие вражеских ударных механизированных группировок с пехотой, которая вынуждена была терять время в тылу, зачищая территорию от остатков советских войск, продолжавших сопротивляться.

У Симонова, в "Живых и мёртвых", имхо, многое списано с натуры с фотографической точностью. Эпизод с расстрелянными бомбардировщиками, эпизод с артиллеристами, у которых осталась сорокапятка с последним снарядом. На вопрос товарищей по окружению, где истратили предпоследний, дают ответ: вчера ночью выкатили пушку на обочину дороги, подождали немецкой автоколонны и влепили головной машине промеж фар. Потому что надоело прятаться. Немцы закидали лес из миномётов и убили командира. В рамках сопротивлений цивилизованных западных армий такое немыслимо, но нам кажется естественным.

"Перманентная мобилизация", о которой пишет А.В. Исаев - тоже признак не войны армии, а войны общества. Цирк, именуемый "тотальной мобилизацией" в Германии, ни в какое сравнение с ней не идёт. Уж лучше я процитирую самого Исаева:

"1918–1920 гг. мало что дали с тактической точки зрения, но оказались совершенно бесценными с точки зрения стратегии. В условиях хаоса, разрухи и совершенно деградировавшей к моменту безвременной кончины Российской империи транспортной системы в стране работала промышленность и существовала пятимиллионная армия, удерживавшая фронт колоссальной протяженности (хм-хм... *фронт* в Гражданскую? Да ещё колоссальной протяжённости? Но смысл ясен - Дж.). В Красную Армию призывали военнообязанных контролируемых большевиками областей, наспех обучали, вооружали и вполне успешно противостояли созданными таким образом соединениями офицерским частям Белой армии. Это дало новый толчок для анализа опыта России и других стран — участниц Первой мировой войны и создания советской военной школой теории «перманентной мобилизации». Согласно этой теории, формирование новых дивизий не заканчивается по завершении развертывания кадровой армии, а является непрерывным процессом. Одни дивизии окружаются, уничтожаются, просто несут потери, а другие тем временем формируются, обучаются и едут на замену первых..."

Дальше - вообще полный привет, который я затруднюсь объяснить какому-нибудь западному товарищу иначе как "это - мы, а это - вы. И уткнитесь с общечеловеческими ценностями":

"...боеспособность птенцов «перманентной мобилизации» оставляла желать лучшего. Но возможности выбирать в тех условиях не было. Или биться в составе организованной вооруженной силы, связанной единым планом и худо-бедно снабжающейся с заводов оружием и транспортом, или через несколько месяцев противостоять вооруженным пулеметами и минометами карателям с охотничьими ружьями в руках."

Вот объясните это французскому буржуа или кому-нибудь из тех американских ситизенов, которые приветствовали великую победу своих войск над тираном Хусейном. Они не поймут. Армии сражаются. Если своя армия проигрывает, подписываем мир и платим денежки. Если лишились независимости, радуемся тому, что остались живы. Пока можем. И никаких охотничих ружей, за исключением тех, что в сериале "Amerika".

Назовём вещи своими именами. Именно к такому знаменателю нас хотят привести все эти "историки", пугающие нас фразами типа "завалили трупами", "за одного немца отдавали десять наших солдат" (почему не сто?). Именно это является конечной целью крокодиловых слёз о потерях. Каждого отдельного человека, отдавшего свою жизнь, чтобы жили мы - жалко, не вопрос; однако максиму насчёт трагедии и статистики ещё никто не отменял. И когда нам застят глаза трупами, чтобы нас вырвало на могилы тех, кто "историкам" не нравится, за каждый сладостный блёв мы расплачиваемся кусочком воли к сопротивлению, воли к жизни. Той самой воли, которая некогда и сделала нас обитателями 1/6-й части суши...

Западники, пристрастно пишущие о Великой Отечественной войне, представляют её исключительно как войну *армий* - так им лучше, так наши потери ложатся в канву гитлеровской ереси о недочеловеках, более утончённая версия которой спокойненько бытует на просвещённом Западе, несмотря ни на какие Нюрнберги. Встречал я на западных форумах слова о том, что СССР потерял двадцать миллионов солдат... Любопытно, кстати, что подход западников резко меняется, когда надо, скажем, обхамить Советский Союз за отстрел независимых от здравого смысла поляков или за милые шалости победителей на территории Германии.

В тех же рамках концепции войны *обществ* можно привести большую цитату из статьи Егора Холмогорова "Вернуть Сталина Победе".

"...[вот] лучший ответ тем, кто заявляет, что СССР понес в войне с Германией неоправданно (! - Дж.) большие потери, что Германия, проиграв, сохранила свой человеческий потенциал, что «побежденные живут лучше победителей». В СССР перед войной жило 196 миллионов человек, а к моменту распада СССР — 270 млн. Совокупное население современных ФРГ и Австрии — 90 миллионов человек. То есть после войны «побежденные победители» увеличили свое население лишь на 1/8 от предвоенной численности, в то время как СССР увеличил численность своего населения на треть, русское население за тот же период увеличилось почти на половину, со 100 до 145 миллионов.

...Германия потеряла в боях только на Восточном фронте 10% своего населения, в то время как аналогичные потери СССР составили лишь 5% населения. Другое дело, что конечный демографический счет был не в пользу Советского Союза по абсолютным цифрам — 26 миллионов против 11 миллионов, и равным по проценту населения — 13%. При этом: на территории Германии война длилась 5 месяцев, а на территории СССР 4 года; СССР не проводил политику систематического геноцида населения Германии, а Германия его проводила; СССР не занимался систематическим уничтожением германских военнопленных, а Германия занималась, в результате из советского плена в Германию вернулись 3,5 млн. человек, а из немецкого в СССР 1,8 млн.

Учтя все это, мы должны будем признать, что война велась Советским Союзом так, чтобы не привести к катастрофическому перенапряжению сил народа... Даже несмотря на чудовищный террор гитлеровцев и забвение ими по отношению к «славянам» любых воинских кодексов чести, СССР не испытал демографической катастрофы. Довоенный уровень населения был восстановлен к 1954 году..."

Цифирь тут, конечно, приблизительная, но основная линия умозаключений проведена предельно чётко. Мы воевали *все*, и должны смотреть только на те результаты, которые касаются *всех*. Вне этого подхода блестящие стратегические решения, великолепная боевая техника, солдатская выучка и офицерская честь - что-то вроде детских погремушек, которыми только в песочнице хвастаться. Или плакать, если они оказались не такими блестящими, как у соседского мальчика.

***

Армагеддон в христианской традиции и рассматривается как последняя битва, которую разделят *все*.

Творившееся на нашей территории в 1941-м году в результате пути сопротивления, который мы избрали, здорово смахивает на демо-версию этого мероприятия. С той только разницей, что оживления участников тут не предусматривалось. То есть "оживления" в смысле "воскрешения". А так - да... всё было очень оживлённо.


to be continued. Следующий текст поднимет тему морального аспекта пребывания на оккупированной территории, которой Гитлер обзавёлся за наш счёт в 41-м по самые уши.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 3 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 11:59

Моральные аспекты пребывания на оккупированной территории.

"Ще не вмерла Украина
От Киева до Берлина,
Гайдамаки ще не сдались,
Дойчланд, Дойчланд юбер аллес!"
(из десятых рук, текст военных времён)

Мораль, по лапидарному определению Хайнлайна, есть инстинкт самосохранения на неиндивидуальном уровне.

Любой моральный поступок всегда есть результат осознанного выбора. Если выбора нет, говорить о морали поведения смысла не имеет. В суде наказание тем мягче, чем меньше шансов было избежать преступления. Если таких шансов не было вообще, речь идёт уже не о преступлении, а о трагедии.

Нахождение на оккупированной территории провоцирует хаос в моральных установках личности. Инстинкт самосохранения на личном уровне, на уровне семьи, на уровне народа как видимого окружения и на уровне народа как субъекта мировой истории - всё это перемешивается, и человек перестаёт понимать, каким критериям надо следовать,чтобы поступок был *правильным*.

Очевидно, что рациональный выбор всегда базируется на оценке проигрыша и выигрыша, где проигрышем и выигрышем может быть всё, что угодно - от материальных ценностей до сознания своей правоты.

Итак, чем грозило в долговременном плане (несколько поколений) доминирование рейха населению подконтрольных рейху территорий при условии подчинения и доброжелательного сотрудничества? У нас было хорошим тоном пугать чем-то неопределённо жутким и кровавым, хотя эта неопределённость происходит скорее из осознания *немыслимости* победы нацистов (за что опять-таки спасибо родной пропаганде). По большому счёту, главное последствие доминирования рейха на нашей территории только одно - запрет на профессии.

Представим себе. Горячка войны прошла, предложения Шелленберга и подобные им по крайней мере выслушаны, массовые расстрелы закончились, полностью вырезаны только советские евреи и сербы, недостреленные коммунисты раскаялись и даже подпевают в унисон о сталинских преступлениях жидо-большевистской власти, квалифицированная рабочая сила вывезена в Европу, местная серьёзная индустрия, попавшая в "петлю Парщева", признана нерентабельной, разобрана на металл и увезена туда же. Население кое-как скрипит по деревням максимум на тонне зерновых с гектара, города пустеют, превращаясь скорее в места ярмарок... немецких колонистов очень немного, в основном они оседают на югах, Нечерноземье разбавляют неудачники из Европы и окраинные нацмены на управленческих должностях. Всё ценное в плане искусства и науки тоже изъято. *Достопримечательности* также методично уничтожены, некоторые вместе с городами, где они находились. Эта картина отнюдь не исключает деятельности какого-нибудь "русского" (и любого другого) "национального правительства", заключившего "равноправный договор с великой Германией" и ломающего голову над сверхзадачей производства тракторов из подручных материалов, покуда в рейхе запускают космические экспедиции к Сатурну. Чем не жизнь?

(Я беру средневзвешенный расклад - доктринально рейх представлял собой то ещё ассорти, и трудно предсказать, какие именно расклады по отношению к русским могли проявиться. У нас, естественно, любят поминать план "Ост", но это был экстремум, хотя паскуде Гиммлеру он понравился)

В сухом остатке числится только одно - твоим потомкам запрещено иметь (не *сложно получить*, а *запрещено иметь*) ту профессию, которая когда-либо будет считаться хоть сколько-то престижной в рейхе или на подотчётных ему территориях. Список запрещённых занятий будет меняться со временем, конечно; бред Гитлера насчёт того, что русские должны уметь считать до пятисот и писать своё имя, скорее всего, так и останется бредом, потому что на многих предельно непрестижных местах всё равно нужны несколько лучшие навыки.

Определённые пункты в этом списке пребудут, впрочем, всегда: речь идёт о людях, производящих и качественно оформляющих информацию - учёных, интеллектуалах, идеологах , аналитиках... Этого низшим расам не позволено в принципе.

Было ли осведомлено население о таком раскладе? Да, конечно. Сперва нашей пропагандой, потом немецкой, не отходя от кассы.

Практика советского или, как его любят именовать, русского доминирования на подконтрольных территориях имела главным запретом (помимо естественных последствий стрельбы по людям в форме)... формулирую точно: ограничение на социальный статус, достижимый через предпринимательскую деятельность в сфере экономики. Саму предпринимательскую деятельность как образ жизни никто не запрещал, уголовно преследовались только очень немногие её виды (спекуляция, например).

Было ли проинформировано население о таком раскладе? А как же.

Вот, собственно, и *весь выбор*. Либо то, либо это. Выбор не имеет никакого отношения к уровню жизни. Для большинства категорически пофиг, обещают ему жрачки от пуза при коммунизме или при "нормальной экономике" - всё равно большинство ничего никогда не получает. Выбор никак не относится к размаху репрессий, потому что любые репрессии кончаются, достигнув своей цели.

Какое же отношение этот выбор имеет к морали как инстинкту самосохранения на неиндивидуальном уровне? А вот какое. Запрет на профессии, на получение каких-то знаний и навыков неизбежно ведёт к ограничению разнообразия общества. Шансы выжить для сложной системы (семья, народ, общество) прямо пропорциональны её внутреннему разнообразию. То есть моральным выбором в данном случае был сталинский режим со всеми его канделябрами и параферналиями. Что и требовалось доказать.

Внеморальное поведение на оккупированной территории заключалось в выживании как таковом - возможностей для этого было не так уж много, тут надо говорить о трагедии. Моральным поведением считается борьба на стороне Советов. Аморальным поведением - сотрудничество с гитлеровским *оккупационным* режимом (претензий к немцам, которые тот режим защищали на территории собственно Германии, нет). Это касается как личностей, так и целых народов.

Необходимо понимать, что через некоторое время после начала войны надежды на мир уже не было - стало ясно, что всё окончится либо в Москве, либо в Берлине. Так что всевозможные проекты борьбы на два фронта, самым крупным из которых являлась Армия Крайова в Польше, надлежит оценивать как аморальные. Почему? Потому что практика поведения Советской Армии на занятых ею территориях, в отличие от вермахта, не включала в себя систематическое терроризирование населения (институт заложников, уничтожение населённых пунктов и проч.), следовательно, из-за менее эффективного умиротворения Советская Армия несла бОльшие потери при равных условиях.

Сталин Миколайчику (премьер эмигрантского польского правительства) об Армии Крайовой: "Борьбы с немцами она не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков".

Что ж, законная отмазка. Только не фиг после этого стрелять в русских, а потом ныть, что обидели. По крайней мере, наша ответная стрельба была *адреснее*, чем гитлеровская.

***

Массовое сотрудничество с гитлеровским режимом на территории СССР наблюдалось среди народов, для которых грядущий запрет на профессии был пустым звуком - в силу того, что о большинстве профессий они и не слыхивали или, возможно, заранее считали себя недостойными этих профессий. Можно утверждать, что главным стимулом к сотрудничеству с немцами среди этих народов было стремление навредить русским, а не какой-то свой собственный национальный проект, если не считать национальным проектом лицензию на бандитизм.

Очень часто говорят, что нельзя судить целый народ по отдельным группкам предателей и проч. Реально картина выглядит следующим образом: если значительная часть некоторого народа-X, обитавшего на территории СССР, организовалась по национальному признаку во время Великой Отечественной и знатно нагадила русским, то в национальной идентичности-X появляется новая *возможность*, которую этот народ в лице сформированной им элиты в более позднее время волен принять или отвергнуть. По этому принятию или отвержению о народе-X и надо судить, а не по художествам его представителей в войну.

Если латышским эсэсманам выплачивают добавку к пенсии именно за их эсэсманство... в общем, понятно. Если лозунги малэнких, но гордих народов одни и те же, что в 1942-м, что в 2002-м, если теракты приурочиваются то к 22 июня, то к 9 мая, тут тоже вопросов нет. Это народы-предатели, которым нельзя доверять острые предметы и которых нельзя оставлять без присмотра. Я не спорю: их национальные идентичности оригинальны, ценны для мироздания (особенно его западной части) и в чём-то даже красивы; только мне на это плевать.

Говоря цинично, преследование стариков, которые валили всяких "лесных братьев" в войну в той же Прибалтике, имеет смысл для строительства национальных прибалтийских государств. Если уж нашим бывшим почти нордическим согражданам приспичило показать свою европейскость, надо было запустить процесс в судопроизводство, написать большое и красивое обвинительное заключение, а потом, во время суда или даже до него, подмахнуть амнистию. Да, это подло, потому что сами старики вряд ли стали бы требовать компенсации и извинений - не те люди, да и старенькие они... А вступись за них какие-то госструктуры РФ, прибалты получили бы возможность скакать по ветвям правосудия хоть всей объединённой Европы ещё лет двадцать. Тут тебе и имидж, тут тебе и паблисити, и накачка национального самосознания, и работа адвокатам, и повод для давления на РФ - противно, но серьёзно, чего уж там. Однако эта мразь сажает стариков за решётку и тянет выгоды не из *этики*, а из *эстетики* процесса. И та же самая *эстетика* рулит на парадах бывших эсэсовцев, похожих на грифов-падальщиков. Так действует элита народа-предателя.

"Единственно верное учение" утверждает, что народ не отвечает за свою элиту, и если эту элиту немножко перестрелять, то рабоче-крестьянские массы народа-X в очередной раз сольются в экстазе с братьями по классу. Спасибо, конечно, но опять разгребать эти национальные помойки с соответствующими массами, чтобы в ответ получить возмущённый свист мирового общественного мнения и холодную войну лет на сто... По-другому надо.

Логично выплатить им заработанное именно немецкой монетой, то есть установить список видов деятельности, которой лица этих национальностей не имеют права заниматься на территории РФ в течение, скажем, 50 лет. А там посмотрим. Если раздадутся масштабные и организованные вопли-Х, что сыновья-Х за отцов-Х не отвечают, логично было бы вообще отказать этой общности в статусе народа и лишить её культурной и политической автономий со всеми привилегиями, из таковых автономий проистекающими. Для народов, чья суверенная территория находится временно вне границ РФ - по мере возможностей игнорировать их статус как носителей суверенитета и разработать соответствующую дипломатическую практику.

Ради подкрепления - цитата из доклада Б.Кобулова Берии, ноябрь 1943-го:

"Отношение чеченцев и ингушей к Советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии.
При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек.
В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонилось от призыва.
В январе 1942 г. при комплектовании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава.
В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам.
В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек".

Для сравнения, всего вайнахов в рядах РККА погибло и пропало без вести менее двух с половиной тысяч. Общая численность осетинов была полуторакратно меньшей числа вайнахов, но в РККА их погибло и пропало без вести около 11 тыс. чел.

Утверждение, что в предательстве тех или иных народов виноват сам Сталин, который жёстоко прессовал бедолаг, поражает своей логичностью. Допустим, что прессовка действительно имела место, и даже какая-то особенная прессовка, незаслуженная и бОльшая,чем в отношении иных народов. Ну и что? Ну и следует рассуждение типа: "Моего папу забрал гэпэушник Иванов, я подожду, пока приблизится Гитлер, а потом пойду и отрежу головы всей семье Петровых. И будет виноват Сталин."

Интересная логика. Можно сформулировать и так, например: "чеченские борцы за свободу убили моего друга", а в ипритном дождичке над свободными аулами будет виноват Дудаев.

Крымские татары - 20 тыс. призвано в РККА, примерно столько же дезертировало оттуда, примерно столько же окаянствовало во время немецкой оккупации. Всего крымских татар выселено чуть больше 190 тыс. чел. Прикиньте процентик и убедитесь, что почти весь свой мобресурс (более 10%) этот народ отдал Гитлеру. Вот, по разным документам, численность партизан в Крыму по времени:

1 июня 1943 г. всего 262 человека, из них 145 русских, 67 украинцев и 6 татар.
15 января 1944 г. всего 3733 партизана, из них русских - 1944, украинцев - 348, татар - 598.
Апрель 1944 года, всего 3647, из них русских - 2075, татар - 391, украинцев - 356, белорусов - 71, прочих - 754.

Комментарии нужны?

Кроме того, всё познаётся в сравнении, и в этом сравнении, скажем, среднеазиатские народы проявили себя как верные и надёжные союзники русских. Можно, конечно, придраться, что Гитлер туда не дополз, но - ладно, 4 миллиона украинцев в РККА снимают все вопросы о том, как надо было себя вести. При том, что упражнения Советской власти на Украине в коллективизацию трудно назвать торжеством осмысленного гуманизма. Но к украинцам вопросов нет, несмотря на эпиграф. До тех пор, по крайней мере, пока они сами до нас не докопаются со счетами за Holocaustdomor и невинноубиенного Коновальца.

Мельникско-бандеровская сволочь, если уж о ней упоминать, не имела *своего* проекта - бандитизм, чубы и шаровары не в счёт. До того же Мазепы им, как до Луны. Сволочь эта выросла не на какой-то абстрактной щирости, а на совершенно конкретных притеснениях, чинимых поляками на Западной Украине, каковые поляки украинцев держали за форменных негров. Общий уровень польско-украинских разборок во Вторую Мировую - вообще ДОнационалистический, попросту племенной: "чужаки не люди, убивай всех". Что им там писали в программных документах спецы из абвера, уже неинтересно. Если всё же интересно, почитайте программы сегодняшних украинских националистов и представьте себе подобный документ, но для даунов той же национальности.

Что же до практики... Нельзя прибивать ножами грудных младенцев к столам в избах. Во-первых, это нехорошо. Во-вторых, после такого очень трудно обвинить в нарушении прав человека какого-нибудь пьяного особиста с масковским выгаварам. Этот особист всё же сверяется с уголовным кодексом и соответствующими циркулярами, прежде чем приступить к угнетению самостийности в лице её лучших представителей.

Между прочим, 1-я русская дивизия СС, резавшая поляков в Варшаве, пребывала на таком же примитивном уровне. Даже власовцы перед ними выглядят как нечто почти пристойное. Про сучьё из Русского Охранного Корпуса я даже упоминать не хочу, но то, по крайней мере, были белоэмигранты...

Общие цифры - 4,1 млн. военнопленных. Формально было больше, но немцы считали всех, кто носил форму, всех парт- и совработников, а равно призывников, не успевших получить оружие. Немцы рекрутировали примерно 1,3 млн. чел., но 850 тыс. из них были в статусе "добровольных помощников", которым оружие не доверяли, такая там была "добровольность".

Тем, кому немцы оружие доверяли, часто его доверяли зря. Число перебежчиков обратно к своим и дезертиров оценивается примерно в 10% от общего числа вооружённых. Переходили к нашим целыми частями - среднеазиатский батальон, другие... некоторые части вообще разоружали из-за массового дезертирства. В европейских частях, воевавших за любимого фюрера, такого не наблюдалось, практически всем европейским коллаборационистам на территории СССР немцы оружие выдавали в надёжные руки. Вернёмся обратно к цифрам и попробуем оценить *примерное* (эталонное, если хотите) соотношение предателей и всех остальных.

Всего в лапы НКВД на 1 марта 1946 года из примерно 4,2 млн. репатриантов было передано около 270 тыс. полицаев, бургомистров и власовцев (6,4%, и это среди вывезенных! В Думу бы свою партию не пропихнули... для справки: численность только полицаев на весну 1943 г. оценивается в 60-70 тыс. чел.), причём полтораста тысяч из них получили по минимуму - 6 лет ссылки. Стандартом для активных коллаборационистов, не замазанных в карательных акциях, было 10+5 (лагерь и поражение в правах по отсидке), ну, а карателям, буде таковых доказывали... сами понимаете. Не было тогда ещё правозащитников и судов присяжных.

Учёту подлежит и то, что к этой дате ассенизация крайних западных регионов СССР ещё не завершилась, много дерьма застряло по лесам, то есть приведённые цифры означают примерный расклад по предателям именно на "основной" советской территории, оккупированной рейхом. Плюс надо учитывать эвакуированных до оккупации, значит, общее соотношение ещё меньше. В общем, маленьким вечно обиженным народам лучше не поднимать тему своего утробноприсущего права вылизывать Гитлеру задницу. Так же им не рекомендуется давить на то, что по-другому им, бедным, было нельзя. То же касается и защитников Добра с Заокраинного Запада. Просто потому, что есть эталон для сравнения. И это русские.

***

О "прозревших" власовцах и националистической швали, украинской или грузинской, говорить неинтересно. Все их ужимки и прыжки, когда стало ясно, что ставки не оправдались, не имеют никакого значения. Не имеет значения, на кого они там напали в Праге или на острове Тексель, кому ударили в спину, на что пытались подписаться. Тем более глупо связывать эти отчаянные попытки понравиться англосаксам с лозунгами типа "За Родину, на Сталина!" Любой проект такого масштаба требует *самостоятельности*, чтобы принимать его всерьёз. "Спасители России" власовцы и прочие были *клиентурой*, нормального идеологического обеспечения у них не имелось (усилий самых небрезгливых белогвардейцев я не считаю), рулить захваченной территорией немцы им не позволяли, в своей организационной структуре держали у параши и не знали толком, куда их приткнуть.

***


to be continued. Следующий текст - я надеюсь - будет небольшой и отсмотрит некоторые технические проблемы организации подполья на оккупированной территории, о которых мэйнстримовское искусство даёт не самое точное представление.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 4 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:00

О партизанах и подпольщиках.

Сравнительно коротко, как и обещал.

Раньше я назвал формой партизанскую войну и подпольную деятельность на оккупированной рейхом территории формой самоубийства. Они таковой и были.

Во-первых, основной целью партизан и подпольщиков были коммуникации на оккупированной территории. Оно и понятно - отстреливать солдат армии вторжения можно было постольку-поскольку, всё равно они ехали на фронт, где о них могла позаботиться советская регулярная армия, в общем превосходившая партизан в выучке и оснащении. А неприятности со снабжением служили мультипликатором неприятностей на фронте. То же касается и работы по штабам, но такие вкусные цели для партизан были мало достижимы.

Всерьёз *держать* коммуникации такой протяжённости у оккупантов сил не было (примерно 15 дивизий летом 1942-го года - мизер. Да и качество тех войск оставляло желать). Это значит, что единственным способом предотвратить подобного рода диверсии была политика устрашения - то самое систематическое терроризирование населения.

"Учитывая громадные пространства оккупированных территорий на Востоке, наличных вооруженных сил для поддержания безопасности на этих территориях будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление будет караться не путем судебного преследования виновных, а путем создания такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая будет достаточна для того, чтобы искоренить у населения всякое намерение сопротивляться. Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем применения драконовских мер"

Это Кейтель пишет, приказ от 23 июля 41-го года. И против такой *машины*, цинично говоря, "народная война" не пляшет. Чтобы убить дракона, нужен дракон. И наши его создали.

Когда нам говорят, что существовало единое партизанское командование в Москве и прочее, это надо понимать так. Из Москвы приходит приказ на то, чтобы закупорить некую магистраль. Приказ, обусловленный большой стратегией, которую с места не видать.

Люди в партизанском отряде могут быть и местные, заранее подготовленные ("райкомовские"), и *ушедшие* в леса, и бывшие окруженцы. Всем им понятно, что после успешного выполнения боевого задания немцы будут лютовать. В позднейших фильмах и книгах проводится неумная идея о том, что гитлеровцы резали бы всё и вся, даже не давай им партизаны для этого повода. И якобы партизаны (по тупости, наверное) не видели прямой связи между своими действиями и размахом террора оккупантов. Увы. На территориях, где население вело себя *прилично* (та же Франция), о терроре сравнительно с тем, что творилось на оккупированных советских территориях, вообще говорить нельзя.

Ещё один нюанс: число и состав жертв (женщины, дети, старики) упирается даже не в нацизм, как идеологию, а в обычную бюрократию. Командирам всяческих айнзатцгрупп и ягдкоманд надо было *отчитываться* перед начальством по борьбе с партизанами, чтобы начальство отчитывалось уже перед своим начальством, когда начнётся снятие шкурки за перебои на коммуникациях.

Это партизаны тоже понимали. И вести *такую* борьбу только на свой страх и риск - я вообще не думаю, что человеку это по силам. Нужен был Приказ. Само наличие центрального партизанского командования вне зависимости от его качества "снимало грех с души" тех, кто воевал в партизанских отрядах.

Во-вторых, немцы в контрпартизанской борьбе лохами не были и работали не только предельно жёстко, но и профессионально. Активность партизанских отрядов на оккупированной территории прямо зависела от взаимодействия с Москвой. Там, где его организовать не удавалось, партизан *выводили* быстро и качественно. Это не была "народная война" в смысле спонтанности и какой-нибудь "ярости благородной" ("ярость благородная" очень хорошо лечится институтом заложников), это опять-таки воевало советское государство - всем, чем могло, всем, до чего дотягивалось. Армией так армией, гражданскими так гражданскими... Самые большие средства были вгроханы в белорусских партизан, и Белоруссию можно считать эталоном и успехов, и ужасов партизанской войны.

Кстати, немецкое командование прохлопало операцию "Багратион" по одной простой причине - не учло белорусских партизан. Июнь 1944 года. Гитлер очарован красотой удара в направлении между Припятскими болотами и Карпатами и готовится встретить русских в Галиции. Да, красиво. Да, условия наступления лучше, чем в Белоруссии - если воевать *армиями*. Но военное искусство есть искусство использования того, чего НЕТ у противника, искусство создания и реализации преимуществ. И вот наши изготовились наступать в Белоруссии. Ну, конечно, историки поют славу нашим генералам - и как они всё замаскировали, и как ввели противника в заблуждение... Однако успех операции был предопределён тем, что партизаны вывели из строя транспортную сеть между Днепром и Минском. Более 10 тысяч взрывов только в ночь на 20 июня. Это ж радость - приколотить противника к месту, лишив его снабжения и свободы маневра, а потом размахнуться, и... было там у немцев 47 генералов на дивизиях и корпусах. 10 убито, 21 в плену. Не убежали.

Кстати, об активности борцов за свободу, скажем, польского народа даёт представление тот факт, что немцы через Польшу пробежали к себе домой так, как им хотелось - им сравнительно с Белоруссией никто не мешал. Я понимаю поляков - нафиг надо колупаться, класть своих, ломать немцам отступление, помогать русским устраивать *котлы*. Пропустить немцев в Германию, и нехай москали там их на Зееловских высотах выковыривают. В общем, прикидки ляхов оправдались, но за свой здравый смысл им рассчитываться всё равно пришлось, потому что у нас со здравым смыслом тоже оказалось всё в порядке.

В-третьих, как я уже говорил раньше, на оккупированных территориях с транспортной сетью было плохо. Кроме того, как всем нам известно, климат в России жёсткий, то есть инфраструктура для обеспечения выживания в таких условиях должна быть достаточно развитой. Атаки на транспортную сеть вели к тому, что перебрасывалось меньше грузов, но перевозка грузов для армии вторжения, естественно, была более приоритетна, чем перевозка грузов для обеспечения выживания местного населения.

Иными словами, партизанская деятельность объективно, даже без учёта злой воли оккупантов (которой было хоть отбавляй, чего не след забывать), работала против выживания населения на оккупированной территории. Это факт. Это надо помнить. И, смею заверить, сами партизаны это хорошо понимали, так что зачастую вели себя с местным населением довольно жёстко, воспринимая его как *ресурс*.

В-четвёртых, сейчас то и дело иногда появляются какие-то гнусные истории о "настоящих" русских партизанах, которые вроде бы и немцев убивали, и Москву не слушали, а потом отправлены были в Сибирь. Невинно, разумеется. В реальной жизни по лесам шлялись не только "сталинские бандиты", но и бандиты обыкновенные - дезертиры, те же окруженцы, прочие... их тоже вылавливали немцы, которым, в отличие от демократических журналистов, было лениво искать глубокие философские различия между людьми, застигнутыми в русском лесу с оружием в руках. Потом, если этим "отрядам" не хотелось или не удавалось встроиться в партизанскую систему, но удавалось протянуть до возвращения наших, наши их и приходовали.

В-пятых, о подпольщиках. Горькая правда состоит в том, что системы управления, которые немцы устанавливали на оккупированной советской территории, были примитивными и жёсткими, не заточенными под решения разнообразных вопросов. Количество видов организованной деятельности, которой могли занимались люди, так же было очень мало по сравнению с довоенным временем. Это означает, что активных подпольщиков можно было вычислить едва ли не мгновенно, и, если они не могли сдёрнуть в ближайший партизанский отряд, эти люди были просто обречены. Есть много воспоминаний партизан о жизни в лесу, есть рассказы о тех подпольщиках, кто *успел уйти*, но я, честно говоря, не помню, чтобы читал воспоминания тех, кто участвовал в *акциях* и почти всё время на оккупированной территории провёл в городе.

Заключение. Моё личное мнение - всё вышеперечисленное было теми самыми средствами, которые оправданы целью. Потерял территорию - сделай так, чтобы её не приобрёл противник. Мероприятия по восстановлению численности населения - после победы. Кто может, пусть скажет, как можно было сделать лучше. Слезинки ребёнков? Ну что ж...

to be continued. Дальше хотелось бы изложить свою точку зрения на альтернативы в Великой Отечественной. Гудериан, идущий на Москву в 41-м, сдача Ленинграда, всевозможные перемирия, отсутствие Ржевско-Сычёвских операций... но это уже после праздника прекрасной (и вдобавок почему-то дольше живущей) половины человечества.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 5 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:02

Типа фэнтези, нашлось на осенней дискете.

Гулял по Толкиену, за реализм умолчу.

...снайпер выдохнул и отвернулся от прицела, прижмурив глаза. Надоело. Ландшафт, погода, захоронка, тяжёлая винтовка, сошки, метки на выпуклом стекле - всё, всё надоело до невозможности. Впрочем, сейчас это позволительно. Сейчас не война. Уже не война. Пока не война.

Впереди, на тысяче двухстах, на холмах по чужому берегу незначительной речушки - возможный путь орочьего пограничного патруля. Кроме того, по форпосту сообщили, что и орки выписали сюда своего снайпера, так что не стоит особо расслабляться. Хотя на тысяче двухстах, если прикинуть примерный сектор обзора противника - безнаказанность первого выстрела гарантирована. Не будь идиотом и обустрой захоронку так, чтобы отползти с неё можно было незаметно, вот и весь секрет.

Вражеский стрелок не поползёт через нейтралку и не заляжет на нашей стороне - это возможно только в том случае, если оркам попадёт в лапы свежайшая карта минных полей и датчиков, емкостных и автономных. Без сомнения, они за этой картой охотятся, как и наши за ихней. Как только найдут и скопируют, да ещё так, чтобы у нас не всполошились... и тогда бояться чужого снайпера глупо. Такие дыры на границе обычно используются либо для заброски нелегалов, либо вообще для коммандос с задачей устроить крупный шухер.

На памяти снайпера таких случаев было два. В первый раз боевые псы оставили от двух вражеских шпионов-людей нечто неудобоопознаваемое, за что командирша-собачница - эльфка, ясное дело, они со зверьём на дружеской ноге - получила втык в виде предупреждения о неполном служебном соответствии и задержки очередного звания. Через два дня после беседы с инспектировавшим начальством эльфка вусмерть надралась в кантине, попыталась исполнить танец с раздеванием на одном из столиков, потом, метая бутылки от местного вина, разбила два окна и стеклянную дверь на кухню, а в итоге угодила на "губу", к вящему уважению подчинённых. Уважение распределилось между ней и командиром форпоста, который принципиально не выносил сор из избы. Тоже, кстати, был эльф. Из ветеранов.

Во второй раз всё случилось по-настоящему: разведывательно-диверсионная группа смешанного состава - люди и орки - просклизнула через границу, избежала запоздалых попыток перехвата, а затем и облав спешно поднятых запасников приграничной полосы. Даже мудрое руководство светил из столичной контрразведки не помогло. За это РДГ и была признана то ли ушедшей обратно, то ли уничтоженной во время артналёта по координатам очередной тревоги при прочёсывании.

Оргвыводы ещё не успели грянуть: контрразведка выясняла обстоятельства "утечки карты", вертушки мотались на бреющем вдоль самой нейтралки - одни разбрасывали противопехотные мины и те же датчики, другие разбрасывали муляжи. Противник сидел тихо, даже не пытаясь плюнуть в сеятелей из ПЗРК.

Воскреснув, же самая РДГ вдребезги разнесла два радарных пункта воздушного контроля, через границу пошли "летучие мыши", из их грузовых отсеков на площадки ПВО посыпался десант, который до своего уничтожения, возможно, успел порадоваться сообщению, что орочьи штурмовики безнаказанно засЫпали пограничные форпосты кассетными бомбами и залили напалмом. Сухопутные части "приграничной завесы" подверглись удару фронтовых бомбардировщиков, в горящих казармах погибло до моргота народу, а в воздухе над границей бодро закрутилась мясорубка, сколь ни убого это определение выглядит в применении к эпохе самонаводящихся ракет и скоростей за два Маха.

Шли бои, из глубины с нашей стороны текли бронеколонны, а орки методично стёрли с лица земли форпосты второй линии. В столице понимали, что инцидент уже превзошёл масштабы пограничного конфликта, и перепиской министров иностранных дел его не замять. Орочья броня горной лавиной прокатилась аж к N-M-ской магистрали (сорри, ИЕ эльфийского шрифта не поддерживает - Дж.), но перерезать её не смогла. Кроме того, стратегические бомберы противника на боевом курсе засечены не были. То есть ставки оказались сравнительно невысоки, тотальная война а-ля Дагор-Дагорат противником не намечалась, производственные мощности и города оставались нетронутыми. Понятно, за исключением приграничных поселений, которым не повезло, ибо наступающая армия склонна к брутальным развлечениям.

Это была седьмая заварушка за текущее столетие, но за срок службы снайпера - первая. С раздолбанного и почти наглухо блокированного форпоста его с остальными вытащил командир-эльф, который ломал уже девятый такой инцидент, потом было что-то около месяца нудной отсидки в лесу, перемежаемой скоротечными рейдами по неоформившимся тылам противника. Когда броня обеих сторон дорвалась до драки, началась маневренная война в нашем и ихнем приграничье, и продолжать в том же духе для кучки выживших стало невозможно. Комндир велел пересидеть, пока фронт - чисто статистическое понятие для такого "слоёного пирога" - различимо уйдёт вперёд, а потом вывел подчинённых на первую же часть, абрисы техники которой были знакомы.

Всем достались очень серьёзные железки, на плечи командиру спорхнуло ещё по золотому листу, и вполне заслуженно. Меньше всего повезло эльфке-собачнице, она хотя и уцелела, но ей при штурмовке взрывом НУРСа оторвало ноги по колени. За её жизнь военврач форпоста, спасшийся вместе с остальными, получил "галадриэль" первой степени, а ей самой светил дом ветеранов на всю оставшуюся жизнь. Как говорят в передаче "Взаимопонимание", эльфийская субкультура нашего общества из-за присущего эльфам перфекционизма исключает из рассмотрения своих членов, которые в силу непреодолимых обстоятельств... ну понятно, короче: давись казённой кашей, обрубок, и не лезь на глаза нормальным. Жаль, красивая была девка. Говорят, в домах ветеранов врачи часто забывают какой-нибудь стрихнин на видном месте.

...снайпер вновь приник к прицелу. Смотрим, смотрим, смотрим: деревья на склоне, листья, птички, листья, трава, трава, листья... ничего крупного, всё, что можно было принять за человека, тут исчезло столетия назад, самыми крупными зверями остались еноты в силу прирождённой осторожности. Смотрим дальше, будь я патрульными, мы бы здесь не пошли, мы меня боимся, мы бы здесь не засели. Интересно, сколько зарубок на прикладе у снайпера на той стороне, если он там есть? И как расчерчен его прицел: перекрестье, треугольник или, как в полузабытом мультике, спираль? Небось только что из учебки, горит желанием проявить себя. Шалишь, мы тоже не лыком шиты, двадцать две зарубки-зарубочки; мы снобы, мы не считаем грубой работы пистолетом-пулемётом и сапёрной лопаткой, это пОшло.

Через перекрестье текла семикратно в этом столетии стабилизированная линия границы. Чему же тебя учили, чужой снайпер? Могу спорить, вы материтесь не морготом, а валар. Всё-то у вас чужое и неправильное, иной язык, иные законы красоты - популяция, отравленная орочьим наследием, как утверждает обозрение "Наука на службе мира". Иной стандарт телевидения; видел я ваши передачи, видел, пусть и нарезку в еженедельных "Хрониках", без перевода, да там перевод и не нужен. Мразь вы, орки, вот и всё.

Не додавили вас после Войны Кольца. Конечно, это сейчас представляется простым, но надо же помнить, тогда - ни огнемётов, ни газов, да и порох был только у вас, хоть и не помог. Плачетесь, что выжигали воздух в ваших пещерных городах, что окружали людские посёлки и не выпускали никого из предавшихся тьме? Плачьте. Злитесь. Мы тоже помним. Начиная с Дагор-Нуин-Гилиат. Или даже раньше.

Для снайпера лично, конечно, все эти прошлые, многократно изученные в школе и по фильмам сражения в подмётки не годились той незначительной стычке, в которой погиб командир. И дело-то пустяковое даже по масштабам последнего инцидента: группа орков и людей единиц в двести, пробиваясь из окружения к своим, напоролась в утреннем тумане на лагерь, где шло переформирование. Сумма огневого контакта на ближней дистанции с последовавшей рукопашной однозначно характеризуется словом "кошмарная бойня". А если неоднозначно, то для снайпера, который привык работать издалека, это кошмар вдвойне и втройне.

Командира нашли среди мёртвых. Валар, как же они рвали друга друга, он и тот орк... Голыми руками и, возможно, зубами. Под всей этой кровью трудно было разобрать. У орка на погонах оказалось по два "багровых ока" плюс олифант. Лейтенант из танкистов. Никого старше по званию, кстати, в уничтоженной группе не обнаружилось.

За командира отслужили молебен в походной часовне святого Боромира, при участии двух монахов ордена Тулкаса из штаба фронта. Да, к тому времени оформились фронты, хотя на нейтралку уже выходили люди с белыми флагами, парламентёры угрюмо излагали условия перемирия в чужих штабах. В своих штабах военкоры получали уточнённые карты с помеченными площадями, которые мы навсегда отвоевали у врага, а так же теми, которые нами были временно потеряны. О первых сообщали во всеуслышание, о вторых можно было что-то различить за шумом глушилок, если на ночное дежурство в радиокомнате не удалось договориться с медсестрой или радисткой.

...всё это снайпер додумывал уже по инерции, не веря своему счастью. Явственно различимое движение на противоположном склоне речной долины оформилось в цепочку орочьих пограничников, четыре штуки, как одна медяшка, что их сюда понесло? Перекрестье коснулось каски одного, второго - понятия о маскировке никакого, помогут вам эти сеточки-веточки, как же - палец начал выбирать слабину спускового крючка. Не суетись, сперва замыкающего, пусть потратят пару секунд на то, чтобы понять, откуда прилетела пуля, тогда можно снять второго и убираться. Эти явно последнего рекрутского набора, не удивлюсь, если на патруль ушли согласно уставу, в полной выкладке. И раз, и два, и три, упреждение - симврел пенна мириел, о менел аглар эленат... у каждого снайпера своя мантра, свои приметы. Выстрел!

Замыкающий не упал сразу, сперва свалился на колени. Мощная винтовка позволяла стрелять по контуру, пуля раздробила врагу руку, вошла под бронежилет и разорвала внутренности. Валар, пусть фронтовые снайперы с нейтралки садят, с четырёхсот, промеж глаз...

Второй напросился сам. Его товарищи порскнули в разные стороны, выполняя вбитое в учебке падение с перекатом, а он стоял столбом, недоуменно оглядываясь. Пуля попала ему в лицо, снесла голову, осколки черепа брызнули из под каски, а сам шлем смешно осел, упал на землю и чуть-чуть прокатился по ней ещё до того, как рухнуло обезглавленное тело.

Возясь с перезарядкой, снайпер отверг мысль оставить позицию. Прихлопнуть ещё одного, потом уйти, а оставшийся пусть бежит к своим, рассказывает им, что здесь убивают, моргота вашу мать, что здесь страшно, что передохнете вы все... Вон того лучше, думает, если голову под камень сунул, так и всё. Вся спина наружу. И раз, и два, и три...

Порадоваться тому, как спина врага взорвалась ошмётками бронежилета, мундира и человеческой плоти, снайпер не успел. В поле зрения прицела не попала вспышка выстрела от самого берега речушки, много ближе тысячи двухсот. Просто стало темно. Пуля попала ему между ключиц - великолепный выстрел. Если бы снайпер противника точно знал результаты, он был бы горд собою. Впрочем, он и так гордился. Враг был уничтожен.

Снайпер противника почти неслышно, сожалеюще поцокал языком. Тяжёлая винтовка, которая сейчас, бесхозная, лежала на чужом берегу - это была бы завидная добыча. Но нет приказа, надо ждать, авось подойдёт санитарная команда противника, которую тоже можно оприходовать за мелькорову душу. Жаль ребят, жаль... три человека убиты, четвёртый согласно инструкции чешет сейчас к заставе. Первогодок хренов.

Снайпер выдохнул и отвернулся от прицела, прижмурив глаза. Аш назг, аш назг, пробормотал он с человеческим акцентом; сами орки произносили это много чище. Надоело. Впрочем, сейчас это позволительно. Сейчас не война. Уже не война. Пока не война.

И до послепраздников

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 6 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:03

Фантазия на тему альтернативной Второй Мировой.

В прошлый раз обещал текст по конкретным альтернативам Второй Мировой, но мне в эти выходные делать было нечего, и я решил не ограничивать себя в масштабах. Труднее всего было никому не подыгрывать. Нижеследующий объёмный текст - результат игры ума. До нестыковок докапывайтесь на здоровье, ничего против не имею. Развлекался. Нью-Васюки рулят!..

***

Станислав Лем в "Профессоре А.Донде" остроумно издевнулся над программистской дилеммой "память-время": "то, что маленький компьютер может сделать, имея большую программу, большой компьютер сделает, имея малую, отсюда следует вывод, что бесконечно большая программа может действовать без всякого компьютера".

Малая программа обычно означает тупорылый итерационный алгоритм без внутренней оптимизации, большая - тот же алгоритм, но со всевозможными свистками и погремушками, которые предупреждают лишние вычисления.

В проекции на государственное управление примерно то же самое отметил советский политический анекдот: "Ленин доказал, что страной может управлять партия. Сталин доказал, что страной может управлять один человек. Хрущёв доказал, что страной может управлять дурак. Брежнев доказал, что страной вообще может никто не управлять. А Андропов доказал, что, если управлять страной, как надо, то больше года не протянешь".

Это я к тому, что не надо с ходу отрекаться от того, что политические решения, приведшие ко Второй Мировой войне, могли иметь в своей основе банальную человеческую глупость. Развитие систем управления и организации общества как раз и понижают требования к адекватности управляющего. Глупых *владык* не бывает. Но все видели то, что расселось сейчас на американском троне. Малая программа как она есть.

Как я уже говорил раньше, русская революция поставила большевиков перед задачей создания образованного слоя и офицерской касты практически с нуля. Про адекватность системы управления лучше не говорить - один голод в коллективизацию чего стоит. Однако, когда товарищ Сталин в конце 30-х систему *настроил*, эта система выдержала страшнейшую войну в истории человечества и скурвилась только к концу восьмидесятых, попутно доказав, что принципиально может противостоять едва ли не в одиночку всему остальному миру.

У любимого фюрера система работала *приемлемо*, и он её всерьёз не чистил и не форматировал. То есть система позволяла фюреру быть *глупее*. Чем, я думаю, он и воспользовался на свою голову.

Ещё одно обстоятельство, которое надо осознавать, заключается в том, что идея MAD - mutual assured destruction - не появилась из ничего с изобретением Бомбы и Ракеты. Ещё А.Нобель говорил, что, как только два армейских корпуса за одну секунду смогут уничтожить друг друга, войны прекратятся. Однако, в проекции на развитие не только оружия, но и тех структур, которые отвечают за его применение и/или дают санкцию на это применение, возможность нанесения неприемлемого ущерба заведомо слабейшим заведомо сильнейшему появилась задолго до Бомбы. И точно так же, как возможность *случайного* нажатия на Кнопку в 70-е годы, возможность "идиотской войны" в 30-40-е должна была учитываться.

***

Итак, в тридцатые годы 20-го века на планете формально и неформально проявили себя три блока - блок *метрополий* (Англия, Франция и США - все эти страны кушали с чужих тарелок, но разными способами, что не позволяет огульно назвать их колониальными империями), блок "опоздавших к разделу", но всё же "цивилизованных" государств (Германия, Италия, Япония и малые европейские диктатуры), и коммунистический блок (СССР плюс повстанческие движения и общественное мнение в других странах).

Задачей колониального блока было сохранение статус-кво - в социальной, технологической или цивилизационной модернизации он заинтересован в принципе не был и шёл на неё только под давлением конкурентов (техническое развитие США объясняется, имхо, тем, что в сфере интересов Штатов оказалось испанское и португальское наследство, более развитое, чем колонии иных европейских стран). Задачей "опоздавших" была модернизация через привлечение внешних ресурсов, уже занятых. Задачей СССР была модернизация за счёт внутренних ресурсов.

В плане материальных и организационных ресурсов, важных для войны, помянутые блоки были *сравнимы*, хотя и не равноценны. Рискну высказать предположение, что исход войны между двумя любыми из этих блоков при полном отсутствии третьего предсказать невозможно даже сейчас.

Наиболее адекватно, в рамках материальных интересов, оценивало реальность именно руководство СССР - для сравнения можете взять современную западную публичную историю, с её горячечным бредом про "демократические страны" и "диктатуры". Иногда я жалею, что до такого не докатились Чемберлен и Даладье.

Движущей силой любого конфликта при описанном раскладе выступал исключительно блок "опоздавших", и их стратегия могла заключаться только в использовании инициативы как компенсации материальной недостаточности поставленным задачам. Конечная же цель тоже могла быть только одной: уничтожение или фатальное ослабление одного из блоков и использование его ресурсов для собственной модернизации, с переводом глобальной ситуации в полярную, то есть сосуществования с предсказуемыми рисками и невозможностью военного поражения.

*Я не понимаю*, почему Гитлер допустил войну на два фронта. Хрен с ней, со стратегией. Будь он хоть Господом Богом, на что он рассчитывал? Единственное предположение, которое как-то объясняет это дело - он действительно *верил*, что может уделать нас за три месяца, а потом не дать подняться. Это, пожалуй, самый сильный антифашистский и антинацистский аргумент - никаких философских дискурсов, просто констатация факта: режим, базирующийся на этой идеологии, честно следовал своей идеологии и загнал свой народ в выгребную яму по критериям своей же идеологии. Ничего похожего на советский строй: у нас в перестройку даже с КПСС боролись именно за социализм, иначе бы хрен чего вышло.

Моя версия альтернативной Второй Мировой базируется на предположении, что Гитлер оказался вменяем. Ну да, "Майн Кампф" он-таки написал, где рассказал, как всех не любит. Однако, если завтра чёрт унесёт всех российских политиков, кроме Жириновского, и тот засядет в Кремле, ему станут напоминать про последний вагон на север и сапоги в Индийском океане? Не станут, конечно. Ибо с кем в детстве не бывает.

Итак, вменяемый Гитлер отличается от реального тем, что идёт на войну в одну-единственную сторону - либо на "плутократии", либо на "жидо-большевистский" СССР. Накачивает своё общество, платит различным фирмам за проекты отличной военной техники... Кого он выберет? Очевидный ответ: того, кто слабее или того, за кого не вступятся. Ответ неправильный, ибо исход войны начинает зависеть от доброй воли третьей силы, у которой есть свои интересы. Правильный ответ: если уж приспичило воевать, надо посмотреть, с кем легче договориться, договориться с ним и напасть на другого.

И с кем легче было договориться Гитлеру? Со Сталиным или с Чемберленом? Опять-таки, подойду к вопросу с материальных позиций.

***

Положим, Гитлер обеспечил себе прочный тыл на Западе и разбил СССР купно с теми же Польшей, Турцией и Японией и всякими шакалами вроде тогдашних Румынии и Финляндии. Серьёзно разбил, до потери населением воли к сопротивлению. И получил он огромные пространства, для которых у него нет людей, непристойно растянутые коммуникации, чудовищно затрудняющие включение промышленности этих районов в европейский рынок, жёсткий, малопригодный для городского существования климат. Первая цель - Гитлер обеспечивает свой парадиз нефтью. Откуда? С Кавказа. И везёоооот он эту нефть через территорию нескольких стран и их протекторатов на бывшей советской земле. Вторая цель - продовольствие. Однако то, что любимый фюрер в реальном мире выгреб с той же Украины, своим существованием обязано а) колхозной системе, б) механизации сельского хозяйства. Положим, колхозы Гитлер сохранит, ими проще рулить. А трактора для них он в Европе делать будет? Или вновь запустит машиностроительное производство на советских мощностях, оплачивая развитие промышленности на "новых независимых территориях", отделённых от него двумя-тремя границами? Плюс стоимость рабочей силы по Парщеву - её ж обогревать зимой надо. В общем, контролируемое освоение захваченных ресурсов - *летит*...

Заметьте, у Гитлера при этом раскладе промышленности Франции, Бельгии, Дании, Голландии и Норвегии в кармане нет, а есть конкуренты, не отягощённые войной и усмирением населения на покорённых территориях. Кроме того, возможное противостояние в будущем для Германии будет крайне невыгодно. Общая граница с Францией, Британия, которую сразу не достать, зажатый выход в Атлантику, Кавказ, угрожаемый с Ближнего Востока, оспариваемое Средиземное море, возможная проплата Западом диверсий на коммуникациях на бывших советских территориях. Технологическое время тоже поджимает, и Дуэ уже обратил внимание на тяжёлые бомберы, которые те же бритиши могут наклепать на заводах в случае чего. Даже атомная бомба перестаёт быть фактором сдерживания в таких условиях; атакующий в конвенционной войне с теми расстояниями, что в Европе, имеет серьёзные шансы предупредить ядерный удар обороняющегося. Это если Франция и Англия атакуют Германию. А немцы вынести Францию и Англию обычным оружием до того, как дело скатится к Бомбе, просто не успевают.

Про сходство характеров я вообще молчу - у Гитлера был какой-то проект, суета, а метрополиям хотелось, чтобы всё было "чинно-благородно, по стаааарому" (с). Трения возникают неизбежно, все антиколониальные силы в мире начинают смотреть на ту же Германию если не как на союзника, то как на карту, которую можно разыграть против метрополий. При том паноптикуме мнений, который бытовал в немецкой верхушке, было только вопросом времени, пока кто-нибудь примет предложение "угнетённых плутократиями народов мира" и втянет Германию в проигрышное противостояние.

***

Мог ли Гитлер договориться со Сталиным? Захотел - смог бы.

Во-первых, торговля шла с нашей стороны сырьём, с их - машинами, то есть в пирамиде они сидели выше и были нам в мирное время нужнее, чем мы им.

Во-вторых, у Гитлера был механизм, позволяющий убедить Сталина в своём миролюбии - по отношению к СССР, конечно. Из лагерей выпускаются коммунисты, разбавляются теми нацистами, которые тяготели к левым (такие были) и прорусскими элементами (такие тоже были). Получившейся партии гарантируется "второе место" в Германии - недостаточное, чтобы принимать стратегические решения, но достаточное, чтобы о них знать. Эти люди играют роль посредника, способного резко снизить недоверие между Гитлером и Сталиным. Этот шаг мог бы быть дан под гарантии Сталина особого статуса для такой партии в Коминтерне. Ясно, что в КБ таких партийцев не допускали бы...

В-третьих, в протоколе к пакту Риббентропа-Молотова есть такой пункт - "2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Писса, Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия." То есть даже в нашем мире в уме держали шанс просто создать буферное государство на границе, само наличие которого делало внезапное нападение невозможным или, по крайней мере, затруднительным.

В-четвёртых, у Гитлера было что Сталину *пообещать*, причём не за свой счёт. Речь идёт об Индии и Китае. Аграрные страны, которые вполне в ту пору могли перейти на индустриальные рельсы социалистическими методами под русским руководством - не как колонии, конечно, у нас не хватило бы управленческого ресурса, а как союзники. Практически безграничные человеческие ресурсы, тёплый климат, в принципе неблокируемый выход к океану - это обеспечивало существование коммунистического проекта и СССР как его привода на столетия вперёд.

***

Предположим, что Гитлер всерьёз договорился со Сталиным к году так 1938-му. "Всерьёз" здесь значит, что обеспечил взаимное доверие, оценив истинный потенциал Советского Союза, и вложился в системы гарантии обоюдной безопасности.

Война начинается, как и началась, разве что Польше не предъявляется требование присоединиться к антикоминтерновскому пакту (переименованному к тому времени в нечто более приличное), а после войны из неё делается "Польское воеводство" как устройство сигнализации под совместным контролем. Франция тоже разбита согласно случившемуся сценарию. Далее для окончательного выигрыша войны надо вывести из неё Англию и добиться от США отказа от размещения своих военных баз в Исландии и Гренландии. Исландию, кстати, тоже можно аннексировать, там арийцы живут, друг друга по отчеству кличут.

*Зная*, что Сталин не нападёт, можно готовить бросок через Ла-Манш. Нарастить авиацию для решения задачи прикрытия десанта? С русскими поставками сырья и европейской промышленностью Британию можно обойти в авиационной гонке. Естественно, торпедировать транспорта и играться в кошки-мышки с английским линейным флотом. Кстати, тот же "Бисмарк" в этом случае пока остаётся цел - его используют для прикрытия десантной операции.

Десант на Британские острова попросту обречён на успех. Сорвать его можно было только через взаимодействие авиации и флота - Королевские ВВС прикрывают Ройал Флит, который рассаживает немецкие транспорта и плацдармы. В реальной жизни это означает, что Британия либо получает полномасштабное вторжение, либо лишается большинства своих артиллерийских кораблей, выбитых бомберами и торпедоносцами, обменяв их на несколько немецких пехотных частей на разбитых паромах и довольно много самолётов, что неадекватно. И это не считая того факта, что сама высадка может оказаться "репетицией", чтобы выманить англичан - погрузить-разгрузить одноразовые паромы проще, чем построить линкор. После этого на морские просторы выходят "Бисмарк", "Тирпиц" и всё кодло, так что конвоям становится совсем невесело, и блокада начинается по-настоящему. В любом случае хозяйственные японцы к этому моменту атакуют Сингапур и вообще начинают прибирать к рукам бесхозные английские колонии.

Далее полученное преимущество можно разыграть политически, а можно англичан и додавить. Предпочтительнее всё же политический розыгрыш, так как додавливание в конечном счёте приведёт к вступлению в войну США, что Оккам не одобрил бы.

Предположим, что англичане оказались умниками, и их правительство, например, с Черчиллем во главе и королём под мышкой, на манер польского сдёрнуло куда подальше в колонии, дабы на весь мир кричать, что только они законные, а все остальные - ставленники. Флот ушёл с ними, чтобы сохранить корабли для будущих битв, и США к тому же пообещали на первых порах ленд-лиз в обмен на ту самую сдачу имперских преференций. "Ставленникам" в Лондоне Гитлер диктует следующие условия: Австралию и Канаду оставляйте себе, Суэц и Гибралтар после войны тоже ваши, пока под совместное управление, дабы не пропускать грузы самозванца Черчилля. Этих условий *уже* достаточно, чтобы та часть английской элиты, которая осталась в Лондоне, ходила бы на головах от счастья. Гитлер отжёвывает только Ближний Восток (почти дармовая нефть на десятилетия вперёд и гарантированное процветание еврорейха), японцы тоже передают списочек, в Индии побеждает народное восстание: правда, большинство его руководителей необычно для индусов картавы, и в залах их заседаний на бамбуковых стенах висят портреты товарища Сталина. В Китае Мао давит Чан Кай-Ши, лишившегося английских спонсоров. В Центральной Азии, скорее всего, английские клиенты распадаются на множество маленьких племенных и очень дешёвых в содержании "станов", где появляются советские специалисты на предмет прокладки железных дорог с севера на юг и долговременных цивилизаторских усилий в стиле Российской Империи в Средней Азии. Иран, скорее всего, идёт в сферу влияния Советов, но всё же получает всамделишный суверенитет, ибо гнуть персов под себя - дорого и невыгодно.

Как "законное" британское правительство мобилизует колониальные войска с потерей метрополии, хотелось бы мне знать... В Австралии и Канаде начинается брожение - Черчилль поднимает их на войну, а "ставленники" говорят, что всё и так нормально. Возможно, играют ещё и династические вопросы... Но, предположим, что Британская империя крепка даже без метрополии.

У Черчилля остаётся выбор из двух стратегий - средиземноморской и австралийской.

Средиземноморская стратегия заключается в том, чтобы любой ценой удержать часть Северной Африки и Ближний Восток, с потенциальной угрозой удара по Европе с юга. Риск крайне велик, так как Германия способна бросить ресурсы, которые она в нашем мире швырнула на войну с СССР, на этот театр. Кроме того, обезопасив Гибралтар дипломатическим или военным путём, Германия делает из Средиземного моря большую и комфортабельную мышеловку для Ройал флит. Британцы, возможно, могут рассчитывать на помощь американских "добровольцев" и ленд-лиз, однако чисто технически, в той же бронетехнике, они уступают совершенно безнадёжно. "Грант", в девичестве "Ли", не соперник T-III. Хотя к тому времени, в связи с перевооружением РККА, в Северной Африке вполне могут появиться интересные гибриды - корпус и орудия БТ, движок и навесная броня германские. Только "Матильд" там уже не будет.

У Германии остаётся ещё один ход - объявить Израиль; скорее всего, под мандатом СССР, как юридически нейтрального государства или, вариант, под мандатом "ставленников" Гитлера в Лондоне. Сионисты и контролируемая ими часть еврейского лобби в США в экстазе, плюс появляется ещё один рычаг давления на Турцию, дабы вынудить её пропустить войска для удара с севера на юг к Суэцу. После чего кампанию Британией можно считать проигранной.

Австралийская стратегия заключается в том, чтобы, опираясь на одноименный континент, в союзе с США создать подавляющее превосходство во флоте над Японией и вывести её из войны, сохранив за собой Индокитай, после чего использовать его как плацдарм для угрозы Китаю и Индии, игнорируя советские усилия по коммунизации эти стран. Предположим, что США непонятно с чего пошли навстречу Черчиллю и объявили Японии блокаду, переходящую в войну. Океанская авианосная война - штука менее рассчитываемая, чем война сухопутная (случился ли Пирл-Харбор, случился ли Мидуэй...). Тем не менее, Япония вполне может сделать следующее: заключить договор с СССР, вернуть половину Сахалина (вопрос о Курилах тут даже не всплывает) и отозвать войска из Китая, что ей только выгодно. В обмен на это СССР предоставляет свои коммуникации для германских поставок в Японию, и сам ставит ей нефть, металл, артиллерию и танки.

Основные поставки Германия-Япония - подводные лодки (по частям, типа "собери сам") и оборудование для их производства. Можно предсказать и экипажи из немецких "добровольцев". Речь идёт о том, чтобы обеспечить Японии "радиус безопасности", сделав её недосягаемой для бомбёжек. То бишь, блокирование островов, откуда летают американские бомберы, и десанты на них с какими угодно потерями, ибо оправдано. Плюс рулит принцип "флит-ин-беин", то есть подавляющее превосходство над японцами на деле обеспечить трудно, их эскадры, включающие в себя артиллерийские и авианосные корабли, оперативно устойчивы, это не немцев вокруг Европы гонять.

Война переходит в эндшпиль, однако Германия и Япония, опираясь на советское содействие в транспорте и сырье, могут тянуть её до бесконечности. У "законных" англичан, повторяю, проблемы с колониями, которые всё лучше понимают, что десант на Британские острова нереален и надо как-то жить дальше; американцам вообще больше нравится доктрина Монро, потому что за неё не убивают. Тем временем Германия с её сателлитами и военной добычей, Япония и СССР вполне могут провозгласить свой вариант Лиги Наций - ООН или как уж её там, что даёт красивую возможность США выйти из войны, не потеряв лица.

***

Единственный серьёзный вопрос послевоенного урегулирования - Балканы, речь идёт о транспортной линии Берлин-Багдад. Ну, тут ничего нового сравнительно с дорогой до Западного Берлина не придумывается, разве что переговоры будут вестись в более доброжелательном ключе, с гарантиями Советов для Большой Сербии, а также Греции, которая, вероятно, останется независимой и нейтральной.

Итак, Гитлер получает *всю* западную и большую часть центральной Европы, то есть самые развитые регионы планеты с нефтяным обеспечением. Советы коммунизируют Азию, *не* теряют 27 миллионов человек и *не* получают впоследствии разрыв поколений в руководстве. Last not least, Сталин не теряет семь лет на войну, у него есть полная возможность сместить центр управления с партии на Советы, как он попытался сделать в 52-53-м. Япония организует свою "сферу сопроцветания", пусть в несколько усечённом масштабе, тем не менее ресурсы, необходимые для развития, она тоже получает. США пытаются выстроить своё доминирование в Южной Америке, однако, думаю, шаловливые ручонки Гитлера им в этом не способствуют. Не стоит забывать, что доллар как мировая валюта в этом раскладе уже не играет, а играет, как ни странно, инвалютный рубль, так как СССР имеет торговый выход на зоны всех больших проектов - и германского, и японского, и американского, плюс поддерживает народное хозяйство на большей части Евразии.

Ядерное противостояние сразу выстраивается как ракетно-ядерное, "США против Германии", однако практически тут же к нему подключаются СССР и - много позже - Япония и Китай. Ядерной гонки вооружений как таковой нет, потому что нет противостояния в Центральной Европе; то есть страны доводят свои арсеналы до уровня неприемлемого ущерба по всем азимутам и успокаиваются. Подводная жизнь протекает более интересно, чем в нашей реальности, так как ударными подлодками сравнимого класса располагают США, Германия и СССР.

***

Результатом этой войны стало бы гораздо бОльшее разнообразие человеческой цивилизации, без каких-то монопольных прав на успешные цивилизационные проекты. Плюс энергетически- и пространственно-ориентированные цивилизации Германии и СССР, возможно, сумели бы решить задачи космической экспансии уже в 20-м веке. Персональных компьютеров мы бы ещё долго ждали, однако большие казённые машины, обсчитывающие экономические циклы, использовались бы вовсю, так что биржевым дельцам довольно скоро стало бы нечего ловить. На тех же больших машинах можно было бы организовать аналог Интернета с доступом с домашних терминалов. Автомобилизация не приняла бы такие уродливые формы, как сейчас. С искусством было бы *намного* получше.



Рай на земле, конечно, не настал бы, общая степень силового нерыночного угнетения была бы заметно выше, чем сейчас. С другой стороны, хрен редьки не слаще...

Ну, это я уже уклонился в раздачу слонов и вообще офтопик.

to be continued.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 7 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:05

"Жареные" факты про войну и отношение к ним.

Постоянно надо помнить одну простую истину: количество информации, которое может обработать человек в единицу времени, ограничено. Следовательно, если случилось нечто очень, очень большое и многоплановое, то человек всё равно получит об этом большом ограниченное количество информации. А сохранит для себя ещё меньшее количество. Вот тут в полный рост встаёт проблема выбора.

Почему аморальны стенания об изнасилованных немках? Да не потому даже, что их родственники пришли к нам незваны, а потому, что Вторая Мировая в ипостаси Великой Отечественной уже заняла собой максимальный объём памяти, который среднестатистический обыватель может под неё выделить. Трахнутые немки, записанные в папку "Великая Отечественная", неизбежно *вытеснят* из сознания обывателя нечто другое. Из этой же папки.

Я не знаю, как в самой Германии относятся к публикации информации о зверствах русских варваров в 1945-м. За себя скажу - я бы на месте немцев не обольщался перспективой стать нацией Таджикских Девочек. Даже если за это платят и жалеют. Если надо преодолевать комплексы после поражения в той войне - вспомните про ефрейтора и двух фольксштурмистов, которые держали какой-нибудь берлинский мост несколько часов с одним пулемётом. А буде некий англоговорящий дядя придёт вас жалеть, а потом уточнять с целью публикации список поз, в какие ставили ваших бабок уроженцы Калужской области, дайте дяде в морду, желательно ногой. Уж чего, чего, а примеров, на которых можно воспитывать новые поколения свободными от пришибленности, немцы в ту войну предоставили достаточно.

Очевидно, что та война в значительной мере определяет нашу современную национально-культурную идентичность как систему стереотипов, реакций и оценок. Следовательно, любые подобные *инъекции* сперва надо безоговорочно запрещать, потом оценивать, а потом уже разрешать, да и то только в том случае, если эта новая инфа окажется улучшенной версией вытесненной старой.

Изволите видеть, можно убить кучу времени и денег, доказывая, что Александр Матросов был штрафником, а на пулемёт его, вопящего и брыкающегося, бросил лично Берия, но список таких случаев чересчур велик, чтобы быть списком флуктуаций. "Геращенко, Красилов, Леонтий Черемнов..." (с) Это под Москвой, задолго до Матросова. Значит, надо просто брать некие "кричащие факты" и швырять их охапками, в расчёте на то, что они вытеснят из памяти и Матросова, и Черемнова.

Все эти *инъекции* похожи друг на друга. Выискивается Факт, чаще всего действительно имевший место. Факт этот обычно связан со смертью или страданием, которых *в данном конкретном случае* якобы можно было избежать. Затем описание и подача Факта модифицируются таким образом, что реципиенту предлагается ассоциировать себя с Жертвой прямо ("а каково было бы Вам или Вашим детям на их месте?") или опосредованно ("немцы так страдали в 45-м, как наши страдали в 41-м"). Следовательно, значимость информации для реципиента повышается: инфа *как бы* связана с угрозой его жизни, здоровью или благосостоянию. Другой способ увеличения значимости Факта: придать ему некий типичный (или архетипический) статус. И эта инфа с искуственно раздутой важностью прописывается, имплицитно затирая прежнюю "пропаганду" - ну, все эти маловажные истории про Зой Космодемьянских, волю к победе и прочих Гастелл. Героические истории вообще уязвимы для подобной перезаписи; герои там изначально предстают как нечто надтипичное и к тому же отдельное от реципиента, так что немцы, Зою повесившие, обывателем как личная угроза не воспринимаются.

Возвращаясь к Фактам. Вот, например, "мясорубки", "живые волны", "десять за одного" и прочее. Выглядят они примерно так. "Советский режим" не сумел обеспечить своим боевым командирам достаточный уровень (стратегического, оперативного, тактического - подчеркнуть) искусства, поэтому советские войска "заваливали противника своими трупами". Приводятся доказательства в виде немецких и русских фронтовых дневников, каждый из которых описывает конкретный случай "заваливания". Случаи могут варьироваться: винтовки против пулемётов; одна винтовка на троих; по минному полю; в гражданской одежде; радостно оскалившийся комиссар, жмущий на гашетку "максима" в тылу.

Необходимые условия подачи таких Фактов.

1. Подразумевается, что "заваливание противника трупами" было а) обычной, если не единственной практикой взлома немецкой обороны, б) оно было именно "заваливанием трупами" или иным художественным образом, взывающим к физиологической, нерациональной реакции- "мясом" или "озёрами крови". Здесь же подразумевается, что информация о советских потерях в войну сфальсифицирована в сторону уменьшения, чтобы скрыть соотношение потерь 1:5, 1:10, 1:1...0 (нужное число нулей вписать).

2. Подразумевается, что подобная практика была характерна только для "советского режима". При этом подразумевается, что такое могло случиться исключительно по субъективным, отменимым и глубоко аморальным причинам. Например, в 1930-е годы военных расстреливали именно по принципу "ах, ты в Великой Отечественной не будешь немцев трупами заваливать? Враг народа!"

3. Подразумевается, что в каждом конкретном случае было иное (стратегическое, оперативное, тактическое - подчеркнуть) решение, которое достигало тех же результатов по всем остальным критериям успеха при меньших потерях.

4. Подразумевается, что приоритетным критерием военного планирования для решения взаимосвязанных боевых задач разного уровня ответственности является минимум потерь при решении каждой задачи. Подразумевается, что такое вообще возможно, и что якобы этот критерий приоритетен перед критерием полноты достижения цели и перед временем достижения таковой.

Отсюда совет: любого, кто начинает лить озёра крови и заваливать собеседника мясом советских солдат, просто попросите *доказать* любой из перечисленных пунктов и подпунктов. А потом следующий. В принципе, эта метода адекватна всему спектру обвинений в компенсировании неких врождённых недостатков советской военной машины за счёт "лишних" потерь.

Конечно, можно оглоушить собеседника вопросом типа: а с какой это радости именно советская сторона превзошла во Второй Мировой все остальные по количеству и масштабам ночных операций, независимо от фазы войны? Дать подсказку: уж не для того ли, чтобы сохранить возможно больше жизней? А потом смотреть, как собеседник выкручивается. Другое дело, что методический подход всё же более системен.

Повторю ещё раз - цель подачи этих "животрепещущих" Фактов не есть реализация принципа "человек имеет право знать правду о войне".

"Правда о войне" вообще *невозможна*, из всего массива информации о войне *обязательна* только информация, отобранная по следующему критерию: она позволит успешно подготовить будущих солдат и мирное население к тяготам следующей войны (желательно с учётом возможности и специфики таковой).

Целью подачи Фактов является общее снижение ценности массива информации о войне для их реципиента за счёт вытеснения возвышающего обмана низкими истинами - или чем-то похожим на истины, но всё едино низкими. И к человеку, эти Факты подающему, надо относиться так же, как Вы относитесь к такой цели.

Кстати, недавно по ящику стенали о пятнадцатилетних детях, которых наши освобождали с оккупированных территорий, а потом давали в руки винтовки и вперёд, на Берлин. Вот что я имею сказать по этому поводу. Мой дед по матери в 18 лет закончил школу снайперов. Но на фронт не попал, их эшелон вернули с полдороги. Ибо вышел приказ - довоёвывать теми, кто есть. То есть и теми мальчишками. Потому что они уже *потеряли* значительную часть своих детских лет, и в среднем потенциально были человеческим материалом худшего качества, чем такие, как мой дед, который всё же чему-то учился в общеобразовательном смысле. И очевидно, кого надо было сохранить для послевоенной жизни, если уж встал вопрос выбора.

Так вот. Мнение тех, кто хотя бы умом не способен понять такие вещи, в принципе не имеет ценности.

to be continued. Далее про Сталинград.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 8 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:06

Разбор одного полёта.

Прочёл в "Новой" статью Г.Х.Попова о ленд-лизе. Первое впечатление - фраза из анекдота: "Гражданка, это к вам не относится... Мальчик, ну (бип) твою мать!"

Для затравки господин-товарищ-барин Попов вспоминают, что Сталин в "холодную войну" сказал, что союзная помощь составила 4% от промышленного производства СССР в годы войны. Вспоминают, дабы потом праведно изобличить и заклеймить. Вообще-то такое полагается говорить цитатами, чтобы потом было что оспаривать. Впрочем, даже если так и было сказано когда-нить в корейскую войну, то достаточно почитать высказывания тогдашних заокеанских деятелей о нас.

"И здесь важно восстанавливать правду. Если, конечно, мы хотим, чтобы у нас и в будущем появлялись союзники". Союзники появляются из-за общности интересов, и количество засосов на задницах кандидатов в союзники здесь ни при чём. Но прожекторам перестройки некоторые вещи объяснять бесполезно. Тем более тем, которые недавно печатно радовались, что демократия победила в мире бесповоротно, ибо, кто не демократ, того добрые американцы, искренне страдая, убьют бомбой.

Затем профессор, очевидно уверенный в собственной безнаказанности, решил порезвиться. "Продовольственная помощь в целом была поставлена СССР на сумму 1,3 млрд. долларов (тогдашних). Если численность нашей армии принять за десять миллионов человек, то это по сто тридцать долларов на бойца. А в пересчёте на калории этой помощи хватило бы на пропитание 10-миллионной армии более чем на пять лет". Итого человек воюющий в сутки мог нагрызть себе достаточно калорий всего за 9 центов. Тогдашних. Герои некоторых рассказов О'Генри стоят перед глазами, как живые.

"...и по проходимости, и по грузоподъёмности, и по надёжности "Студебеккеры" были равноценны 2-3 нашим авто". Профэссор изволили полуторку назвать "авто". Хорошо, хоть не "таксо". Ах, как цветёт наша интеллигенция! Как благоухает! Даже излагая в общем-то верные сведения, она не задумывается приравнять 1 автомобиль к 3 другим *по проходимости*...

Такие же сравнения идут и дальше "свыше 2 миллионов километров телефонного кабеля - почти 50 земных экваторов!" К восклицательному знаку присоединяюсь - о чём ещё на фронтах думать, кроме как об обматывании земного шара по талии расходным материалом для тысячекилометрового фронта, скачущего через полконтинента!

Потом профэссор, коснувшись "славной гибели героических экипажей англо-американских конвоев" (вот уж кого у нас не думали забывать даже при Советах), подключают крупный калибр. Большая цитата из Жукова. "Но ведь нельзя отрицать, что американцы дали нам столько материалов, без которых мы не смогли бы сформировать свои резервы и не могли продолжать войну..." Я смысл высказывания плохо понял - там количественная или качественная оценка? Считает Жуков: "столько материалов... что *без этих поставок* мы не смогли бы продолжать войну"? Или указывает на значимый вклад американцев в пополнения наших запасов, которые нам были необходимы для войны?

Дальше - больше. Тот же Жуков. "У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны... А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью?" Так вот. Жуков ни снаряжением патронов, ни производством танков не занимался. Я бы почитал по этому поводу Малышева, "князя Танкоградского", хотя где его взять... Жуков, которому Сталин неоднократно указывал, что он не ведает о происходящем у него под носом на фронте, - а фронт, собственно, был основным полем деятельности Жукова - делает выводы по всему народному хозяйству. Хар-рош авторитет! Да и сама манера Жукова воевать объясняет упование на резервы (когда я читаю о соотношении потерь в Ржевско-Сычёвских операциях, мне хочется взять взрывчатку - не ленд-лизовскую, самодельную - да и долбануть известный памятник этому... победоносцу).

Затем Попов подкрепляет свою идею цитатой из Микояна. "...осенью 1941 года мы всё потеряли и, если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие и тёплые вещи для армии, - ещё вопрос, как обернулось бы дело".

После этого Попов в скобках кстати поясняет, что такое ленд-лиз - оказывается, "это программа помощи СССР со стороны США". За кого он читателей держит?

Ка-ароче, Микоян, ведавший более-менее гражданскими вопросами, уверен, что армия без ленд-лиза бы нае...лась. Жуков, ведавший вопросами фронта, утверждает, что тыловое производство без ленд-лиза нае...лось бы. Красивая цепь доказательств, не находите?

И ещё одна поражающая воображение цифра - уже в пересчёте на современные доллары на одного бойца "каждый день войны" (сутки! 1418 ДНЕЙ И НОЧЕЙ!) приходилось аж по 8 баксов нынешних или, уточняю, 64 цента тогдашних (если брать десятимилионную армию на всю войну). Включая еду, танки, горючее, взрывчатку, порох в патронах, плюс всё то же самое, что уже утонуло и сгорело в Арктике - оно ведь значится в списке американских расходов по ленд-лизу. Кстати, всего за войну, как скрупулёзно подсчитал Попов, утонуло 400 кг груза в расчёте на одного красноармейца - уточняю, 280 граммов в сутки. Уж не знаю, как в пересчёте на калорийность, трудно приравнять авиационный бензин к яичному порошку.

В качестве ориентиров для сравнения. Из Исаева - одна мосинская винтовка в 1941 году стоила 163 рубля, а ППШ 500. Танк БТ-7 Юрий Мухин характеризует как "очень дорогой" (к сожалению, не знаю, откуда он это взял, и был бы признателен за цифру в рублях), при том, что самый дешёвый танк 38(t) обходился вермахту в 50000 марок. Западные истребители класса, сравнимого с нашими, стоили тридцать-сорок тысяч долларов за адын штучка (и среднее число вылетов у истребителей было аж 64, а моторесурс двигателя аж 100 часов).

Ну, и про такую мелочь, как то, сколько таньга *накручивали* на тот или иной боевой артефакт по разные стороны Атлантики, я даже говорить не хочу.

"И здесь важно восстанавливать правду. Если, конечно, мы хотим, чтобы у нас и в будущем появлялись союзники". Я не знаю, о каких союзниках мечтают Г.Х.Попов с теми, кому он всё это *впаривает* на полном серьёзе. Во всяком случае, я анонсированное продолжение этой статьи читать не буду. Хватит с меня профессорской мудрости.

Ах да, статья сопровождается картинкой с подписью "Бомбардировщики Б-24 ("Либерейтор"). Этими самолётами доставляли помощь в СССР". Возможно, хотя я об этом и не слыхал, ибо военной экзотикой не интересуюсь. Однако транспорта "Либерти" сделали для решения этой задачи несколько больше. В силу грузоподъёмности и проходимости.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 9 Непрочитанное сообщение BadBlock » 19 мар 2005 12:08

О Сталинграде. О зле.

Набившим оскомину утверждением стало "война - это зло".

Война есть вид деятельности больших и сложных человеческих сообществ. Две деревни *войну* вести между собой не могут - максимумом здесь будет "стенка на стенку". Однако сами понятия добра и зла существуют только в сознании отдельной личности. Если волк сожрал ягнёнка без свидетелей, которые могут расписаться в протоколе, в том не было ни добра, ни зла.

Сообщество сколь угодно большого числа личностей само по себе личностью не является. Следовательно, сообщество, ведущее войну, как добро или зло её в общем случае не осознаёт. Собственно, именно поэтому, как только мы начинаем говорить о войне, так тенденция именовать целые государственные системы по именам первых лиц (отдельных личностей) проявляется во всей красе. Так нам проще.

"Второй сложный вопрос" - вопрос о зле. Я придерживаюсь православной традиции в трактовке этого вопроса: "зло есть бессмыслица - то, что не имеет смысла" (Врагу рода человеческого в конечном счёте не нужен "иной порядок", ему нужны энтропия и хаос, полное отрицание Творения и Замысла). Зло действительно существует, отношение к нему может быть рационально выражено одним человеком и адекватно воспринято другим (согласится он или нет, дело второе, главное, что поймёт).

Когда я говорю, что война есть зло, я говорю, что она есть зло именно для большого сообщества, а не отдельной личности. Отдельная личность может приветствовать или отвергать её, в зависимости от того, насколько война - прямо или опосредованно - угрожает именно этой личности, и от того, в какой степени личность ассоциирует свои интересы с интересами данного сообщества, имеющими смысл. Пример: отношение патриотически настроенного гражданина США к войне в Ираке.

Интересы сообщества интуитивно ясны и, как это ни разочаровывающе, происходят из вполне себе животных интересов, даже если они возвышенно именуются Индексом Человеческого Развития. Возможно более продолжительная и возможно более насыщенная жизнь для возможно большей части популяции. Просьба не путать - это *интерес*, а не *средство* и не *цель*, с этим *интересом* согласятся и марксист, и мусульманин, а глотки они друг другу будут рвать именно из-за целей и средств.

Война всегда порождает зло, потому что там убивают людей, так что условие продолжительности жизни категорически нарушается, а условие насыщенности его, скажем так, не компенсирует (война для отдельного человека вообще много более однообразна, чем принято думать под влиянием литературы и кино). То, что одно зло борется с другим, качественно дела в данном случае не меняет (добро со злом вообще не борется, добро просто есть). Количественно - да, разница обычно бросается в глаза. Суммарный Индекс Человеческого Развития в сталинских и пост-сталинских СССР и Восточной Европе настолько превосходил все возможные гитлеровские и пост-гитлеровские варианты, что болботанье о двух *равнозлобных* системах повинно проходить по разряду горячечного бреда.

Однако это ясно апостериори. А было ли в Великой Отечественной, да и во Второй Мировой такое время-и-место, где зло как бессмыслица проявилось в чистом виде - не только на системном, но и на низших уровнях? Было. И это даже не лагеря уничтожения - от претензий к ним можно отболтаться через какую-нибудь расовую теорию, придающую смысл крематориям.

Это был Сталинград.

***

Третий рейх проиграл Вторую Мировую осенью 1941 года. Проигрыш не сопровождался какими-то знаковыми событиями, салютами, подписями на исторических документах. Просто в какой-то момент *стало ясно*, что блицкриг неисполним, и что больше нет шансов форсировать выход Советов из войны и, как минимум, их последующий нейтралитет на сколько-нибудь значимое время. Поражение под Москвой, при всей его неоднозначности, просто подтвердило это.

Война перешла в позиционную фазу; пусть и на новом техническом уровне, но главная идея осталась той же, что и в Первую Мировую: риск наступления более не окупался. Новые технические средства позволяли осуществлять прорывы на большую глубину, но для русских расстояний, экономических возможностей и качества человеческого материала этой разницы оказалось недостаточно. Войну же на истощение Германия СССР проигрывала однозначно.

Что бы сделал я на месте германской элиты, зная все ответы и непонятно с чего проникнувшись идеей помочь рейху?

Во-первых, бросил бы клич "всё для фронта, всё для ничьей", выжал бы со своих территорий *все* средства и бросил бы их на создание танковых и - в первую очередь - механизированных дивизий, после чего перешёл бы к упорядоченному отступлению - всё равно прибыли с захваченной советской территории было с гулькин нос. Основная идея - раскрутить Советы на большие наступательные операции преследования (чисто психологический расчёт, который наверняка оправдался бы) и нанести им неприемлемые потери, используя преимущество в управляемости и мобильности резервов.

Во-вторых, *вывесил* бы в шведском, болгарском и японском посольствах бессрочное предложение о перемирии.

В-третьих, приложил бы все усилия, чтобы физически уничтожить Сталина, даже через использование Риббентропа в качестве шахида с радиоуправляемой бомбой. Шелленберг, имхо, привирает, когда рассказывает о подобном, но сама идея правильна. Риббентропов много, а Сталин был такой один.

Шансов на успех у этих мероприятий было бы мало, но всё лучше того, что немцы учинили на самом деле. Они решили выиграть войну.

"Не за то отец сына ругал, что тот в карты играл, а за то, что отыгрывался". Оцените сами. Немцы в 41-м году влезли в СССР. Ударили по расходящимся направлениям. Истинный потенциал противника неизвестен. Результат: *не успели*. И придумали на 42-й год операцию "Блау". Удары по расходящимся направлениям - главный на Кавказ, вспомогательный на Сталинград, чтобы обеспечить безопасность северного фланга главного удара. Задача - взять нефть, успев до зимы, потому что зимой по горам не больно-то побегаешь. Как они собирались обеспечить безопасность своей нефтедобычи, мне неизвестно. Как они оценивали влияние потери этих нефтепромыслов на советскую экономику, мне тоже неизвестно.

Печально, что не нашлось никого, кто бы рассказал Гитлеру анекдот с ключевой фразой "мужик, ты охотник или кто?"

Конечный результат усугубило то, что вначале немцам везло. Советский Генштаб дал неверный прогноз вражеской активности на 42-й год, в результате чего на югах оказалось меньше резервов,чем могло бы быть. Ошибку, ясен пень, вписали в гору Сталину, ибо тот умер раньше, чем Жуков. Имхо, генштабовский прогноз был обречён на ошибку, так как исходил из того, что активность немцев будет иметь смысл - а смысл имела только атака на Москву как железнодорожный узел и Центр как таковой.

Затем немцам удалось обеспечить южный фланг и зачистить Крым, хорошего из этого получилась только фраза Сталина насчёт гинденбургов в телеграмме Мехлису. Потом начал реализовываться неверный прогноз Генштаба, и удар Тимошенко на Харьков оказался результативным, но недостаточным, так как резервы ушли на 1-ю Ржевско-Сычёвскую операцию, именуемую "Марс", о которой я ничего цензурного сказать не могу, кроме одной вещи: изображать активность в центре надо было, но зачем класть столько народу?

Войска Тимошенко после наступления не успели восстановить оперативную устойчивость, и вермахту удалось их опрокинуть. После чего поражение Германии стало неизбежным.

Посмотрите на карту. Основная цель операции - Кавказ. Северный фланг наступающих войск под командованием Клейста закрывает Паулюс, двигающийся к Сталинграду. Северный фланг Паулюса тоже закрывает Паулюс. Чем глубже Паулюс забирается, тем больше этот фланг растягивается. Паулюс подходит к Сталинграду и получает северный фланг длиной в 500 километров. Плотность обороны там настолько низка, что у войск нет никакой возможности для оборонительного маневра, они могут только тупо сидеть в траншеях и ждать удара. На южном фланге не лучше, там дивизия держала по 60 км.

Развернувшийся на Кавказ Клейст вскоре понял, что свой восточный фланг со стороны Каспия он не закрывает, и русская кавалерия гуляет по его тылам и линиям снабжения как хочет, так что с горючкой становится совсем плохо. А ему ещё в горы лезть, желательно до зимы.

Я хочу сказать, что наступление на Кавказ и Сталинград было стратегической бессмыслицей, *объективным злом* именно для войны как деятельности большой общности людей (в данном случае германской). Я хочу сказать, что наступление на Сталинград было *оперативной бессмыслицей* - немцы сами лезли в воронку, проламывая всё новые линии обороны, истощая свои силы без какой-либо пользы для себя. Советское командование всего лишь принимало очевидные решения: гражданских выгнали на строительство укреплений, ибо цель немцев уже была ясна - Сталинград; приказ №227 восстановил управляемость войск; были проложены железные дороги для переброски грузов и подкреплений к месту решающей битвы.

Дело увенчала *тактическая бессмыслица* - подвижные соединения Паулюса влезли в город. Я вот тут хотел было сравнить это решение с нашими танками на улицах Берлина, но это неправомерно - там так сглупили от избытка силы, да и во взятии Берлина смысл был - дальше некуда.

Притом речь не идёт о каком-то муравьином, насекомом упорстве немцев; упорстве, которое у нас обычно извиняется фразой "не ведают, что творят" - нет, их солдаты дрались умело, инициативно и изобретательно. Имхо, в Сталинграде гитлеровское безумие - а за вышеперечисленное несёт ответственность только и именно он - сконцентрировалось до овеществления. Я не берусь делать предположения, насколько внятно всё это осознавали отдельные бойцы на той и другой стороне, и как это влияло на их поведение, но ту беспрецедентную жуть, которая творилась в руинах города, чисто материальными причинами объяснить трудно. Искусство тут не помогает - у нас рулил как раз материализм, и зло не рассматривалось даже как самостоятельная методологическая позиция.

Но почему тогда наши военачальники ошиблись в оценке окружённых впоследствии немецких войск в *меньшую* сторону? Почему накал пропаганды при защите Сталинграда был, имхо, выше, чем при защите Москвы и запомнился *намного* лучше? Почему город так полностью и не отдали - хотя уже было ясно, что со взятием Сталинграда войск у немцев для охраны флангов не прибавится, и катастрофа для них всё едино неизбежна?

Я думаю, что Сталинград послужил причиной... не знаю, как точно сформулировать... самоосознания, проявления какой-то надчеловеческой общности, причём не только в метафорическом смысле - например, тут интересны воспоминания немцев о том, что русские, раненые на сталинградских улицах, не кричали. И проявление это как раз было вызвано той концентрацией объективного *зла как бессмыслицы*, которой Адольф ухитрился добиться здесь-и-сейчас. Не *страдания* и не *насилия*, а именно безумия и зла.

Ради Бога, не стоит сразу съезжать на накатанные фантастами дорожки - я не имею в виду какие-то растворения индивидуальностей в общей личности и прочее такое же. Вряд ли индивид вообще способен это отметить, как нарисованный на листе человечек не способен воспринять третье измерение. Это можно только предполагать, и только апостериори. Вот я и предполагаю.

Так или иначе, катастрофа состоялась. Одним из упрёков советскому командованию состоит в том, что "всего немца можно было на Кавказе захлопнуть", если не возиться с окружённой группировкой, а оставить её вымерзать. Однако подобная стратегия, предпринятая при том, что количество вражеских солдат в "котле" было резко занижено, могла привести к крупным неприятностям. И вообще, с точки зрения долгосрочных последствий, форсированное уничтожение группировки Паулюса являлось стратегией меньшего риска, так как преимущество уже было на советской стороне. В конце концов, Клейста и так чуть не отрезали, да и Манштейн ноги унёс с немалым трудом.

Да, и в заключение цитата из Лиддел-Гарта.

"Анализируя успехи русских, неизбежно приходишь к выводу, что овладение каждым ключевым пунктом (даже если это случалось вслед за наступательными действиями в непосредственной близости от него) всегда было следствием удара русских в другом районе, что делало невозможным для противника удерживать этот пункт или обесценивало его стратегическое значение. Все это легко проследить на общем развитии событий на фронте. Действия командования Красной Армии можно сравнить с игрой пианиста, ударяющего по клавишам то в одной стороне клавиатуры, то в другой.

Хотя метод наступательных действий русских походил на методы, которые применял маршал Фош в 1918 году, в данном случае все делалось куда более скрытно и решительно. Цель удара в том или ином месте была минимально очевидной для противника, а паузы между ударами значительно короче. Подготовительные действия никогда не раскрывали той цели, по которой наносился удар. На заключительном же этапе эта цель вырисовывалась (в географическом смысле) со всей очевидностью. Таким образом достигалась внезапность, ибо удар наносился в самом неожиданном направлении".

Рекомендуется к внимательному прочтению тем, кто озвучивает бредовую идею о том, что "победил народ вопреки Сталину". Такую стратегию в реальном времени невозможно осуществлять коллегиально или вне единого центра управления, равно она невозможна в иерархической системе при *постороннем*, пусть и благожелательном отношении Верховного.


to be continued. Дальше не знаю, наверное, про Курск или Ленинград.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 10 Непрочитанное сообщение BadBlock » 24 мар 2005 02:59

О блокаде Ленинграда.

Никогда не понимал, почему прошлые страдания служат оправданием нынешних мерзостей. Помнится, в каком-то диспуте рубанул в ответ на очередное упоминание о "миллионах замученных в сталинских лагерях": "А я раскаялся. Вырвал сколько смог волос на голове, а оставшиеся посыпал пеплом. И вы знаете что? Двести тысяч репрессированных уже воскресло и побежало голосовать за Хакамаду". Похабно, конечно, но некоторые по-другому не понимают.

Могилы надо разрывать только для проведения экспертиз, а не для любования трупами. Расхожее выражение "они умерли не напрасно" надо понимать только в смысле: "они умерли рано, но теперь мы знаем, *как и зачем* они умерли, и помним это, чтобы подобное не повторилось". А если "не напрасно" сводится к "они умерли рано, это плохо, и поэтому (нужное вписать) тоже плохо", то пусть идёт такое осмысление густым тёмным лесом. И подальше.

Опять-таки, когда однажды зашла речь о блокаде Ленинграда, на меня накатили по всему фронту: трупы-трупы-трупы-людоедство-трупы-трупы-сытый Жданов-трупы-ещё чего-то там. Я в ответ поинтересовался: а нынче - как? Сделали выводы? Ну вот случился природный катаклизм или дефолт какой. Или "томагавки" стали падать с ясного неба. На какое время на складах хватит товаров первой необходимости для торговли? Первая необходимость - то, без чего не выживают, не мебель и не ДВД-плейеры. И на какое время этого хватало при советском ацком дефиците? С моей стороны выпад был наглой демагогией, я и теперь знаю лишь приблизительные цифры, к тому же относящиеся к середине 90-х. Однако оппонент, будучи, видно, в этом вопросе информированнее меня, как-то сразу пожух и стушевался, уведя тему к насущному вопросу: стал бы я кормить человеческим мясом своих голодных детей.

***

Товарищ kenigtiger (интересный доклад которого по экономике либерпанка у меня чешутся руки раскритиковать, чисто из принципа) плохо меня понял, когда я сказал о недостатке плана "Барбаросса" - ударах по расходящимся направлениям. Дело в том, что Адольф хотел всего сразу и много, так что план "Барбаросса" с его главным ударом севернее Припятских болот (Бок) предусматривал удары на юге, на Украину (Рундштедт), и на севере, через Прибалтику к Ленинграду (Лееб). Базовая идея вспомогательных ударов - русские зависят от этих областей в плане снабжения, то бишь будут их защищать и будут разгромлены, не успев отступить. Кроме того, успешная атака на Ленинград выигрывала фланг, сокращала фронт, аннигилировала Балтфлот и деблокировала Финляндию. В общем, идея выглядела вкусной, хотя и стратегически неверной из-за распыления сил.

Проблема была в том, что удар всё-таки а) был вспомогательным, б) наносился танковой группой по малопригодной для неё местности (именно на этом направлении немецким танкистам пришлось узнать на своей шкуре, что такое одиночный КВ, блокирующий дефиле), в) был вспомогательным. Да, я повторился, но тут дело не только в том, что Леебу выделили меньше средств, но и в том, что потом даже эти средства стали забирать обратно. 12 сентября Леебу, уже вышедшему на берег Ладоги, приказали передать в распоряжение ставки 5 танковых и 2 моторизованных (механизированных?) дивизии, плюс 8-й авиакорпус. Гитлер приказал взять Ленинград измором.

Блокада не *получилась*, как естественный результат русского сопротивления вторжению, но была намеренной. Думаю, на волевое решение Гитлера повлиял и тот факт, что Ворошилов всё же не допустил окружения своих войск войсками Лееба - небесталанно отступал, маневрируя и уклоняясь, так что сохранил войска. Вообще, войск в Ленинграде было больше, чем достаточно для обороны - ситуация, Сталинграду обратная. Однако попытки использовать эти резервы плюс городское ополчение для срыва блокады, чтобы ещё осенью 1941-го выбить Лееба с берега Ладоги, успехом не увенчались. Не знаю уж, кого винить - Кулика или Жукова. Но виноватый должен быть именно в командной иерархии. Всё же глубина операции по деблокированию составляла всего 20 км.

Из гитлеровской директивы.

"...Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населенного пункта не представляет никакого интереса.

...Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей.

Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не смогут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения".

Указываю источник: ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 166, л. 312-314. Архивы Российской Федерации, короче. Если услышите где вяканье, что Ленинград надо было сдать, и составы, в которых цистерны баварского пива перемежались с вагонами поджаристых и хрустящих колбасок, тут же устремились бы на помощь родине Ксении Собчак, можете сослаться на эти самые буквы и цифры. До, после или даже вместо удара по морде.

***

Ленинградская блокада- experimentum crucis для власти. Не армии, не народа, а именно власти. По тому, что говорят о блокаде, можно и нужно судить о тех, кто эти разговоры заказывает или по крайней мере не прерывает. Именно тогдашняя власть в Ленинграде была главной действующей силой с нашей стороны. Как я уже сказал, немцы и финны не собирались брать город, они ждали, пока он рухнет сам.

Первое. Город не располагал достаточными ресурсами, чтобы прокормить своих жителей. Байка о Бадаевских складах (которые якобы могли...) и есть байка, понятная и объяснимая.

Второе. Город подвергался милитарному давлению противника, хотя бы в форме обстрелов и бомбёжек.

Более 100000 зажигательных бомб за два месяца - это впечатляет. Причём надо понимать - в Ленинграде, как и везде, бомбы эти тушили девчонки, которые изначально *не знали*, что в каждой (вроде бы) сотой был сюрприз-хлопушка. Взрывались, короче. Когда немцы в своё время ту же идею применили в Англии, свободная британская пресса живо об этом раззвонила, так что всерьёз они там бороться с зажигалками перестали.

"Артиллерийский обстрел Ленинграда вёлся утром с 8 до 9 часов, днем с 11 до 12 часов, вечером с 17 до 18 часов, а затем с 20 до 22 часов. Основная задача обстрела - уничтожение жителей города, разрушение заводских объектов и важнейших зданий, а также моральное подавление..."

Реально стратегией власти могло быть только - выдерживать давление противника и исправлять нанесённые повреждения, причём стратегия эта не была средством выиграть военное противостояние на данном участке фронта, но лишь средством упорядочивания и организации подконтрольного населения. И всё.

Граничное условие недостатка ресурсов означало, что вымирание населения неизбежно. Граничное условие стратегии обязывало сделать вымирание упорядоченным и возможно дольше не оказывающим влияния на оборонительные возможности города. Власть с этой задачей справилась.

Именно для таких вещей власть, правду говоря, и держат... А если у этой власти ещё и хватило понимания того, что нельзя *вообще* лишать пайков нетрудоспособных горожан даже при всей нерациональности такой политики, то, честное слово, пусть вешают себе ордена и медали. Заслужили. Даже если и проявляли некомпетентность - скажем, идиотизмом было вести по Дороге Жизни мясные туши: продукты надо было отбирать по максимуму отношения "калорийность/объём". Хотя не знаю, были ли для этого возможности...

***

Как следует из самой первой главки, мне категорически нелюбопытны всякие истории с любованием трупами: про то, как первыми вымерли беженцы, что прибыли в Ленинград, спасаясь от немцев; о мародёрстве; о людоедстве; о выменивании картин старых мастеров на сахар; о том, как надо готовить кошатину; о том, сколько именно людей погибло и вымерло. Простите, но ситуация, когда много народу в городских условиях оказывается в ситуации голода, настолько просчитываема, что интереса не представляет, за исключением того, о котором я сказал выше. Во всяком случае, из всех этих нервощекочущих баек никак не следует, что в блокадном Ленинграде надо было провести демократические выборы. Или приватизацию. Или что их вообще надо проводить где бы то ни было.

Одна из историй, впрочем, слегка выламывается из этого ряда. Наверное, скоро картину по ней напишут. "Жданов, обжирающийся в Смольном, пока город голодает". Подлинных источников по обжиранию Жданова сотоварищи не существует, а художественные образы настолько ярки, что сразу ясно - выдумка. Думаю, байка родилась тогда же, в блокаду, что объяснимо. Понятно, почему её юзала демшиза. Непонятно только,почему это всплывает и сейчас. Коммерчески выгодно, что ли?

Другое дело, хотелось бы мне посмотреть, как на 350 г хлеба в сутки эти хреновы критики будут решать управленческие задачи такого масштаба и важности. Только посмотреть, потому что *зависеть* от решения ими этих задач мне бы не хотелось. Уж лучше Жданов, даже если он, сотонински хохоча, пожирает булочки с чёрной икрой в перерывах между совещаниями, дразнясь объедками в окно.

Да и читая более-менее современные доклады Минздрава по здоровью населения РФ, с цифрами потребления всяких там белков и углеводов в двузначных процентах от нормального уровня, с процентом рожениц, страдающих анемией... как-то после этого нехорошо смотришь на "кремлёвские постные меню" в телерепортажах. Вроде и коллективизации нет, и война только с терроризмом, и искренне заботятся о гражданах в каждом буквально интервью, и Зурабов - глубокий эконом... но всё же какое-то нехорошее чувство. Неблагонадёжное.


И не хочется даже представлять, что будет, если некий город новой свободной России вдруг лишится подвоза продовольствия. Случайно. На пару месяцев. Безо всякой войны.

to be continued.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 11 Непрочитанное сообщение BadBlock » 29 мар 2005 12:38

Выгребная правда.

Так... я спокоен. Я совершенно, бнах, спокоен. Вот эта статья. Опять "Новая", и опять профессор. На этот раз профессор Российского государственного социального университета Борис Соколов. Я плохо понимаю, что это за контора, но сердцем чую - гуманитарий. Предмет статьи, как у всякого гуманитария, подсчёт. Как у нас считают в социальной сфере, всем известно. Но этот профессор замахнулся исчислить потери в Великой Отечественной.

Один из подзаголовков статьи "Наши общие потери в Великую Отечественную составляют более 43 млн. чел." Так. Дорогие мои либералы. У нас с вами ничего общего нет, в том числе и потерь. Когда вы целовали задницу вашему Бафомету (мне по херу, которому - Меченому или Беспалому; только не надо п...ть об утраченных иллюзиях), вы отреклись от многого... от этого в том числе.

Ударные строки из статьи, ближе к её окончанию - опять-таки то, ради чего писалось. Цитирую.

"Все эти вычисления доказывают только то, что немногие уцелевшие из тех фронтовиков, кому доводилось ходить в атаку, знают и так. Мы заваливали врага трупами и победили лишь благодаря большой и безропотной массе необученных солдат, покорно шедшей в самоубийственные атаки. Хорошо обученный солдат и офицер, способный размышлять, представляли для Сталина бОльшую опасность, чем гибель десятков миллионов необученных бойцов".

Мне противно лезть в эту кучу навоза, но надо. Один раз.

Первое. Фронтовики - очень расплывчатое определение, а их рассказы непроверяемы. Кроме того, стариков остаётся всё меньше, а возможностей фальсификации становится всё больше.

Второе. Повторяю. Никаких "мы". Я с этим профессором на одном гектаре ср...ть не сяду. "Мы победили лишь благодаря... массе" - человек, который это пишет, не имеет ни малейшего представления о войне: даже чисто теоретического, как у меня. Масса может быть одним из факторов, не более того. Если же это существо в звании профессора желает сказать, что откажись советские солдаты идти в атаку, "мы" проиграли бы - с этим я согласен; более того, такое ослепительное прозрение достойно восхищения.

Третье. "Думающий офицер", представляющий во время войны, ведущейся на физическое выживание своего народа, опасность для Верховного - это что-то босхианское, это какое-то такое определение "думающего", которое мне и не снилось. Имхо, даже Штауффенберг с его чувством касты господина Соколова удавил бы здоровой рукой. Если бы догнал, конечно.

"Обученный солдат", в переводе с профессорского на русский, - такой солдат, который отказывается идти в атаку, если она ему кажется самоубийственной. Про мелочи, типа возможностей СССР году так в 1942-м по обучению солдат в более традиционном смысле слова, я даже не буду упоминать. Ясен крендель, всё было. Могли гонять солдат по два года на полигонах. Бланманже с круассанами на ужин, джакузи, гей-вечера в клубах с парсунами Елены Боннэр на стенах... Увы, звонят из Кремля, и с грузинским акцентом: "Нэ надо джакузи, нэ то солдаты будут опасны!.. Ганытэ их в атаку и падбэрытэ посамоубийствэннэе".

Ладно. Как профессор подбирается к своим гениальным озарениям, в статье в рубрике "Окопная правда"? А так и подбирается. Время от времени высовываясь из-за бруствера. Сомневаюсь, впрочем, что аутентичный либерал способен отличить окоп от выгребной ямы в силу некоторых особенностей сознания.

Сперва господину Соколову надо обгадить книгу, которую тут назвали "кривошеевской монографией", и к которой я реферирую, как к "России в войнах..." - стыдно признаться, даже не обращал внимания на фамилию автора. Своего рода слепое пятно.

Как профессор гадит? А так и гадит. Неправильная, говорит, книга. Написана, рубит профессор, на основании "персонального учёта", а не численного. А персональный учёт, проницает господин Соколов, был поставлен из рук вон плохо, в 1942-м году Е.А. Щаденко пишет, что только треть идёт по этому учёту. Стало быть, всё умножайте на три. Угу, и тех, что в 1944-45-м, тоже на три. Ибо профессор.

Потом профессор, расчистив, как он полагает, поле, решает поразить наше воображение своими оценками. Выстраданными. Ну, с чего бы я начал оценивать? Правильно. С подкреплений, потому что есть такие вещи, как номер и штатная численность соединения или подразделения, которому направляется пополнение. И фальсифицировать документы здесь просто невозможно. Да и вряд ли можно представить себе коварного сталинского сатрапа, который злонамеренно отказывается от подкреплений, а потом воюет обескровленными войсками, дабы укрыть свою стратегическую бездарность от орлиного взора либерального профессора, каковой профессор всё видит из прекрасного далёка.

Профессор берёт за константу соотношение количества раненых и убитых, в качестве репера принимая ноябрь 1942 - это когда под Сталинградом *резались*. Потом он распространяет ту же методику с июня 41-го по май 45-го и поражает цифрой в 22,4 млн. чел. убитыми в армии. Это законченный бред, потому что с такими потерями мужского населения страна не выживает. Да и по национальному составу было бы интересно прикинуть - чисто логически получается такое, за что надо привлекать к суду за разжигание известной розни...

Имхо, Зурабов какую-то похожую методику использует в своих неустанных попытках улучшить социальную сферу.

Кроме того, СССР, по злобно фальсифицированным данным, которым не верит ни один член клуба любителей Валерии Новодворской, добился наибольшего процента возвращения в строй своих раненых в сравнении с другими участниками Второй Мировой. Возможно, сейчас уже я брежу, но это могло означать, помимо всего прочего, что в силу каких-то технических причин процент лёгких ранений у советских солдат был выше, то есть средневзвешенная эффективность поражения немецкого оружия была меньше, чем у советского. А такое автоматом ведёт к большему соотношению "убитые-раненые" в пользу раненых. Но это гипотеза.

Немецкие потери профессор берёт по Мюллеру-Гиллебранду и козыряет тем, что это централизованный учёт. Молодец. Правду сказать, у немцев, например, если раненый протягивал ноги позже, чем через трое суток после получения ранения, он уже не входил в этот учёт и считался двинувшим кони по штатским причинам. Но это не для профессоров.

Другая методика профессора базируется на том, что "банк данных при Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе содержит персональные поимённые данные на 19 млн. военнослужащих, погибших или пропавших без вести в ходе войны". Вот тут я умолкаю, ибо некомпетентен в том, откуда это взялось. Хотя опять же, у нас в наше время живых-то людей - тех же льготников - учитывают: пять миллионов туда, пять миллионов сюда...

Затем господин Соколов продолжил половецкие пляски своих методик. Он стал сравнивать соотношение потерь среди офицеров и распространять его на весь списочный состав. Знаете, это уже не смешно. Надо же немного интересоваться, как готовили офицеров у нас и в Германии - для начала. А то интерес какой-то односторонний получается, чисто трупоедский.

Потом... ну, магистр, ну, Джузи... короче, он берёт цифры соотношения потерь советских офицеров и рядового состава (примерно 1:9) и делает саркастический вывод "выходит, что у нас отделениями (обычная численность одного отделения - 9 человек) командовали офицеры".

Либерал - это всё же диагноз. Как он себе представляет десять человек в кабине истребителя или внутри танка?

Ну, и завершается приколом насчёт того, что в Советском Союзе население "к началу войны составляло не 194 млн.чел., как полагают многие демографы, а, согласно исчислению, проведённому ЦСУ в июне 41-го, должно было превышать 200 млн.чел." Для повторного исчисления по Молдавии и Хабаровскому краю цифры в сравнении с первоначальными увеличились на 4,6%, так что профессор оценивает население СССР в 209,3 млн.чел. Этот стабфонд профессор и убивает, безоговорочно признавая корректность послевоенных оценок численности населения СССР, попутно малость занижая число жертв гражданского населения (16,9 млн. из 43,3 млн. чел.). Понимая, что более точно подсчёт убыли вёлся на неоккупированных территориях, профессор явочным порядком реабилитировал некоторые художества наших европейских гостей. Как это мило с его стороны. Естественное развитие либеральных убеждений, имхо.

Вопрос: на чём основано мнение демографов, да не одного, а многих, насчёт 194 млн. чел.? Вопрос риторический и, скорее всего, останется без ответа.

Кроме того... как бы это выразиться, чтобы не слишком шокировать либеральную общественность... Даже если цифры по населению СССР до войны - правда, они в первую очередь означают, что в сталинском аду-на-земле, когда люди даже не знали вкуса "Кока-Колы", прирост населения был таков, что ошибки в оценке величины населения составляли плюс-минус 7,7 млн. чел. Без нелегальных мигрантов, да и без легальных тоже... А в нынешнем эдеме, когда носителей либеральных идей более не сажают в психушку и дают им свободно заниматься всяческими подсчётами, население отчего-то уменьшается, хотя цепи несвободы были разорваны 14 лет назад. За 14 лет ненавистные большевики позволили стране малость отожраться при НЭПе и затеяли индустриализацию. Что сделали либералы за это время? Да. Да. Они *подсчитали*. Спасибо им.

***

Значицца, СССР потерял в армии в Великую Отечественную 26,4 млн. солдат и офицеров, в подавляющем большинстве боеспособных мужчин, не считая искалеченных и вообще раненых, которых обычно несколько больше, чем убитых. При том, что число убитых в армии составляет 12% *от всего населения* страны (по верхней, профэссорской оценке населения) и, следовательно, четверть или более всего мужского населения страны. Знал бы форму кривой распределения по возрастам, выдержал бы фарс до конца.

Для представления на убой СССР этих мужчин мобилизовал, распределил по воинским частям, большинство вооружил и снабдил обмундированием, доставил на фронт, калорийно накормил ленд-лизовскими продуктами из расчёта 8 центов в день (см. мою бякалку по статье Г.Х. Попова), в то время как оставшиеся три четверти мужского населения страны

а) тоже находились под немецким огнём,
б) обеспечивали боеготовность собственно стрелков, находившихся под вражеским огнём и ходивших в самоубийственные атаки,
в) работали на предприятиях в тылу, чтобы можно было мобилизовать, вооружить и доставить на убой помянутую четверть.

После войны... секундочку, совсем забыл:

г) томились в сталинских лагерях; хотя тут я уж и не знаю, откуда взять заключённых, если вспомнить солженицынский, приличествующий всякому либералу бред о 66 млн. репрессированных. Пусть профессор Соколов их по карманам поищет, что ли - глядишь, завалялись где.

Итак, после войны они ещё ухитрились отстроить страну и создать атомную бомбу с нуля, с промышленности для создания промышленности, а потом ещё и размножиться в таком количестве, что до сих пор это рабское быдло не перемрёт, и реформы...аы... уы... не идут... да... Моисей... ы... пустыня... сорок лет... колбаса по два-двадцать... свобода... пока не вымрут все рабы... рабы!.. ыыыыы...

***

А если без издевки, то я вижу единственную серьёзную цель такой вот цифири. И это не раздражение вкусовых пупырышек у людей известных убеждений. Даже не аргумент в споре о том, что такое хорошо и что такое плохо. Имхо, такая цифирь нужна исключительно для того, чтобы на возможно более долгий срок отодвинуть массовое осознание текущей демографической катастрофы, закрыть это осознание таким прецедентом.

И, скорее всего, таких соколовых умные дяди используют втёмную. Что не отменяет моей оценки их интеллектуальных и моральных качеств. Будь они хоть трижды профессорами.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 12 Непрочитанное сообщение BadBlock » 29 мар 2005 13:05

Из комментариев:
Борис Соколов - личность известная.
Во первых строках своего письма, не могу не заметить, что он не историк, а филолог.
Далее - он работает на немецкие гранты. Это сказывается. Приходится отрабатывать.
Сочувственно. Впервые на него наткнулись? Тогда берегите нервы. У него еще подобного много...
Я на эту б..ь в штанах наткнулся впервые в 2003, кажется. Или раньше. Когда под очередное 12 июня на Маяке со ссылкой на прохвессора сообщили, что под Прохорокой наши 300 танков потеряли, а ихние - только 5.

С тех пор испытываю чувство тягостного бессилия. Я знаю, как это опровергать, и умею это делать, но пока ты десяти человекам это объяснишь, 10.000 прочтут очередной бред в "Новой".

И так до бесконечности.
Автор поста, говоря "Либерал - это всё же диагноз" полностью прав.
Кроме того, СССР, по злобно фальсифицированным данным, которым не верит ни один член клуба любителей Валерии Новодворской, добился наибольшего процента возвращения в строй своих раненых в сравнении с другими участниками Второй Мировой. Возможно, сейчас уже я брежу, но это могло означать, помимо всего прочего, что в силу каких-то технических причин процент лёгких ранений у советских солдат был выше, то есть средневзвешенная эффективность поражения немецкого оружия была меньше, чем у советского. А такое автоматом ведёт к большему соотношению "убитые-раненые" в пользу раненых. Но это гипотеза.

Гипотеза неверная. У нас действительно был выше процент возврата, но не по причине большего процента легкораненых, а из-за более эффективной организации военно-медицинской службы. Если кратко: оказание первичной квалифицированной мед. помощи было ближе к полю боя, чем у немцев. И врачей, относительно, было больше. Ситуация чем-то схоже с летчиками, т.е. воевали (воен. медицина -- это тоже вояки) лучшей организацией, а не за счет "асов". Более подробно не изложу, я не воен. медик, а курс организации военно-медицинской службы слушал 20 лет назад, в институте. Но в сети материалы должны быть.

P.S. Автор обсуждаемой статьи -- глупый мудак, но, к сожалению, он не одинок. Моим детям, в школе и институте, историю ВОВ излагают именно по Соколову.
======================================================

Владимир Литвиненко Экспертиза Владимир Васильев

О "подсчетах" боевых потерь в ходе Великой Отечественной войны доктора
филологии Бориса Соколова


Участники затянувшегося спора о соотношении людских потерь на Восточном
фронте в годы Великой Отечественной войны разделились на две группы: на тех,
кто убежден в сопоставимости урона советских и немецких войск, и на тех, кто
считает, что военнослужащих Красной Армии погибло многократно больше (в
четыре, пять и более раз), чем солдат и офицеров вермахта.

Среди сторонников второй точки зрения особой "кровожадностью" отличается
доктор филологии Борис Соколов. Еще в 1990 г. в книге "Цена Победы" он
насчитал 14,7 млн. павших советских воинов (соотношение убитых при этом
получилось 3,8:1). Через три года в статье "Цена потерь - цена системы"
("HГ" от 22 июня 1993 г.) Соколов довел число погибших Красной Армии до 26,4
млн. человек (соотношение потерь стало 10:1). Тогда эта цифра казалась
настолько абсурдной, что историки ее просто проигнорировали (во всяком
случае, в материалах научной конференции "Людские потери СССР в Великой
Отечественной войне", проходившей в Институте российской истории РАН 14-15
марта 1995 г., "изыскания" Соколова даже не упоминались). А зря.

Прошло несколько лет, и чудовищное соотношение потерь повторил в книге
"Россия накануне XXI века" (1997 г.) Игорь Бестужев-Лада: "...Советские
солдаты буквально своими телами загородили Москву, а затем выстлали дорогу
до Берлина: девять падали мертвыми, но десятый убивал-таки вражеского
солдата..." Стала повторяться эта пропорция в интервью и выступлениях
писателя Виктора Астафьева. Наконец, в 2000 г. соколовские цифры потерь и их
соотношения дважды (8 мая и 23 июня) прозвучали на многомиллионную
телевизионную аудиторию страны в фильме НТВ "Победа. Одна на всех".

Это - уже серьезно, это - попытка внедрить утверждения Соколова в массовое
сознание, легализовать их как близкие к истине. Расчеты г-на Соколова теперь
уже нельзя просто назвать неправдой - нужно объяснить еще, почему это так.
Задача облегчается тем, что в появившейся в этом году книге "Тайны Второй
мировой" Борис Соколов подробно описал "технологию" получения цифр потерь и
их соотношения. С нее и начнем.

МЕТОДИКА ПОДСЧЕТА И ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ

Методику подсчета потерь г-н Соколов довольно путано излагает на нескольких
страницах упомянутой книги, но если отжать "воду", то в "сухом остатке"
получим следующее. Людские потери Красной Армии определены суммированием
боевых потерь советских войск (22,4 млн. человек) с потерями умершими в
плену (4 млн.). Боевые потери Красной Армии г-н Соколов вычислил следующим
образом: сначала он рассчитал количество убитых, умерших от ран, болезней и
несчастных случаев советских воинов на 1% пораженных в боях (у него
получилось 5 тыс. человек - это значит, что среднемесячное число погибших
советских солдат составляло 500 тыс.), а затем умножил последнюю цифру на 46
военных месяцев и, учтя окруженцев, вернувшихся в Красную Армию, небоевые
потери в тыловых округах, получил суммарные боевые потери Красной Армии в
войне в 22,4 млн. человек. Поделив рассчитанную цифру (26,4 млн. человек) на
число убитых немецких военнослужащих (2,6 млн.), определенную по материалам
книги Буркхарта Мюллер-Гиллебранда "Сухопутная армия Германии 1933-1945
гг.", Борис Соколов получил соотношение потерь советских и немецких войск
10:1.

Известно, что достоверность выводов, опирающихся на расчеты, определяется
тремя условиями:

полнотой и надежностью исходных данных;
адекватностью принятых допущений реальным процессам;
корректностью интерпретации результатов расчетов.
Ни одно из этих условий г-ном Соколовым не было соблюдено.

В качестве исходных данных для исчисления количества убитых, умерших от ран,
болезней и несчастных случаев советских воинов на 1% пораженных в боях Борис
Соколов принимает цифры безвозвратных потерь советских войск в ноябре 1942
г. (413 тыс. человек), приведенные в статье Дмитрия Волкогонова "Мы победили
вопреки бесчеловечной системе" ("Известия" от 8 мая 1993 г.). Но это
допустимо делать лишь при отсутствии других источников. Однако в книге "Гриф
секретности снят" (Воениздат, 1993 г.) приведены совсем другие показатели
потерь наших войск в четвертом квартале 1942 г. - 515 508 (по Волкогонову,
потери РККА за тот же период - 1 549 591 человек). Для четвертого квартала
1942 г., по которому произведены расчеты г-на Соколова, эти цифры меньше в
три раза, чем у Волкогонова.

В технике в подобных случаях любой мало-мальски грамотный исследователь
расчет проводит во всем диапазоне исходных данных (даже если какие-то ему не
нравятся), а результаты затем уточняет дополнительными исследованиями.

Если бы г-н Соколов соблюдал элементарные правила исследовательской этики,
то он обязан был привести цифры боевых потерь Красной Армии в виде диапазона
от 7,3 до 22,4 млн. человек.

ДОПУЩЕНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Количество убитых, умерших от ран, болезней и несчастных случаев на 1%
пораженных в боях (5000 человек) Борис Соколов получил, разделив принятую
цифру погибших советских воинов в ноябре 1942 г. (413 тыс.) на уровень
пораженных в боях в этом же месяце (83%). Последняя цифра взята из графика,
приведенного в книге Ефима Смирнова "Война и военная медицина". Но
характеризует она не "пораженных в боях", как представляет ее г-н Соколов, а
"боевые санитарные потери", т.е. только раненых и контуженых. Это значит,
что в расчетах Борис Соколов принял допущение о постоянстве соотношения
между числом погибших и числом раненых советских солдат в течение всей
войны. Допущение фантастическое: в действительности это соотношение никогда
не бывает неизменным. В ходе Великой Отечественной войны оно менялось от
3:10 до 6:10.

По представлениям Бориса Соколова, чем выше месячный процент санитарных
потерь, тем больше число убитых, умерших от ран, болезней и несчастных
случаев в этом месяце. На практике часто бывает наоборот. Так, боевых
санитарных потерь в IV квартале 1943 г. было на 203 тыс. человек больше, чем
в IV квартале 1942 г., но число убитых, умерших от ран, болезней и
несчастных случаев было в IV квартале 1943 г. на 35 тыс. человек меньше (что
поразительно - на стр. 228 книги г-на Соколова "Тайны Второй мировой"
помещена таблица, данные которой недвусмысленно опровергают сделанное им
допущение).

Соотношение потерь (10:1) Борис Соколов получил, сравнивая потери советских
войск, рассчитанные им по своей методике, с уроном немецких войск,
определенным другим способом, что делать нельзя. В технических вузах
подобное недопустимо даже для студенческих курсовых работ. Сравнение
числовых данных корректно, если они получены одним и тем же способом и при
одних и тех же условиях и допущениях.

Поскольку Борис Соколов не произвел по своей методике расчет немецких
потерь, то я самостоятельно восполнил этот пробел, скрупулезно следуя
"соколовскому алгоритму":

в качестве исходных данных взята приведенная в справочнике Похлебкина
"Великая война и несостоявшийся мир" цифра погибших в период с 5 июля по 23
августа 1943 г. немцев (0,5 млн. человек - в месяц получается около 300 тыс.
человек);
количество убитых, умерших от ран, болезней и несчастных случаев на 1%
пораженных в боях немцев (3940 человек) получено делением цифры потерь в
июле 1943 г. на процент пропавших без вести (76%) в этом месяце немецких
солдат, определенный из данных таблицы, приведенной на стр. 343 книги
Мюллер-Гиллебранда "Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг.", т.З (принято
допущение о постоянстве соотношения погибших и пропавших без вести на
протяжении войны) среднемесячное число погибших немецких солдат при этом
равно 394 тыс.;
умножив последнюю цифру на 46 военных месяцев, получим, что общая
численность убитых солдат и офицеров вермахта на советско-германском фронте
равна 18,15 млн. человек;
прибавив 450 тыс. немецких военнослужащих, умерших в плену, определяем, что
вермахт потерял погибшими 18,6 млн. человек.
"Расчет" немецких потерь здесь приведен лишь с одной целью - показать
высокую "гибкость" методики г-на Соколова: при желании она позволяет
получить любые цифры.

РЕАЛЬНАЯ НЕРЕАЛЬНОСТЬ

В истории науки известны случаи, когда при применении негодных научных
средств были получены результаты, соответствующие реальным физическим
процессам (даже Ньютон открыл свои законы, используя не совсем точные по
современным меркам средства измерения).

Может, и Борис Соколов с помощью своей "методики" получил цифры, близкие к
реальным потерям советских и немецких войск?

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно установить, совпадают ли цифры
г-на Соколова с имеющимися достоверными данными о масштабах потерь
противоборствующих сторон на советско-германском фронте.

Данные о потерях Красной Армии и вермахта можно разделить на две группы:

полученные прямым статистическим подсчетом;
полученные косвенным путем.
Прямой статистический подсчет потерь Советской Армии в Великой Отечественной
войне по архивным документам частей и соединений, а также по сведениям
военкоматов был проведен в течение нескольких лет группой военных историков
под руководством Григория Кривошеева и опубликован в книге "Гриф секретности
снят". Согласно этому подсчету, демографические потери Красной Армии в годы
Великой Отечественной войны (включая кампанию на Дальнем Востоке против
Японии в 1945 г.) составили 8 668 400 человек. Эту цифру г-н Соколов считает
сильно заниженной и для подтверждения результатов своих расчетов ссылается
на банк компьютерных данных Музея Великой Отечественной войны на Поклонной
горе, который к маю 1994 г. содержал 19 млн. имен военнослужащих, погибших
или пропавших без вести.

Однако профессиональные историки знают, что первоначально сюда были
перенесены сведения из множества различных списков погибших, что привело к
многократному учету одних и тех же лиц. Вот почему сейчас на сайте музея в
сети Интернет идет речь о занесенных в память компьютера 19,5 млн. всех
погибших в 1941-1945 гг. наших соотечественниках, а не только воинов.
Впрочем, даже цифра в 19 млн. павших военнослужащих "изыскания" г-на
Соколова не подтверждают: в любой науке 35-процентное расхождение расчетных
(26,4 млн.) и опытных (19 млн.) данных однозначно квалифицирует расчетную
методику как недостоверную.

Что касается статистического подсчета потерь немецких войск (2,6 млн.
человек), то тут Борис Соколов всецело доверяет Мюллеру-Гиллебранду и даже
не делает попытки проверить его данные. Между тем в приложении к закону ФРГ
"О сохранении мест захоронения" указано, что общее число немецких солдат,
находящихся в зафиксированных могилах на территории Советского Союза и
восточноевропейских стран, составляет 3 млн. 226 тыс. человек. Это уже на
0,6 млн. больше цифры г-на Соколова. А если учесть, что в эти данные не
включены захоронения немецких солдат, убитых в боях с советскими войсками на
территории Германии и западноевропейских стран (примерно 1,5-2 млн.
человек), а также, что в лесах и болотах есть тысячи безымянных могил павших
немецких солдат, то реальные потери вермахта погибшими на
советско-германском фронте были значительно (не менее чем в 2 раза) больше
упоминаемых г-ном Соколовым 2,6 млн.

КОСВЕННЫЕ МЕТОДЫ

Попытался Борис Соколов подтвердить результаты своих расчетов и с их
помощью. Но лучше бы он этого не делал...

Вначале доктор филологии старается использовать данные о безвозвратных
потерях офицерского состава Красной Армии. Приняв, как он пишет, "по
доступным нам донесениям сухопутных войск", что доля командиров в
безвозвратных потерях составляла 3,36%, г-н Соколов разделил на последнюю
цифру число безвозвратных потерь офицеров (973 тыс.) и получил общие
безвозвратные потери Красной Армии в 28,9 млн. человек. Что же это за
"доступные нам донесения сухопутных войск"? Оказывается, речь идет о
донесениях 323-й стрелковой дивизии о потерях в наступательных боях с 17 по
19 декабря 1941 г. ("Скрытая правда войны", стр. 222). Всего только за три
дня! И данные такой ничтожной выборки Соколов экстраполирует на генеральную
совокупность - на всю войну! Если следовать той же логике, то по выборке,
содержащей факт (зафиксированный, кстати, немцами) уничтожения в бою одним
красноармейцем Николаем Сиротининым (см. "НГ" от 20 июля 1999 г.) более 150
немецких солдат, можно сделать "вывод" о том, что людские потери вермахта в
Великой Отечественной войне были в 150 раз больше потерь Красной Армии.

Еще хуже обстоит дело у Соколова с обоснованием своих цифр по балансу
использования людских ресурсов в Вооруженных силах СССР. Выясняется, что он
не только не знает азов математической статистики, но и с арифметикой у него
плоховато. Для подтверждения цифры погибших советских воинов в 26,4 млн.
человек ему пришлось увеличить официальную цифру призыва (34,6 млн.) на 12
млн.: в результате общий призыв, по Соколову, составил 46,5 млн. человек. В
это число вошли: полученное им число убитых и умерших от ран, болезней,
несчастных случаев (26,4 млн.) и пленных (2,3 млн.), а также заимствованные
из книги "Гриф секретности снят" цифры инвалидов (2,6 млн.) и переданных для
работы в народное хозяйство, в военные формирования других ведомств (3,6
млн.) и оставшихся на конец войны в Вооруженных силах военнослужащих
(примерно 11,8 млн.).

Но почему-то Борис Соколов забыл, что среди призванных в Красную Армию были
еще направленные на укомплектование войск и органов НКВД (более 1,1 млн.),
переданные в польские, чехословацкие и румынские соединения и части,
воевавшие на стороне СССР (0,25 млн.), уволенные по ранению и болезни, но не
ставшие инвалидами (1,2 млн.), осужденные (около 0,45 млн.) и дезертиры (0,2
млн.). Если численность всех этих групп военнослужащих сложить с полученной
Соколовым цифрой, то общий призыв окажется равным 49,7 млн. человек. Но
согласно переписи 1939 г., всех мужчин призывного возраста в СССР было на
1,2 млн. меньше.

Нужно учесть еще, что в возрастной группе 40-49 лет по меньшей мере половину
(3,5 млн. человек) составляли мужчины, которым во время войны перевалило за
50, но призваны в армию были только около 0,5 млн. Кроме того, из мужчин
призывного возраста примерно 7-10% (3-4 млн. человек) не подлежали призыву
(по инвалидности, болезням и др. причинам). Наконец, существенную часть
мужчин призывного возраста затребовало народное хозяйство. Вряд ли их было
меньше, чем в Германии. А там, как утверждает Мюллер-Гиллебранд
использовалось более 4 млн. мужчин призывного возраста да еще более 5,5 млн.
иностранных рабочих и военнопленных. Вероятно, и в народном хозяйстве СССР
было занято не меньше 5-6 млн. молодых мужчин дополнительно к тем 3,6 млн.,
что были переданы в народное хозяйство после призыва в армию. Таким образом,
страна могла выделить для войны максимум 35-36 млн. человек, но никак не 50
млн.

Следовательно, цифры Бориса Соколова не соответствуют действительности:
реальные потери Красной Армии он завысил по меньшей мере на 14-15 млн.
человек.

УРОН ГЕРМАНИИ

Не складывается у Бориса Соколова и баланс людских ресурсов вермахта.
Вернее, он и не пытался его складывать, видимо, понимая, что ничего путного
из этого не получится.

Действительно, если поверить г-ну Соколову, что число погибших немецких
солдат на советско-германском фронте было равно 2,6 млн. человек, то,
прибавив к ним достаточно точно установленное по документам количество
павших на других фронтах (1,4 млн.), переданных в промышленность (2 млн.),
уволенных по ранению, болезни, осужденных, дезертиров и т.д. (2,5 млн.),
плененных до 9 мая 1945 г. (около 3 млн.), а также оставшихся в вермахте на
момент капитуляции (4,8 млн.), получим цифру участвовавших во Второй мировой
войне немцев в 16,1 млн. человек. А сколько их в действительности было
поставлено под ружье?

Г-н Соколов называет цифру общего призыва вермахта с учетом армии мирного
времени - 17,9 млн. человек. Однако, по Мюллеру-Гиллебранду, 17 893 тыс.
человек были призваны с 1 июня 1939 г. по 30 апреля 1945 г. А германская
армия мирного времени на 1 марта 1939 г. насчитывала 3214 тыс.
военнослужащих. Другими словами, через вермахт в течение войны прошло
примерно 21,1 млн. человек.

Разница между 16,1 млн. и 21,1 млн. - 5 млн. Куда делись эти люди? Думаю,
что большая часть из них погибла в боях с Красной Армией. Это значит, что
реальные демографические потери вермахта павшими на советско-германском
фронте были не менее 7 млн. военнослужащих.

Нужно сказать, что попытки Соколова обосновать свои расчеты демонстрируют
еще и гипертрофированную избирательность его логики: все, что не
укладывается в его представления, просто игнорируется. Видимо, поэтому он
даже не упомянул об общепризнанном методе косвенной проверки расчетов потерь
- на основе демографической статистики (по демографическим показателям).

А между тем такие подсчеты проводились неоднократно. Поскольку отечественным
историкам г-н Соколов не доверяет принципиально, то сошлюсь на исследования
человека, которого трудно заподозрить в каких-либо симпатиях к советской
власти, - эмигранта и известного исследователя демографических процессов в
СССР Сергея Максудова (Гарвардский университет, США). Впервые результаты
своих исследований Максудов (это псевдоним Александра Бубенышева)
опубликовал в 1977 г. в Париже, а в России расчеты, опирающиеся на переписи
населения СССР 1939-го и 1959 гг., а также на исследования зарубежных
демографов, он изложил в статье "О фронтовых потерях Советской Армии в годы
Второй мировой войны" ("Свободная мысль", # 10, 1993 г.).

Демографические расчеты потерь Советской Армии Сергей Максудов сделал,
исходя из предположения о максимальном использовании всех людских ресурсов,
бывших в распоряжении советского правительства. В результате он получил
цифру потерь Советской Армии в войне 1941-1945 гг. - 7,8 млн. человек, что
на 0,87 млн. меньше цифры, приведенной в книге "Гриф секретности снят".
Такое расхождение г-н Максудов объясняет тем, что ее авторы учли
военнослужащих, умерших "естественной" смертью (при минимальном уровне
естественной смертности это составляет 250-300 тыс. человек), а также
завысили число погибших советских военнопленных. Из приведенного в книге
"Гриф секретности снят" числа погибших советских военнопленных (1783 тыс.),
по мнению Максудова, необходимо вычесть "естественно" умерших (100 тыс.),
оставшихся после войны на Западе (200 тыс.) и вернувшихся из Германии, минуя
официальные каналы репатриации (примерно 280 тыс. человек).

Генерал-полковник Григорий Кривошеев - один из авторов книги "Гриф
секретности снят"- согласился с оценками Сергея Максудова, но поскольку нет
их документального подтверждения, то в новых изданиях книги "Гриф
секретности снят" по-прежнему значится число погибших советских воинов в 8
668 400 человек.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 13 Непрочитанное сообщение BadBlock » 05 апр 2005 15:36

О войне. Святость как противовес героизму.

Когда рылся в различных материалах по войне, нашего и англосаксонского происхождения, то вот что узрел - одним из источников сильнейших расхождений в описаниях и оценках является то, что у нас одному и тому же слову "герой" сопоставлены разные значения, более того - принципиально разные концепции. Подумав немного, я пришёл к выводу, что у нас в Великой Отечественной героев вообще не было. О чём ниже и пишется.

Имевшая место быть здесь и здесь грызня на религиозные темы снабдила меня материалом для размышления, полезным в освещении этого вопроса. Пусть и в форме полуфабрикатов, но надеяться на большее было бы наглостью дилетанта. Как помянутая грызня связана с Великой Отечественной? Связь тут самая прямая. Технология десакрализации, используемая уважаемыми оппонентами, она и есть технология - это дубина, которой пох, в чьей она руке, лишь бы черепа дробить. Антирелигиозная кампания 20-х и антисоветская кампания с конца 80-х, в которой цветёт и пахнет всеразличная ум-ца-ца на тему Великой Отечественной - по сути своей одно и то же. Стрельба из пушки в то самое прошлое, которое уже выпалило в своё прошлое из пистолета. Те же цели - переформатирование общественного сознания, те же методы - десакрализация символов с целью лишения моральных ориентиров и последующей установки своих.
Сноска
Всей разницы, что красные сумели тогда выдумать нечто приемлемое, а нынешнее дерьмо никто всерьёз признавать не хочет. РПЦ могла бы тут отыграть, но хто ж ей дасть. Сожрут в трогательном единении: и власть, и борцы с клерикализмом. Ибо православные догмы - ничто перед обезьяньим черепом, выкопанным из земли, и распилом отката.
Итак, о героях. В древности концепция героизма строилась на идее исключительности. Сходил языческий бог от своей бабы на сторону, сделал младеня, тот подрос и давай самореализовываться. Герой изначально понимался, как некто, предназначенный поступку, посильному только для него. Прикладная ценность идеи состояла в её поучительности - было на чём натаскивать молодое поколение. Запад эту концепцию юзает до сих пор, Россия же, в силу особенностей её истории, была открыта для идеи "когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой", что идею героизма девальвировало.
Сноска
Тот же Роланд, чтобы красиво погибнуть, сперва стал рыцарем, а потом попёр черт-те куда; а у нас неприятности мог доставить на дом набег степняков, и тогда ты независимо от звания дерёшься до последнего за всё, что тебе дорого, или просто не выживаешь. Впрочем, образованные слои общества во времена более просвещённые это быстро забыли, и в русском переводе "Интернационала" слово "герой" употребляется именно в западном смысле.
Дело, однако, ещё и в том, что в древности в кризисных ситуациях *один человек что-то значил*. Одиночный умелый или везучий боец мог переломить ход не самой малой битвы, пока дрались на мечах и копьях. Единственный крикливый трус мог увлечь в бегство целое войско. В индустриальную эпоху положительная ценность храбреца в войне понизилась, а отрицательная ценность труса возросла. То есть сколь угодно храбрый одиночка вносил исчезающе малые изменения в расклад при столкновении больших батальонов, а вот трус и разгильдяй мог нагадить своим самыми разными способами - которых было тем больше, чем сложнее было обеспечить боеготовность армии.

И вот тут, имхо, цивилизация совершила ошибку. Героический пафос, оставшийся от тёмных веков, привёл к тому, что при воспитании молодого поколения - уже более-менее современными средствами, с печатными учебниками и художественной литературой - продолжили обогащать образ героя ("делай, как он"), тогда как надо было обогащать образ труса ("НЕ делай, как он"). Да, ошибка объяснима, ибо копаться в дерьме всякому противно, и автору просто в силу эмпатии сложнее вывести на первый план нагадившего подлеца , чем красиво изобразить победоносного героя.

Ещё один момент. Война, помимо всего прочего, есть бытие в условиях неполной, подавленной человечности. Это значит, что её в принципе нельзя адекватно описать для субъекта, чья человечность не подавлена. Не поймёт. Художественное слово о войне может только врать, и худшая ложь из всех получается тогда, когда пытаются фотографически передать правду. На этой мине подорвался Лев Толстой, понюхавший пороху офицер. Стал писать о войне, и привет... Разгул пацифизма в Западной Европе после Первой Мировой растёт оттуда же, не говоря уж про "окопную правду" о Великой Отечественной. На задачу описания героя как средство воспитания эта проблема также влияет пресерьёзно.

Вот такой карамболь вышел. Во-первых, герои всё-таки нужны вообще, в качестве примера. Во-вторых, в наше время они не имеют прикладного значения, следовательно, в реальной жизни невостребованы и специально не воспроизводятся. В-третьих, набор материала для описания этих героев и распространение полученного описания происходят в принципиально разных условиях.

***

Противоречие разрешается двумя способами. Первый: героев придумывают. Как Кузьму Крючкова, Эрика Хартманна, Джона Бэрча или Джессику Линч. Второй: героев подменяют святыми3. Советская власть сделала упор именно на второй путь, о чём, кстати, говорит наличие в её пропагандистском словаре катахрезы "массовый героизм". Та самая власть, которая за три десятка лет до того сделала всё, чтобы обрушить саму идею святости; та самая власть, которую впоследствии обрушили точно такими же методами.

Вот Зоя Космодемьянская. Героиня? Потомица Афины Паллады? Женский вариант "белокурого рыцаря рейха" Хартманна? Да нет, "мученица, не имевшая в момент своей смерти утешения от воинского успеха" - аналог можно найти в любой христианской традиции.

Реальная история - осенью-зимой 1941-го было холодно, и обе стороны старались лишить противника тёплого пристанища4. Поджигательницу Зою Космодемьянскую захватили, мучили и казнили. Девушка встретила смерть с достоинством, апокрифы тех времён приписывают ей выкрикиваемые уже под виселицей призывы к борьбе и слова "Сталин придёт!"
Сноска
Кстати, даже сейчас это звучит не так, чтобы фальшиво, а вот гипотетическая инфа о гибели Шестой Роты с криками "За Путина" или смерти в чеченском плену со словами "Великая Россия отомстит" вызовет рвоту у любого гражданина РФ, вне зависимости от очередных рейтингов.
Отличие от подобных случаев - набралось достаточно фотоматериала. Результат: "осталась в памяти народной". Блестящим завершающим мазком стал приказ не брать в плен солдат того полка, в котором казнили Зою.

Здесь очевиден христианский паттерн, не языческий и не атеистический. Героизма в его изначальном смысле тут ноль. Как это всё валили в перестройку? "Не надо было поджигать", "не то подожгла", "её предал такой же комсомолец", "внутри при вскрытии было обнаружено семнадцать зародышей". Дайте мне жизнеописание какого-нибудь христианского мученика, и я, пользуясь тем же методом, с закрытыми глазами сляпаю текст, который на реалижне оторвут с руками. Причём ведь даже не поймут: всё, что в прекрасном далёке выстроят их единомышленники, будет легко опрокинуто в хлам теми же самыми способами при первой надобности... Впрочем, отвлёкся.

Сравнительно недавно по ящику проходило очередное "телерасследование" на тему Зои. Там журналист упирал на стремление Зои к смерти, мол, она хотела погибнуть, так что отправлялась на поджог, зная о грядущей неудаче... Журналист пугал зрителей и был дурак; мне иногда кажется, что других в такие передачи не берут. Он мог бы включить на досуге телевизор и посмотреть на единственную удачную роль посредственной актёрки Милы Йовович, Жанну д'Арк, особенно в сцене штурма крепости. Многое понял бы. Кстати, Жанна попала в святые, и потому в своё время некто Вольтер, в рамках борьбы с церковным мракобесием, сочинил пиесу, в коей приписал Жанне д'Арк скотоложество. Сами понимаете, на что только не пойдёшь ради торжества разума над дикостью...

Пробейте так всех героев войны, отбирая их по количеству грязи, вылитой на них за последние двадцать лет; по громкости, с которой требуют "объективности" именно в их истории. И вы увидите, что героев у нас нет. Есть люди, хорошо выполнявшие свою работу, передовики-ударники, но ни в коем случае не исключительные.
Сноска
Покрышкин, скажем. Вообще, интересно было бы собрать статуты наград СССР в Великую Отечественную - что за что давали, и рядом статистику по выживанию в тех или иных войсках - по самолётовылетам, по времени и т. п. Имхо, видно будет, что награды у нас шли скорее за добросовестный по военным меркам труд, а не за сверхчеловеческие чудеса силы и храбрости.
А все, кто выше - это не герои, а святые, великомученики, страстотерпцы. Александр Матросов - не Муций Сцевола (и не штрафник, если уж на то пошло), а 28 панфиловцев и братья Горации - феномены несравнимые.

***

Почему так произошло?

Во-первых, Советская Россия была пост-православной страной, и за четверть века выветрить влияние прежней веры (не путать с церковью) было в принципе невозможно7.

Во-вторых, как я уже указывал, войну Советы вели на уровне общества, а не армии (пропаганда говорила "народная война"), а герои в первоначальном смысле этого слова придумываются только в отдельных от общества вооружённых силах, дабы было что показывать в тылу. Вряд ли в самой армии Российской Империи рассказы о Кузьме Крючкове снискали бурное одобрение.

В-третьих, герои, в отличие от святых, - всегда товар, на рынке на них можно сделать деньги. В СССР же в отсутствие рынка стимула к раскручиванию героизма в противовес святости не было.

В-четвёртых, в ситуации войны на уровне общества её тяготы несёт на себе общество, а не только армия. Очевидно, что более эффективными и долговечными вдохновляющими фигурами служат не успешные армейцы, а те, кто вынес эти тяготы правильно и не сломался даже в самом крайнем случае. Святые.

Выводы по современному обществу и проч. предоставляю сделать читателям. Сам же скажу: имхо, технология десакрализации подлежит исключению из жизни российского общества и использованию только против внешнего врага.

to be continued.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 14 Непрочитанное сообщение BadBlock » 05 апр 2005 15:49

Из комментариев
==============================================

...языческие герои - а героизм есть языческая концепция, чего уж там - выживали для получения почестей. Собственно, если герой накрывался медным тазом до того, как его признавали героем, героем посмертно его и не признавали. Если бы гидра прикончила Иолая, в сказаниях о Геракле он бы и не упоминался. Бросок на амбразуру проходит, имхо, по тому же разряду, что не сдать товарищей под пытками в гестапо - как мученичество. До броска на амбразуру эти люди себя ничем особо героическим не проявили, не так ли?

Если Вы говорите про дом Павлова - это и есть чистый пример добросовестной и умной работы. На надрыве и берсерке столько времени продержаться невозможно. Равно как и снайперские изыски Зайцева. Посмотрите фильм "Враг у ворот" - там как раз снимают о героях, и именно это определяет всю гнусность сюжета. Если хотите, можете прочесть на моём сайте, в разделе "Крамола", старый текст "Враг у ворот. Как это было". Там просто компиляция на похожую тему.

==============================================

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 15 Непрочитанное сообщение BadBlock » 11 апр 2005 20:33

Русская кампания 1944 года. Опыт объяснения по глобусу. Начало.

"Местность была так сильно изрыта снарядами, что это помогло малочисленным и оглушенным бомбардировкой оборонявшимся немецким войскам остановить американское наступление."

Сначала, как водится, несколько слов на тему возможных альтернатив.

По Курской битве я решил ничего не писать (пока?). Дело в том, что её даже извратить пытались как-то по-голливудски. Типа, если бы немцы продвинулись ещё на один километр, если бы своим героическим наступлением в Сицилии союзники не отвлекли бы дивизию "Адольф Гитлер", лишившуюся к тому времени танков, если бы рядовой Райан не обезвредил бомбу за две секунды до взрыва... в общем, ясно. Это от бессилия. Если коротко, то на деле Курская битва здорово походила на попытку очень тренированного человека пробить лбом каменную стенку, за которой его всё равно ждали с топором.

В общем, обеим сторонам на Восточном фронте было понятно, что 1944 год будет годом большой порки. Ясно было и то, кто будет пороть, кого и за что. Опять-таки, играя за Германию, я бы просто запросил мира, пока есть, чем торговать. Запросил бы именно у Сталина, так как западным союзникам по большому счёту Германия была уже нафиг не нужна, а Союзу могла бы пригодиться. Кстати, изначально требование безоговорочной капитуляции Германии принадлежит не Сталину, а западным союзникам.

Гитлер, конечно, при таком раскладе не выживал, и именно это обстоятельство заставляет меня с подозрением относиться к современным националистическим доктринам - если вождь столько требует от народа под девизом "мы с тобой одной крови", он должен ему не меньше. И если бы Сталин потребовал провезти Гитлера в клетке по Красной площади, надо было подчиниться. Ради этого самого народа. Гитлер же избрал стратегию затягивания войны, надеясь на политические факторы - скажем, на раскол в противостоящей ему коалиции. Если бы у него ещё были возможности этот раскол спровоцировать, стратегия выглядела бы разумной. С "чудо-оружием" тоже были проблемы, и проблемы именно в ориентации мышления, если можно так выразиться. Скажем, немцы располагали проектами систем, которые могли предельно осложнить жизнь бомбардировщикам союзников - вплоть до зенитных ракет. Но Гитлер тратился на "Фау". Бабахали громче, да.

"Десять ударов" в этом тексте (повторяю - только в ЭТОМ тексте) я определяю по АВТОРСКОМУ перечислению, а не по учебникам истории. Почему? Потому, что речь идёт о кампании 1944 года. Впервые "десять ударов" были перечислены лично И.В.Сталиным в докладе "Двадцать седьмая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции" от 6.XI.1944.

Вот, нашёл очень хороший рисунок, удобный для анализа в первом приближении. Удары пронумерованы по времени нанесения, две жирных линии - состояния фронта "до" и "после".


Изображение


Вам не кажется странным, что всевозможные ревизионисты Великой Отечественной на таком уровне (см.рис.) вообще не рассуждают? Ну там, страдания штрафника, который под огнём заградотряда бежит в атаку. Соотношение потерь. Немцы пахли одеколоном. Предатели предали, потому что Сталин был плохой. И так далее.

А ведь на рисунке во весь рост изображена железобетонная адекватность советской большой стратегии, которую оспаривать просто бессмысленно. Именно здесь корни уверенности и нашего генштаба, и всяких комитетов начальников штабов в том, что Советы могли завоевать весь мир.

Смотрите сами.

1. Январь 1944. Немецкая оборона под Ленинградом взломана, немцы отброшены. Всё? Ага, щас. Северный фланг немцев - Финляндия - был им нужен только тогда, когда у немцев была инициатива, и нужен под две конкретные задачи - взять Ленинград и перервать ж.д. на Мурманск, после чего этот фланг схлопывался по линии от Белого моря до Балтики, и высвобожденные войска пёрли в глубь русской территории. Ни того, ни другого не вышло, а с переходом инициативы к советским войскам немцы получили все прелести растянутого фланга, уязвимых коммуникаций и ненадёжного союзника в одном флаконе. Первым ударом Советы фактически выиграли северный фланг, вытеснив немцев в Прибалтику. После этого, при активном содействии Рузвельта, пригрозившего разрывом дипотношений с финнами, запустился переговорный процесс конкретно о мире - уже в середине февраля в Стокгольме встретились Паасикиви и Коллонтай. Потом СССР сделал откровенно гениальный политический ход, сняв все предварительные условия по проведению переговоров и отобрав таким образом отмазки финского правительства, которое было бы радо *изображать* переговорный процесс, стараясь усидеть на двух стульях. На фоне "союзника" Гитлера, в открытую угрожавшего оккупацией Финляндии, Советы смотрелись гораздо предпочтительнее. К сожалёнию, финское правительство всё же потребовалось убеждать таской, но об этом потом.

2. Корсунь-Шевченковская операция. Конец января-март. Южный фланг. Ага-ага, сперва на севере, потом на юге, пусть немцы резервы катают туда-сюда. Крым Гитлер всё ещё держал, и это было правильно, хотя, повторю, в общем случае стратегия жёсткой обороны к тому времени уже пережила себя. Немцы теоретически могли половить шансы в мобильной войне, сдавая большие территории, но увы, их пространство решений уже было в большей степени, чем в том же 42-м, подвержено влиянию чисто экономических и технических факторов.

Подготовительным ударом Ватутина - специалиста по Манштейну, кстати... - была перерезана рокадная ж.д. Одесса-Вильнюс, читай - коммуникации между ГА "Центр" и ГА "Юг". Затем наши устроили немцам собственно Корсунь-Шевченковский котёл, который и зачистили к 17-му февраля. К этому же сталинскому удару относится и операция по ликвидации никопольского выступа. Ну, тут Гитлер сам напросился, цепляясь за месторождение марганца. Хотя какой у него был выбор? Когда немецкая оборона рухнула, немцы просто *побежали* - трудно по-другому объяснить потерю несколькими дивизиями всего тяжёлого вооружения.

Какие-то особые приметы этого наступления? Особых нет. Всё то же. Немцы придерживались идеи жёсткой обороны. Что это означало? Это означало, что наши, имея превосходство в людях раза в полтора максимум, спокойно массировали силы для атаки там, где хотели, чему протяжённая линия фронта только способствовала.

3. Крым. Апрель-май. По смыслу это уже была уборка мусора со всеми её прелестями. Немцы были разорваны в основном огнём артиллерии и работой авиации, приказ Верховного прямо запрещал *тратить* людей, в результате немецкие безвозвратные потери превзошли наши на порядок. "Никто их сюда не звал." (с)

4. Карелия. Освобождение Выборга и Петрозаводска. Горячих финских парней следовало поторопить с размышлениями, хотя повторяю - уже после первого сталинского удара Финляндия оказалась в положении "неуловимого Джо". Достаточно своеобразный театр, достаточно своеобразный расклад по вооружению - наше превосходство в технике было подавляющим, но летом в том регионе наземная техника не особо помогает. Дрались финны неплохо, причём настолько неплохо, что некоторые их историки до сих пор считают, что упорная оборона финнам чем-то оказалась полезна. Тем не менее, в середине июля наши просто остановились, ибо, во-первых, люди были нужнее на других фронтах, во-вторых, чтобы доколотить финнов, сил всё равно было достаточно, и, в-третьих, переговорный процесс уже шёл, и шёл предельно прагматично. Не хотите, чтобы в резюме присутствовало слово "капитуляция"? Да ради Бога. Не можете сами выгнать немцев? Поможем. Ах, уже можете... Какие-какие границы? Какого-какого 39-го года? Так, вон дверь, уйти не забудьте, нам ужинать пора... Что? 40-го? Ну вот, давно бы так.

Таким образом, четыре первых удара безусловно выиграли фланги Восточного фронта (см. рис.), причём на южном фланге войска наших европейских гостей просто съедались в окружениях.

5. Белоруссия. Операция "Багратион", которую на Западе именуют несколько более сухо "уничтожением (destruction) группы армий "Центр"". Вообще, должен сказать, что наши пропагандисты упустили дивную возможность экспорта подобных названий. Нормальное такое двуязычие - для нас операция по имени-отчеству, для иностранного потребителя - какое-нибудь "истребление", "опустошение", "экстерминация" и "эрадикация". "Мочилово", в конце-то концов. Не хотят уважать, пусть боятся.

Знакомство первого встречного гражданина с операцией "Багратион" в лучшем случае сводится к тому, что он вспоминает известный апокриф, где Верховный предлагает Рокоссовскому подумать, потом подумать ещё раз, а потом говорит что-то вроде "а х... с ним, сделаем по-Вашему". О чём именно предлагалось подумать Рокоссовскому, первый встречный уже не знает.

Так вот. Основной идеей нанесения поражения противнику по-прежнему оставался взлом обороны на конкретном участке фронта и ввод в прорыв подвижных соединений с последующей эксплуатацией их достижений - охваты-окружения и проч.. В связи с этим, естественно, применялся принцип массирования сил на участке прорыва. В Белоруссии наступать поначалу собирались так же. Рокоссовский предложил следующее, ссылаясь на условия ТВД: разделив силы, атаковать сразу все группировки противника, державшие оборону на тактической глубине. Идея состояла в том, чтобы, лишив эти группировки подвижности и возможности помочь друг другу в отражении хрестоматийного "главного удара", раздолбать их на месте и выйти на оперативный и даже стратегический простор, где уже никто не будет путаться под ногами. Знаменитая "рельсовая война", начатая 20-го июня, тоже имела целью лишить немцев подвижности. Чтобы, значит, сидели спокойно, пока наши их будут оперировать.

На уровне большой стратегии немцы обосрамились самым позорным образом. Я не знаю, какова тут доля успехов нашей разведки и неуспеха их, не знаю, кто именно ответствен за неверное предположение (генералы, как обычно, в мемуарах всё валят на фюрера), но базовая гипотеза состояла в том, что русские ударят южнее Припяти - там довольно красивый получался выход на Вислу и до Балтики с юга на север... Спасибо, конечно, что они так хорошо о нас думали, но и в Белорусии неплохо получилось.

Что мне нравится в "Багратионе" чисто эстетически - то, что немцам заплатили за блицкриг той же валютой. "Долг платежом страшен" (с). Я говорю, естественно, не только о совпадении дат наступления - я говорю и о способах. Скажем, три из каждых пяти самолётов, бывших у немцев на этом направлении, наши вынесли бомбардировкой аэродромов. Цифры суточного продвижения наших войск вообще превосходят аналогичные показатели для этих мест, достигнутые немцами в 41-м. Котёл под Минском на сто тысяч персон - надо, надо... Наловленных именно там офицеров и генералов потом провели по улицам Москвы.

Нашёл вот выдержки из дневника одного немецкого пехотного офицера.

«27.6. Все катится вспять. Последние силы еще ведут тяжелые бои, чтобы, чтобы прикрыть мост. Все отступают. Машины увешаны людьми. Дикое бегство.
29.6. Продолжаем отход. Русские все время стараются нас обогнать параллельным преследованием. Партизанами разрушены все мосты.
30.6. Невыносимая жара. Начался путь ужасов. Все встало. Мост через р. Березина под сильным обстрелом. Мы проходим через этот хаос.
1.7. Все совершенно выдохлись. Двигаемся дальше по шоссе на Минск. Дикие пробки и заторы. Часто обстрел справа и слева. Все бежит. Паническое отступление. Многое остается на дороге.
2.7. Русские заняли шоссе, и больше никто не пройдет… Такого отступления еще не бывало! Можно сойти с ума».

Да пожалуйста, сходите: жалко, что ли... Повторяю: "Никто их сюда не звал" (с). Кстати, в это время командира группы армий "Центр" генерал-фельдмаршала Буша (не возбуждайтесь, это однофамилец) заменил генерал-фельдмаршал Модель, который до того в должности командующего группой армий "Северная Украина" ждал русского наступления. Не помогло.

В общем, немецкая оборона на довольно долгое время перестала существовать. Примерно до конца лета (тут важен ещё и 6-й удар, но о нём позже). Сокращение линии фронта работало сперва на наших, позволяя высвобождать дополнительные силы для преследования. Линия фронта отодвинулась более чем на полтысячи километров на запад.

Наступление окончилось так, как ему и полагается - коммуникации растягиваются, тылы отстают (уже с 9 июля на некоторых направлениях наши снабжали войска горючкой по воздуху), плотность войск противника увеличивается... Наиболее интересны следующие моменты.

Во-первых, с трудом отбитый немцами бросок наших к Рижскому заливу с целью перерезать коммуникации группы армий "Север". Сам этот бросок был в каком-то смысле большей наглостью, чем десант союзников при Арнхейме, воспетый в фильме про слишком далёкий мост.

Во-вторых, освобождение Люблина (23 июля), в открытую *заказанное* Сталиным к конкретной дате (26 июля), что было редкостью. Оно и понятно, надо было где-то апгрейдить правительство Польши, главным преимуществом которого перед лондонским была вменяемость. Именно к этому событию относится известный апокриф с посылкой Сталиным Черчиллю своего портрета и гаданием последнего, как Сталин его умыл на этот раз.

В-третьих, заморочка с, прости Господи, "восстанием" в Варшаве. О нём потом как-нибудь.

Так, это была только половина из 10-ти сталинских ударов. Посмотрите опять на рисунок. Представьте себе, что на нём только результаты ударов с 1-го по 5-й, и всё. Красиво, не правда ли? Немцы начали с того, что имели хреновый северный фланг. И они продолжают его иметь, но уже в Прибалтике. Один союзник выведен из войны, - Финляндия - но русские войска выходят на границу с Румынией, так что политическая (над-военная) головная боль по удержанию своей коалиции у немцев остаётся и даже усиливается, ибо защищать Финляндию было легче чисто по условиям ТВД. Сокращение линии фронта обесценивается тем, что значительная часть войск, подвергшихся ударам, была съедена в окружениях. Короче, немцы, понеся невосполнимые потери, не решили этими жертвами ни одну из своих проблем. Если это не идеальная наступательная стратегия, то что тогда - идеальная?

to be continued.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 16 Непрочитанное сообщение BadBlock » 13 апр 2005 21:16

Ещё один дисклеймер.

Опять-таки, вынужден напомнить, зачем я взялся за эту писанину о войне. Оно нужно, ибо старое уже подзабылось, как видно по некоторым реплаям.

У нас о войне пишут либо очень серьёзно, либо очень несерьёзно, либо за деньги. В результате получается следующее: товарищ Исаев пишет в некой книге, что немцы упредили нас в развёртывании, обеспечив это упреждение как чисто военными методами, так и политическими. Короче, всё тот же тезис о "вероломном нападении" - советская пропаганда, при всей её перекрученности, в главных вещах не врала. Но. Исаева читают в основном те, для кого понятие "развёртывания" уже не является тарабарской грамотой. А те, кто "мы консульства не понимаем! Здесь Плюк!" - читают Резуна, причём абзацы, насыщенные перечислением номеров армий и дивизий, пропускают. Или того хуже, читают статью из "Московского комсомольца" с типическим названием "Сталин верил только Гитлеру, а тот его обманул" (не вру, сам видел у кого-то в метро).

И в результате та правда о войне, которая нас не унижает, запрятана в перечислении номеров корпусов и дивизий, ordre de bataille, мемуарах военачальников - причём чем профессиональней военачальник и чем больше ему есть, что рассказать, тем нечитабельней мемуар. А на поверхности оказывается... ну, вы сами знаете.

Война как деятельность есть величайший памятник человеческому мышлению (это не есть положительная или отрицательная оценка). Ничто другое не учит рационализму так, как война - и провал на экзамене чреват. Те мыслительные конструкции, которыми оперировали военачальники, да и просто офицеры прошлого, не имели себе равных в штатском мире, пожалуй, вплоть до периода НТР, когда потребовалось создавать сеть сложных взаимосвязанных производств.

И если изучение этого бесценнейшего материала тонет в информационном шуме типа "Сталин верил...", "сверхударная 9-я армия с непобедимыми танками БТ готовила наступление на Новую Зеландию в марте 1941-го года..." - это преступление против человечности, достойное стоять в одном ряду с геноцидом и рекламой. Это преступление против рациональности, против того, что вообще делает нас людьми, а не общественными животными.

Так вот, мои тексты как раз и порождены помянутыми стереотипами - точнее, их отвержением. Я не хочу и не буду расписывать темы *подробно* - к счастью, есть справочники, есть те же мемуары, есть описания войны, созданные много более талантливыми и информированными людьми, чем я. Даже яндекс есть. Я не хочу и не буду вылизывать источники, так что ошибки у меня неизбежны, другое дело, что намеренной лжи в этих текстах нет и не будет, как и не будет подмены попыток *объяснить* попытками *выгородить*. Кстати, я обещал пробить источник второго уровня, по которому Сталин якобы намеренно придержал Висло-Одерскую операцию, ожидая, покуда союзникам надерут задницы в Арденнах. Пробил. И квалифицировал его как ненадёжный, из придворных апокрифов сталинской поры. Так что можно бы и отредактировать тот текст, но я и этого делать не стану.

Цель топотания по клавиатуре в данном случае - просто заполнить разрыв между серьёзными и несерьёзными текстами, попытавшись хотя бы пунктирно обрисовать логику происходившего за ударными картинами типа комиссара, палящего из пулемёта по штрафникам. Если кто-то хочет проверить мои построения - ради Бога, вон справочники и исторические исследования. Шёпотом признаюсь: я их тоже читал. Другое дело, что нормальный человек, голова у которого честно засрана "репрессиями командиров", "заваливанием трупами" и прочими "штрафбатами", в попытке опровергнуть мои расклады голову себе хоть немного прочистит.

Всё это, кстати, относится не только к моим, но и ко *всем* текстам, созданным на эти темы без сваливания в сугубый профессионализм. Например, когда kenigtiger к маю вновь появится в сети, я попрошу у него собрать/сделать подборку текстов по военной теме типа "FAQ по лету-осени 1941-го года" с тем, чтобы выложить таковую на мой сайт. Почему? Потому что товарищ умеет формулировать в плане оперативного искусства лучше, чем я (хотя я склонен считать, что с позиций методологии ему можно поставить немало запятых).

И когда количество таких вот текстов превысит определённый порог, когда они хоть немного разойдутся по сети, тогда хоть немного сложнее станет заваливать мозги трупами с радостными криками "кайся, русская свинья". Или немецкая. Это и есть конечная цель. Хоть чуть-чуть *надгрызть*. Завалить трупами байтов.

Извините за горячность и известную напыщенность текста. Переписывать уж неохота, тем более, что набиваю прямо в окно ЖЖ. Грохнулась дискета с окончанием очерка по кампании 1944-го. Теперь до понедельника. Вместе с отчётиком по Варшавскому восстанию. Таки :-( .

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 17 Непрочитанное сообщение BadBlock » 18 апр 2005 11:52

Кампания 1944 года. Окончание.

Возвращаясь к теме.

6. Львовско-Сандомирская операция. Июль-август. Вынужден отметить, что это, в общем-то, было прямое действие в чистом виде, то самое, которое Сунь Цзы заклеймил выражением "хуже всего - осаждать крепости". То есть цели поставлены, задачи определены, противник обо всём догадался и ждёт (хотя слова "с нетерпением" тут добавить трудно). И тем не менее, рассматривая этот удар в масштабе всей кампании, видно, что он решает не только местные задачи. Дело в том, что с подвижными немецкими резервами, которые кантовались именно в тех местах (ГА "Северная Украина") надо было разбираться, пока никуда не уехали (немцы уже начинали отход). Нашим армиям удалось рассечь ГА "Северная Украина", однако прорваться за Карпаты с ходу не получилось из-за проблем со снабжением. Впрочем, те же проблемы начались и у немцев, т.к. наш прорыв к Карпатам заставил их снабжать ГА "Южная Украина" в обход через Балканы и Венгрию.

Изображение

Вновь посмотрите на карту. Удар в Белоруссии, и немцы оттягивают туда войска с северной Украины. Удар на северную Украину - туда идут войска с южной. Удар на южной Украине (Ясско-Кишинёвская операция) - и опаньки... Имхо, ошибка Гитлера заключалась в том, что он поставил удержание завоёванных территорий выше, чем удержание союзников, что неразумно (тот же Сунь Цзы ставил "разбить союзы врага" выше, чем захват территории).

Для прямого действия операция была чрезвычайно успешной, особенно прорыв наших армий за Вислу (Сандомирский плацдарм, начало августа). Немцы попытались выбить наших оттуда по полной программе - там, если не ошибаюсь, впервые пошли в бой "королевские тигры". Хотя "королевские тигры" - это так, крем на торте, на всех тех резервах, которые немцы туда подтянули, ослабив, повторяю, ГА "Южная Украина", что позволило нашим исполнить Ясско-Кишинёвскую операцию. Однако наши сосредоточили там аж три танковые армии (то ли 1-я, то ли 3-я та, не помню, потом 5-я гта, потом подошла 4-я та), и вышло по пословице "сколько волка ни корми, а у медведя всё равно больше".

7. Ясско-Кишинёвская операция. Август. Пока немцы пытались выбить нас за Вислу, наши начали разбираться с германскими союзниками. Вообще, надо понимать, что именно угроза удара с юго-востока может рассматриваться как решающая для выигрыша заграничного этапа войны СССР с Германией. Конечно, ломиться по кратчайшей прямой через Польшу - очевидная идея. Однако вместе с ударом через Румынию и Венгрию этот прорыв создавал ситуацию, которая называется в шахматах "принцип Тарраша" и формулируется, кажется, так: "позиция считается проигранной, если в ней наличествуют две некомпенсирующие друг дружку слабости". Прямая атака через Польшу создавала угрозу собственно германским землям и резко ограничивала возможности маневра для обороняющихся против превосходящего противника (раньше надо было думать). Атака через Румынию и Венгрию выводила из строя союзников, заигрывала фактор открытого фланга и, главное, лишала немцев нефти.

Принятие этой стратегии однозначно подтверждает, что наши надеялись только на себя и считали себя совершенно способными уделать Гитлера и без второго фронта, без угроз с юга (из Италии) или с запада.

Юмор, если можно так выразиться, этой операции заключается в том, что наши устроили котёл всё той же 6-й немецкой армии, которая уже огребла под Сталинградом (с другим личным составом, ясное дело). Мало того, фланги, которые наши пробили, окружая немцев, закрывали те же румынские армии, 3-я и 4-я. На этот раз дело окончилось несколько быстрее - наступление началось 20-го, котёл образовался 23-го и был ликвидирован 27-го августа. 23-го же августа король Румынии Михай вызвал к себе диктатора Антонеску и арестовал его, а потом честно держал своих политиканов в узде, не давая им лечь под западных союзников, чего многие из помянутых политиканов хотели всеми фибрами души.

В начале сентября наши вошли в Бухарест, а 12 сентября румыны записались в антигитлеровскую коалицию. Честно говоря, если бы не важное стратегическое положение Румынии, можно было бы оставить королю его страну. Заслужил. Но увы. По крайней мере, всё оформили без эксцессов. И даже орден "Победа" дали.

Война с Болгарией вообще легка для описания. 3 сентября Толбухин опубликовал эдикт, в котором утверждал, что Красная Армия не желает воевать с братским болгарским народом. 5 сентября правительство СССР объявило Болгарии войну. 8 сентября наши вошли на территорию Болгарии, причём болгары по нашим не стреляли, а у нас действовал приказ оружие у них не отбирать. Война, однако. Днём 9 сентября в Болгарии сменилось правительство, а вечером Сталин отдал приказ прекратить боевые действия против Болгарии. В общем, всегда бы так.

Лирическое отступление. Наблюдается интересная корелляция: чем больше нам должен некоторый народ, чем более крупные неприятности его миновали из-за русской доблести или снисходительности, тем больнее этот народ норовит пнуть русских в моменты нашей слабости. И наоборот. Кажется, венгры меньше всех народов Восточной Европы цветут и пахнут по поводу "советской оккупации".

А ведь мадьяры дрались за Гитлера, пока вообще могли драться, и пустили нам кровь из носу всерьёз, несравнимо со всеми иными союзниками немцев. А потом в 1956-м году, когда подумали, что почуяли слабость, восстали не по-детски, без "оранжевых" чехословацких ужимок и прыжков. Наши им объяснили, что нехорошо вырезать у пленных советских офицеров "погоны" на плечах, и уж совсем не надо было захватывать роддом с офицерскими жёнами. Технология объяснения, хоть и далека от НЛП, заслуживает пристального изучения (может, напишу как-нить).

8. Прибалтика. Сентябрь-октябрь. В общем, здесь немцы очень хорошо подготовились, создали мощные рубежи обороны "Валга", "Цесис" и "Сигулда", прикрывавшие Ригу. Если посмотреть на карту, то видно, что именно взятие Риги выигрывало эту битву - дальше отрезанная ГА "Север" могла помышлять только о капитуляции. Немцы, однако, предусмотрели и это, сосредоточив в Курляндии (северо-запад Латвии) все оставшиеся у них танковые дивизии в количестве пяти штук, чтобы заровнять русские ставки.

Сперва наши добросовестно бились лбом о немецкую оборону, неся неприемлемые потери. Казалось бы, самое время раздаться окрику из Кремля: "Атакуйте, пока не завалите их трупами, а то либеральные историки в будущем сильно обижаются!" Но увы. Окрика не было, хотя атаки продолжались, чтобы немцы не расслаблялись и вообще смотрели в нужную сторону. Тем временем наши подготовили удар на Мемель (местная кличка - Клайпеда), то есть просто решили увеличить размеры будущих клещей, причём переброску провели так, что немцы её прохлопали - если быть точным, то просто не поверили, что уже во время осуществления операции можно перенести направление главного удара. Когда началось наступление на Мемель, немцы из Риги сами ушли, засев в Курляндии в количестве 33-х дивизий.

9. Югославия (октябрь) и Венгрия (очень долго, хотя началось примерно тогда же). Ну, я не большой сторонник всех эти "славянских братств" и "православных народов", но мы югославам - точнее, сербам и черногорцам - просто *должны* и ещё долго будем. За что? За тот месяц, который в 1941-м году немецкие танковые дивизии ездили по Балканам, долбая Югославию, где случился переворот, в результате которого Гитлер был послан нах, и было изъявлено желание договориться с Союзом. Все неприятности этих народов, очень крупные даже по меркам того времени, проистекли именно из этого события. А на этот месяц план "Барбаросса" был отложен. Такие дела.

В Югославии была каша на манер латиноамериканских заварушек. Немцы, усташи, четники, Тито - причём и четники, и Тито на протяжении войны играли и с СССР, и с Великобританией, невзирая на эмигрантское правительство Югославии, тоже спонсируемое англичанами. Сидел там и Русский охранный корпус белогвардейского происхождения, который резал коммунистов и был на содержании у немцев, но с четниками особо не задирался, а иногда им и помогал. Плюс наши туда заявились в сопровождении болгар, с которыми сербы в своё время дрались не на шутку... Но всё было сделано очень быстро и чисто, да и вообще, немцы скорее решали проблему, как унести ноги с Балкан, а не как их сохранить за собой, так что темпы нашего продвижения определялись скорее трудностями со снабжением по растянутым коммуникациям, чем вражеским сопротивлением.

Венгрия была в принципе другим делом. Не знаю, то ли они помнили, как им Николай I в 1848 году объяснил, почему революция - это нехорошо, то ли у них был общий национальный подъём и выплеск адреналина... Здорово походило на Польшу 1920 года, когда р-р-революционная Красная Армия не смогла разбить поляков, ибо теорийки о восстании угнетённых классов столкновения с реальностью не выдержали, что бы там ни писал Тухачевский.

Венгерский сухопутный адмирал Хорти, как и всякий политик, долго извивался, торгуясь со всеми сторонами, и доизвивался до того, что его в начале октября выкинули из офиса, или как там это по-венгерски называется. До самого своего разгрома венгры оставались верными и надёжными союзниками рейха. Надо сказать, что и у немцев не было психологических проблем, которые возникают, когда сражаешься на родной земле - с точки зрения циника, оборонительная битва на территории союзника по продуцируемому ей психологическому состоянию бойца вообще близка к идеалу.

Так что Венгрия была последней зарубежной ставкой Гитлера, и резервов он не жалел. Наши же не сумели создать адекватный операции перевес в силах (пехоте и танках) и заплатили за это. Кроме того, снабжение шло только автотранспортом, из-за разницы ширины колеи железных дорог. Да и качество маршевого пополнения, набранного уже на территории Украины и Молдавии, оставляло желать. Плюс весь ассортимент типа прекрасно организованных немецких контрнаступлений в январе 1945-го, попыток деблокировать окружённый Будапешт, мощнейших укрепрайонов (линия "Маргарита"), собственно городской войны при отчаянном сопротивлении гарнизона и так далее. "Не с папуасами воевали" (с), хотя, с другой стороны, превосходство в огневой мощи ещё никто не отменял, и тем, кто попадал под русские арт- и авиаудары, пятая графа помогала не сильно. Очень правильно подметили наши заокеанские друзья: "power is a firepower".

Из особых моментов, о которых я ещё не упомянул, в первую очередь надо вспомнить о словацком восстании. Это не был идиотский канкан а-ля Варшава, а серьёзно подготовленное выступление, нацеленное на захват и удержание обширной территории (в пике около 20 тыс. кв.км.), именно с оглядкой на СССР, и наши помогали чем могли и не могли, однако *прогрызться* через Карпаты в срок просто не успели (помощи словаки запросили 31 августа, а только 6-го октября наши пробили Дуклинский перевал), и восстание потерпело поражение. Собственно, материалы именно по этому выступлению со словами "это делается так" надо рекомендовать нашим польским друзьям, когда те начинают удивляться, почему москали не помогли, когда гордые ляхи аж с тремя тысячами единиц лёгкого стрелкового оружия начали бить стёкла в отдельно взятом городе.

Всё же это был 1944-й год, так что хэппи-энд был неизбежен. Венгров раздавили, а с ними и ГА "Юг", хотя решающий успех был достигнут только к середине марта 1945-го года и продолжился Венской операцией.

10. Крайний север. Конец октября-ноябрь. Наши вышли на территорию Норвегии, лишив Германию незамерзающих северных портов и источников сырья. И, конечно, резко снизилась угроза арктическим конвоям. Тем не менее, имхо, это всё же локальный удар, перечисленный в списке только потому, что в нём оказалась заиграна ещё одна потенциально суверенная страна - Норвегия.

Опять-таки, глядя на карту, можно убедиться, что и удары с 6-го по 10-й были связаны общим стратегическим замыслом, а именно - организовывалась угроза на двух направлениях, выводились из строя союзники Германии, окончательно съедался северный фланг и использовалась крайне малая плотность войск на фланге южном. Тем не менее, закон растягивания коммуникаций и увеличения плотности войск на сокращающейся линии фронта объективно действовал против нас, что и объяснило немалые потери в Прибалтике и особенно Венгрии.

В заключение опять-таки большая цитата из Лиддел-Гарта, ибо авторитет. Цитата относится к кампании 1943 года и, имхо, автор говорит в данном случае скорее об оперативном уровне, чем о стратегическом.

"Характер и темпы операций русских все более напоминали операции союзников во время их контрнаступления на западе в 1918 г., а именно: нанесение чередующихся ударов на различных участках фронта; временное прекращение наступления на определенном направлении, когда темпы его замедлялись перед лицом возросшего сопротивления противника, и переход к наступлению на другом направлении; согласование по цели каждого проводившегося удара для облегчения нанесения последующего; проведение всех ударов в тесном взаимодействии между собой с увязкой их по времени и пространству. Действия русских вынуждали германское командование, как и в 1918 г., поспешно перебрасывать свои ограниченные резервы туда, где наносился удар, и в то же время суживали возможности своевременно перебрасывать резервы на угрожаемые участки фронта. В результате немцы лишились свободы действий, причем количество резервов у них катастрофически сокращалось. Такая стратегия русских привела к общему параличу германской военной машины.

Методы действий русских являются естественными для любой армии, обладающей общим превосходством в силах. Союзные армии действовали на западе в 1918 г. точно так же, как Красная Армия в 1943 г. Этот способ особенно пригоден на театре, где рокадные коммуникации недостаточно развиты и не могут обеспечить наступающему возможность быстрой переброски резервов с одного участка фронта на другой для развития успеха на определенном направлении. Поскольку этот метод предусматривает прорыв фронта каждый раз на новом направлении, потери войск при этом будут выше, чем при прорыве фронта и развитии успеха в глубину только на одном направлении. Кроме того, достигнутый при этом методе успех на каждом отдельном направлении будет менее решающим. Однако суммарный эффект ударов на всех участках фронта будет довольно значительным при том непременном условии, что сторона, которая пользуется этим методом, имеет достаточно сил, чтобы выдержать напряжение в течение длительного времени."

Как видно, в кампании 1944 года тот же самый принцип был применён на более высоком уровне (из-за того, что достижимая глубина прорывов резко увеличилась), а в сочетании с политическими факторами (переход от собственно стратегии к "большой стратегии" по тому же Лиддел-Гарту) гарантировал поражение Германии.

Русское превосходство в силе реализовывалось не столько в лобовом давлении (живые волны на пулемёты, которыми нас любят пугать либералы), сколько в лишении немцев свободы действий, т.е. свободы оперирования резервами. Немцам просто не давали времени придумать, на какую гадость против нас эти резервы можно потратить (рекомендую посмотреть историю дивизии "Гроссдойчланд", работавшей "пожарной командой"). Любопытно, что классическая стратегия - прорыв на единственном участке и развитие успеха - для русского ТВД действительно была бы, скажем так, менее гарантированной, так как прорвавшиеся войска вынуждены были бы иметь дело с контрударом немецких маневренных резервов на всё ещё обширных пространствах, причём немцы воевать не разучились, и исход такой высокоманевренной зарубы уверенно предсказать нельзя.
Сноска.

Вообще в маневренных столкновениях очень многое зависит от того, "как фишка ляжет", и влияние случайных и принципиально неучитываемых факторов тем выше, чем выше связность территории, на которой маневренная война ведётся, и чем разнообразнее возможности, предоставляемые технологией. Экстремальный пример: битва при Мидуэе - море, авианосцы и немыслимая цепь случайностей в пользу американцев. В условиях русского ТВД, однако, выбор такого направления единственного прорыва, который гарантировал бы малое разнообразие возможностей немцев его отразить, автоматически означал такое же малое разнообразие возможностей русских по развитию успеха, и ситуация вырождалась в битву на истощение с немецкими резервами, при том, что превосходство технических возможностей обороны перед техническими возможностями атаки оставалось, а против прорвавшихся русских продолжала работать растянутость коммуникаций. То есть каноническая стратегия единственного прорыва линии фронта либо неприемлемо повышала степень непредсказуемости результата, либо вела к битве на истощение с громадными потерями. Назад.
Кроме того, сама глубина такого единственного прорыва в 1944 году даже в самых оптимистических допущениях не давала надежды на решение исхода всей войны.

Интересно упоминание Л.-Г. о "тесном взаимодействии [советских ударов] между собой с увязкой их по времени и пространству". Я не припомню источников, апологетических или обличительных по отношению к Гитлеру, в котором вообще упоминалось бы, что он, со своим стремлением лезть во все дела, рассматривал решения в масштабе всего фронта, не скатываясь тут же к обсуждению какой-то единственной операции. Это говорит о гораздо более эффективной организации стратегического планирования советской стороны. Постарался здесь Тот, Кого Не Упомянет Наш Любимый Президент в День Победы.

И, наконец, о потерях. Действительно, стратегия чередующихся ударов более затратна с этой точки зрения, но, как сказано выше (и ниже), она для условий нашего ТВД и соотношения сил успех *гарантировала*. Неплохая иллюстрация к общей картине советско-европейской войны - азартный игрок, авантюрист Гитлер и холодный, расчётливый менеджер Сталин. Урок, который необходимо помнить, имхо, хотя выводы каждый тут делает свои.


--------------------------------------------------------------------------------



to be continued. Дальше, наверное, будет сравнительно небольшой оценочный текст по вопросу, надо ли было нам вообще лезть в Европу. И почему это всё-таки надо было. Да, а по Варшавскому восстанию я нарою ссылки - были очень хорошие тексты в "Спецназе России".

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 18 Непрочитанное сообщение BadBlock » 25 апр 2005 23:14

Искренне о Польше (и о восстаниях тоже). Начало.

Во время сеанса автовуайеризма (то бишь прогона в поисковике собственного ника), заметил на одной из ссылок на мои тексты, что "автор не любит поляков". Честно говоря, трудно не любить народ, давший миру слово "быдло". Но я стараюсь. Хотя и сознаю, что великому польскому народу от любых моих чувств по отношению к нему ни тепло, ни холодно. Пусть так и дальше остаётся. Однако объяснить мой предрассудок не помешает.

Начну с того, что Польша, как и мы, убогие, лежит за нулевой изотермой, т.е. среднегодовая температура там ниже нуля. Ну, кое-что кое-как выправляется за счёт моря, климат не такой мерзко континентальный, как у нас, но в принципе траблы по развитию хозяйства перед ляхами были те же, что и перед москалями, которые ещё тогда так не назывались. И во времена совсем уж ранешние считаться обидами глупо. Заглянули наши к полякам веке в десятом. Заглянули поляки к нам в 1018 году, некто Болеслав Храбрый взял Киев.

Но вот дальше началось интересное. Как я уже сказал, проблемы с сельским хозяйством у них были те же, что и у нас, то есть произвести достаточно жрачки, чтобы прокормить бойцов, инженеров, музыкантов, виночерпиев, священников, учителей - было очень сложно. Как известно, русские пошли по пути наглой экономии на всём, кроме власти, лишь бы не стать заштатной европейской провинцией и кормушкой для Степи. Поляки нашли другой путь. Они нерушимо поддерживали католическую веру и продали себя, как форпост европейской цивилизации на её восточной границе. В понятие "продали себя" я не вкладываю какого-то негативного смысла. Поляки нашли путь повышения торгового, организационного и иных ресурсов, хотя иногда он выходил им боком (я всю эту тевтонскую плесень имею в виду). Это сработало, значит, это было правильно.

Однако помимо многих приятных бенефитов, такое положение накладывало и обязательства. Нельзя быть форпостом вечно. Либо окружающие варвары цивилизуются, либо миссионеров съедят. Варварами неведомо для себя работали русские, которые цивилизовываться по европейским распоняткам не захотели - во-первых, в социальном аспекте они тех же поляков превосходили на голову, во-вторых, поляки вели себя, прямо скажем, невежливо - даром, что ли в русском языке закрепилось польское слово "гонор" в совершенно определённом значении, ни в коей мере не совпадающем со значением русского слова "честь".

Рискуя утомить читателя перечислением дат и правителей, начну с того, что серьёзные войны с поляками начались сразу, как только русские решили более или менее проблему работорговли на востоке. Ибо нефиг. Поляки имели конкретный навар от того, что они якобы своими телами закрывали Европу от диких москальских схизматиков, а о польских цивилизаторских усилиях на той же Украине, да и в Литве лучше умолчать, ибо неаппетитно и, в отличие от страшных рассказов об Иване Грозном, не опровергнуто.

Надо понимать, что поляки действительно цивилизованнее нас. Они обогнали нас примерно на четыре-четыре с половиной века, ибо огребли свою перестройку примерно тогда, причём без всяких холодных войн. Уже вторжение 1610 года проводила страна, в которой короля выбирали на сейме. Хотя порвать русскую армию возле Клушино им это тогда не помешало. Так как с ИТ вообще и печатным словом в частности в те времена было несравнимо хуже, чем сейчас, то пир расп...ев продолжался довольно долго; скажем, с 1652 года и чуть более века действовало "либерум вето", когда решение сейма мог заблокировать любой его участник, то есть любой шляхтич. Я не шучу. При том, что среди польских магнатов (это такие олигархи) были люди вменяемые и даровитые, - по крайней мере, пока не доходило до "окончательного решения восточного вопроса" - Польша как государство не стоило и гроша. В конце концов его просто купили, причём сразу несколько стран и довольно дёшево.

Русский драйв в описываемую эпоху определялся примитивным стремлением закрыть своего землепашца от набегов грабителей и работорговцев - по нужде, как многие степные народы, или по свободному выбору, как, скажем, крымские татары. Сам драйв мог оправдываться через "третий Рим", православную веру и много ещё что, но в его основе, повторяю, лежала здоровая идея, что лучше, если русский будет работать на русской земле и желательно на себя. Из красивых внешнеполитических комбинаций можно упомянуть использование украинского казачества, которое в лице Запорожской Сечи, правду говоря, представляло собой банду законченных отморозков, вменяемому государству нафиг не нужную.

Когда южный фланг был кое-как закрыт (во всяком случае, организовать масштабную карательную акцию Московия уже могла), у нас случился Пётр I. Вот кого бы я задавил в колыбели, будь у меня машина времени системы тов. Уэллса. Возьмите сталинскую эпоху, вычтите все её достижения и представьте, что бред либералов о ней - правда. Это будет довольно точное описание петровских "реформ". Когда Россия кое-как восстановилась, выяснилось, что, в общем-то, Польша всё ещё существует под боком, хотя видимых причин для этого у неё нет.

В 1768 году наши предложили полякам предоставить православным в Речи Посполитой равные права с католиками. Вменяемые поляки в сейме согласились. Невменяемые устроили мятеж, проплаченный Францией и, если не ошибаюсь, ещё и Австрией. Повторяю: заруба началась именно из-за требования прекратить дискриминацию по религиозному признаку.

Тут вообще надо понимать, что наши расценивали Польшу как глубоко больную страну и старались обращаться с ней по-хорошему. По-плохому было позже и на Кавказе. Но поляки этого не понимали тогда, не понимают и теперь. Наглость, с которой они требовали повиновения в начале 17-го века, была оправдана их государственной мощью и военным профессионализмом. Наглость, с которой они требуют извинений-за-всё в начале 21-го века, не оправдана ничем. Промежуточные состояния этой наглости отсюда исчислимы.

Екатерина Вторая была дамочкой жёсткой, и повстанцы живо огребли. Вскоре, однако, Турция зачем-то потребовала оставить поляков в покое, подкрепив эту незамысловатую идею объявлением войны. Наши, в общем-то, довольно чётко справлялись и на два фронта, но довесок в виде Емельки Пугачёва уже был чересчур. Чтобы больше не морочиться, наши приняли идею прусского короля разделить Польшу, что и произошло в 1772 году.

Итог опыта поляков не удовлетворил, им хотелось ещё. Подчёркиваю: тут мы имели дело с нацией, которая в результате ста лет безбрежной демократии для элиты при отсутствии серьёзных внешних угроз крайне ослабила свою связь с реальностью. Прибыльно разыграть себя как переходник между Россией и Европой поляки уже просто не могли в силу приобретённых особенностей мышления. Как только в конце 1780-х годов Россия опять сцепилась с турками и шведами одновременно, поляки тут же наплевали на все договоры и попытались построить себе державку. Они не верили, что Россия справится со своими оппонентами, а потом ещё припомнит польскую честность и верность. Они ошибались. В 1793 году по новому разделу Польша лишилась Белоруссии и много ещё чего, но это "много чего" заглотили пруссаки.

Поляки решили подбросить монетку и в третий раз, хотя результаты первых двух бросков могли бы убедить кого угодно. В 1794 году началось восстание под предводительством Тадеуша Костюшко. В 1794 году оно и закончилось благодаря Александру Васильевичу Суворову. А в 1795 году бригада врачей в виде России, Австрии и Пруссии положила Польшу в холодильник, по частям, в надежде на то, что мании и фобии некоторых народов время всё-таки лечит.

К сожалению, болезнь из острой формы перешла в хроническую. Скажем, любимой заморочкой всех и всяческих польских повстанцев с тех пор стала Польша в границах 1772 года. Они и под Наполеона легли с этой идеей. Результат, как ни странно, оказался прекрасный: Александр I даровал полякам конституцию, при том, что Польша сохраняла свою денежную единицу, свою армию и даже свой сейм, хотя вот уж сокровище... Через пятнадцать лет, в 1830-м, поляки начали борьбу лучшего с хорошим, то есть опять восстали, чтобы вместо границ 1772 года получить по мордасам сперва от Дибича, а потом от Паскевича. Так как дело было уже при Николае I, все игрушки типа конституции у ляхов живенько отобрали. Хватило до 1863-го года. В 1863-м году поляки опустились уже до партизанской борьбы, ибо шансов против русской армии не имели в принципе. Относительная деградация с того же 1610 года просто поражает! Партизан выловили и оприходовали, причём сделали это в основном мужики, которым отдали шляхетскую земельку указом "Об устройстве крестьян Царства Польского".

Это не свободолюбие, это уже нечто, похожее на мазохизм.

В 1917 полякам *свезло*. Я не стану гнать насчёт того, что сотрудничать с немцами было нехорошо и всё такое. Просто нашёлся умный вождь по фамилии Пилсудский, который добыл своей стране независимость, а какими средствами - дело десятое. Любая нормальная страна после того, как отложится от кого-либо, должна просто ощетиниться штыками и начать клацать зубами во все стороны, мол, не тронь мой суверенитет, не то загрызу. Нормальная страна не должна просить газ по низким ценам. С другой стороны, захватническая война тут тоже не опция. Даже если в России серьёзная заварушка.

Однако "синдром-1772" разыгрался не на шутку. Поляки влезли в охваченную Гражданской войной Россию. Юридическое обоснование - кажется, договор с Петлюрой... В общем, бумажка. Сама по себе та война любопытна для изучения - скажем, некоему А.Шикльгруберу надо было её изучать тщательно и смотреть оперативные карты на ночь. Да, кошмары бы снились, но прожил бы дольше. Напрочь разрушенная страна сумела собраться и вложить вторженцам по первое число, попутно определив доминирующую идею большинства битв двадцатого века - массирование подвижных сил. Гальдер приписывает идею Будённому, пресловутый Юрий Мухин весьма аргументированно выводит её от Махно, но это не суть важно. Важно то, что идея насчёт "трупа белой Польши" имела все шансы реализоваться. Если бы не Михал Николаич Тухачевский, тоже в чём-то поляк.

По милости М.Н. Тухачевского после "чуда на Висле" в плен к полякам попали десятки тысяч красноармейцев. Они были убиты - свинцом, железом, пытками или голодом. Как ни странно, никаких немцев на территории Польши в это время не было. И теперь, когда я слышу какие-то требования, какое-то копошение за какую-то Катынь, за какую-то Варшаву... Ребята, нехорошо зашивать красноармейцу в живот кота, "чтобы посмотреть, кто раньше сдохнет".

Проблема, конечно, почище теоремы Ферма: как дать понять полякам, что, услышав очередной блок их агрессивно-жалобных причитаний, первое, что нормальный русский испытывает, это желание послать их нахуй? Тяжкое историческое наследие сказывается здесь в том, что почему-то хочется послать всех оптом, а не только тех, кто жалуется. Нет, сам разговор может быть вежливым и совершенно на другую тему, но русский так подумал, чисто рефлекторно. Если он, конечно, русский, а не россиянин или, скажем, гермафродит.

Взаимоотношения СССР с Польшей после революции были скорее увлекательными, нежели добрососедскими. Надо заметить, что о слабости советского государства рождённые после войны поколения имеют самое приблизительное представление, спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство.

Польша, к сожалению, не перешла к какой-то новой стратегии поведения на мировой арене, то есть продолжала продавать себя как передовой и ударный отряд цивилизации, на этот раз уже не против схизматиков, а против коммунистов, а попутно увлечённо играла в сверхдержаву, которой всё можно. Другое дело, что на дворе стоял уже двадцатый век, и расплата была неизбежна.

to be таки continued.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 19 Непрочитанное сообщение BadBlock » 27 апр 2005 17:44

Продолжение о Польше и национальном характере вообще.

Ёршть. Думал написать небольшое пояснение, а получился, как обычно, трактат, причём в основном о происхождении национального характера.

Долго я жался и кочевряжился, но решил раскрыть одно из своих ноу-хау. Если кому понадобилось, благодарите mitrichu.

Хотите думать качественнее, отучитесь путать тенденцию и закон. Тенденция - это когда результат можно предугадать с некоторой долей вероятности, закон - когда результат действительно известен заранее. Продажа тенденции за закон - излюбленный способ наё...ки клиента всяческими пропагандистами, использующими естественную тягу человека к экономии мышления.

В вопросах проявления и формирования национального характера тенденцию путают с законом постоянно.

Национальный характер есть система оценок, совокупность реакций и сумма стереотипов, уникальная для представителей данной нации и стабильно наблюдаемая извне (формулировка, если не ошибаюсь, К.Крылова, хотя он, вероятно, адаптировал И.Солоневича). Опять же, речь идёт о тенденции, а не о законе. Закон был бы, если 100% представителей нации эту систему, сумму и совокупность демонстрировали бы в 100% случаев.

Как она возникает? Складывается с течением времени. Тут надо понимать, каким образом происходит изменения в уже существующем национальном характере, чтобы понять, как он вообще получился.

Начнём с внешних условий. Предположим, что для некоторого сообщества людей они одни и те же на протяжении долгого времени. Я имею в виду климат, географию и - позднее - дипломатию. Это означает, что перед теми, кто в какой бы то ни было мере решает проблему выживания и процветания данной общности, постоянно ставятся похожие задачи с похожими условиями. Все возможные решения делятся на неудачные и удачные. Неудачные не рассматриваем - дураки не выживают. Удачные решения также образуют некоторое множество, в котором, с точки зрения всей суммы задач, есть более и менее удачные.

Дальше - главное. Если некоторое удачное решение принято и используется частью общности, достаточно влиятельной для того, чтобы изменить с учётом этого решения структуры, связанные с воспроизводством целой общности, то эти структуры изменяются. И национальный характер, воспроизводимый этими структурами, тоже изменяется. Всё.

Пример утрированный и на пальцах: некоему племени стало нечего жрать. Один говорит: будем ловить сетью рыбу. Другой говорит: будем ловить сетью мамонта, он больше и вкуснее. Третий говорит: будем ловить мамонта, но в яму. Племя отрабатывает все три решения. Дурак, гонявшийся за мамонтом с сетью, погибает сразу, прихватив с собой сколько-то братьев по разуму, которые не дожили до эпохи свободных выборов. Какая-то часть племени пробует наесться рыбой, какая-то - мамонтятиной, пойманной в яму. И вот тут наступает момент истины, который может зависеть от самой что ни на есть случайности: обвалился край ямы, и мамонт выбрался, или, скажем, сеть зацепилась за корягу... Но бОльшая по влиянию часть племени явно или неявно голосует за один из вариантов, который на данный момент(!) кажется(!) лучшим. И следующее поколение детей учат ловить только мамонтов. Или только рыбу.

Заметьте, сколько тут тонких мест. Предложенное решение, которое работает *вообще*, может не сработать *в период его тестирования*. Ибо тенденция, а не закон. Точно так же в принципе неудачное решение может работать *здесь и сейчас*, готовя в будущем большой п...ц. Каждое решение принимается субъективно, насколько хватает человеческих ресурсов по соображалке, а количество нейронов в башке ограничено. Выбор из субъективно равноценных решений может зависеть совсем уж от мелочей, которые невозможно ни предугадать, ни потом угадать историкам.

Разумеется, постоянное воспроизведение одних и тех же задач даёт шанс отфильтровать неудачные решения вовремя. Правда, когда речь идёт уже не о взаимодействии "природа-человек", а о взаимодействии разных народов, сюда примешивается фактор сосуществования, от симбиоза до корыстного и безвозмездного использования, которое *всегда* базируется на загаживании мозгов используемому.

И - повторяю - само усвоение конкретным индивидом национального характера как системы оценок и реакций тоже не абсолютно, равно как и проявление усвоенного. Тенденция, однако.

Теперь собственно отвечаю на вопрос mitrichu. Как бы я играл за поляков в средние века - насколько вообще один человек может играть за целый народ.

Итак, поляки постоянно наступали на одни и те же грабли. Они, пользуясь языком компьютерных стратегических симуляций, не развивали "свои" провинции, а пытались отожрать чужие, причём другие плееры на этой же карте (кроме русских) были более ресурсны. Результат - "свои" провинции центральная власть не развивает, их пробуют развивать местные феодалы, которые на этом основании тут же пытаются отложиться, ибо центральной власти им платить деньгами и подчинением *не за что*. Хуже того, для развития своих территорий поляки приглашают чужих плееров (тевтонцев). Чужие провинции со временем возвращаются к тем соседям, у которых они были отожраны, ибо те соседи богаче и потому больше вкладывают в связи со спорными территориями - связи торговые, военные, всякие... Затем та же проблема примата экспансии над контролем опускается с общегосударственного на местный уровень, и всё начинает зависеть от завихрений мелкопоместной шляхты, которой приходиться потакать при том, что объяснить ей реальные дипломатические и внутригосударственные расклады - работа невозможная из-за своих размеров. И со сменой поколений отрыв от реальности растёт, хотя умение вращать карабелькой (сабля такая) его до поры до времени компенсирует.

Откуда взялся такой модус операнди? Имхо, поляки усвоили влияние Европы, но не располагали ресурсами, чтобы к Европе присоединиться. Чисто по выходу биомассы на гектар. Отсюда стремление экстенсивно увеличить свою базу здесь и сейчас. Выстраивание вассальной вертикали по европейскому образцу не работает, ибо та же самая биомасса не способна прокормить столько же народу с гектара, сколько она кормит, например, во Франции. Решение, которое принял бы я: жёстко централизовать власть, опираясь на "горожан" против "баронов", выстроить возможно более экономичную систему управления и бросить всё сэкономленное на обживание территории и наращивание численности населения. Потом, пользуясь именно что превосходством в численности, *а не прямым подавлением*, начать политико-религиозную колониальную экспансию на Восток, попутно продавая себя как лучшую защиту от южной Степи, чем Москва. Кстати, что-то подобное у поляков получилось по отношению к Литве, но там они просто выступили в роли "добрых полицейских" сравнительно с тевтонцами, которых сами же туда и пригласили.

Если хочется рыбы, а не мамонта, то попробовать развить доступное побережье и включиться в торговлю, продавая себя как единственного посредника к русским ресурсам типа леса и пушнины, а также попытаться закорешиться с османами в тех же торговых целях. С учётом кровавого западного бардака, именуемого Священной Римской империей, польские торговые расклады вовсе не выглядят глупостью, и сочетание преимуществ морской и сухопутной державы мне кажется предельно выигрышным. Опять же, накопление ресурсов и последующая несиловая экспансия куда захочешь, хоть на Восток, хоть на Запад, с поглощением разрозненных немецких княжеств.

Увы. Полякам захотелось ловить мамонта сетью.

Ловлей мамонта сетью в данном случае выступила силовая экспансия поляков на Восток. Показания к таковой: Русь была ещё слабее и малоресурснее по людям, чем Польша, так что за её счёт можно было поживиться. Технически. Плюс под это дело Европа была готова выделить конкретные ресурсы: денежные и религиозные. Противопоказания, которых не учли: русских так зае...ла Степь, что в конце концов они выучились обороняться от кого угодно, чем угодно и как угодно. Дело в том, что противостояние Степи - это не европейские рыцарские заморочки с выкупом за доспехи, трубами и знамёнами. Это либо ты, либо тебя, и других вариантов нет. Если не убьют, угонят в рабство и продадут в нецивилизованную Азию или цивилизованную Европу (о том, сколько наших так приобщилось к европейской культуре, точных сведений нет - мы не считали, а европейцы считали, ибо бизнес, но поди найди те подсчёты...).

Похоже, этот паттерн - польский дранг нах остен будет постарше немецкого - в польском характере закрепился прочно. Рецидивы проявлялись аж в двадцатом столетии. "Польша от моря до моря" была озвучена тем же эмигрантским польским правительством в 1943-м, что ли... Нынешние требования встать в униженную позу из-за перестрелянных немцами в Катыни польских офицеров растут оттуда же, как и поощрение кожного юща...

В общем, ресурс, человеческий и организационный, которым Польша располагала в качестве великой европейской державы, оказался растрачен в той экспансии, вместо упорядочения внутренней жизни и самовоспроизводства.

Из самого факта силовой экспансии автоматом следует крайняя неразборчивость в религиозной политике - если хватает мечей, то до тонкостей в насаждении истинной веры не опускаются. И такое работает только в случае длительных и систематических усилий в отсутствие конкурентов. А конкуренты были рядом, в Москве.

Могла ли Польша выбраться из той воронки, в которую сама себя загнала? Да, для этого центральной власти, при всей её декоративности, надо было заигрывать простолюдинов против панства. Однако эта тенденция не возобладала. Почему? Потому, что постоянная экспансия и стремление удержать чужое, а потом своё, вели к преимущественному положению только и исключительно вооружённого слоя общества - шляхты, которой всячески потакали, предельно её развратив.

Вот так примерно.

to be continued, ибо, отвлекшись на этот зигзаг, всё-таки надо сказать о взаимоотношениях СССР-Польша в 1930-е и первую половину 1940-х годов.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 20 Непрочитанное сообщение BadBlock » 28 апр 2005 15:10

Продолжение о Польше. Ну не успеваю закончить!
(опять не успел дойти до восстания. Чёзадела...)

Итак, тридцатые годы во взаимоотношениях Польши с СССР характеризовались в основном тем, что Союз раскачал мышцу, и художества коллективизаторов и индустриализаторов окупились. Будь польская элита, повторяю, вменяемой, ей полагалось бы поскучнеть и задуматься над тем, что с оклемавшимся от революционного запоя крупным парнем по соседству надо бы дружить, а для начала неплохо бы извиниться за побитые стёкла. Увы. "Гонор" не давал.

Чего хотела польская элита? Да всё того же. Гондорствовать, извините за выражение. Вот мы оплот цивилизации, а там на Востоке во мраке и ужасе дикие орки скачут. Отличие от толкиеновского Гондора - в оптимизме. Миру была предложена идея, которую бы сейчас назвали идеей "региональной сверхдержавы". Впрочем, в те времена поляки за "региональную" оскорбились бы.

Речь шла о том, что ошмётки СССР, которому суждено сгинуть в военном столкновении с западными державами, Польша любовно соберёт в конфедерацию и будет учить цивилизации, ибо больше некому. Попутно цивилизации уже учили украинцев и белорусов, которым не повезло оказаться в Польше после гражданской войны. Обучение состояло в уничтожении православных храмов, закрытии украинских и белорусских школ, ну и до кучи переселения польских колонистов на восточные границы.

Для себя же поляки порывались продолжить увлекательную игру в демократию. Пока был жив Пилсудский, он им особо резвиться не давал, не останавливаясь перед огнестрельными аргументами, ибо терпения на те фокусы, которые вытворяли гордые потомки шляхтичей, ни у какого нормального человека не нашлось бы. Потом была довольно скучная "диктатура полковников", здорово смахивающая на диктатуру полковника в другой стране, которую я называть не буду.

Что касается международной политики, базовая идея поляков была следующей - получить гарантии Запада на случай того, если на Польшу нападут. Чтобы, значит, английские томми и французские... не помню, как они там назывались... и бельгийские тоже-не-знаю-кто в едином порыве бросились защищать оплот цивилизации, зажатый между двумя странами-изгоями.

Попутно поляки стремились утащить всё, что по их мнению, лежало плохо. Данциг, Литву в 1938-м, Тешинскую область - и если при разделе Чехословакии Гитлер был волком, то маршал Рыдз-Смиглы - шакалом.

И, главное: если бы Польша согласилась предоставить СССР коридоры для прохода войск на помощь чехам, Второй Мировой не было бы. Это предложение делалось, оно было вылизано до мелочей. Мы были посланы. И надо понимать, что представление СССР страной чудовищ есть единственное оправдание для идейных наследников тогдашней польской элиты. Типа, пришли бы русские на польскую землю и всех бы съели. Уж лучше Вторая Мировая. Ура. И надо бы пожалеть этих людей, да не получается.

В то же самое время проект совместного с Германий похода на СССР стал неактуален по двум причинам. Во-первых, как я уже сказал, Союз заметно покрепчал, так что крышу себе следовало искать посильнее, чем Германия. Во-вторых, национальное самосознание в Польше обострилось до того, что немцев за серьёзных партнёров и даже серьёзных противников более не считали, хотя одновременно и претендовали на Украину и ещё что-то там после совместной победы над Россией. Гитлер, который был намного вменяемее коллективной замены Пилсудскому, всё же обиделся. Я, конечно, не читаю его мысли, но политика немцев на завоёванной позднее польской территории наводит именно на эту догадку.

В конце концов, Польша в конце марта 1939 года чаемые гарантии получила, сразу после падения Чехословакии. Результат был примерно тот же, как если бы психу, считавшему себя Наполеоном, подарили треуголку с золотой бахромой. Черчилль пишет:

"Когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, выступила с гарантией целостности Польши, той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства. Имело смысл вступить в бой за Чехословакию в 1938 году, когда Германия едва могла выставить полдюжины обученных дивизий на Западном фронте, а французы, располагая 60-70 дивизиями, несомненно, могли бы прорваться за Рейн или в Рурский бассейн.

Однако все это было сочтено неразумным, неосторожным, недостойным современных взглядов и нравственности. И тем не менее теперь две западные демократии наконец заявили о готовности поставить свою жизнь на карту из-за территориальной целостности Польши. В истории, которая, как говорят, в основном представляет собой список преступлений, безумств и несчастий человечества, после самых тщательных поисков мы вряд ли найдем что-либо подобное такому внезапному и полному отказу от проводившейся пять или шесть лет политики благодушного умиротворения и выражению готовности пойти на явно неизбежную войну в гораздо худших условиях и в самых больших масштабах. Наконец было принято решение — в наихудший момент и на наихудшей основе, — решение, которое, несомненно, должно было привести к истреблению десятков миллионов людей"

Дальше вы знаете. Дальше товарищ Сталин подождал, кто предложит больше, и сгрябчил банк. И, если бы Адольф был поумнее... ну да об этом, кажется, было раньше.

Затем был постыдный разгром польских войск - в последнее время слышно вяканье, что Польшу добил СССР, а если бы не "ударили в спину", то Польша ого-го бы как... Ну да, ну да. И часовню тоже мы. Даже если это было в одиннадцатом веке. Союз вообще себя вёл по-джентльменски - наши войска вошли на территорию Польши как раз, когда польское правительство её покинуло. В это время неблагодарные украинцы и белорусы отказались нафиг воевать за оплот цивилизации, а попутно и разбирались как с польскими войсками, так и с мирными жителями высшей гондорской расы. Эти художества потом опять вписали в гору СССР, хотя наши солдаты там как раз установили что-то вроде порядка, не скупясь на охрану как польских поселенцев, так и пленных (письменно подтверждены случаи,когда польские офицеры сами просили усилить их охрану - боялись своих бывших учеников в школе цивилизации).

Я не знаю текстов, в которых ужасы советской оккупации Польши всерьёз сравнивались бы с ужасами немецкой. Возможно, я оптимист, но думаю, что даже для польских авторов такое слишком.

Вопроса Катыни я касаться не буду. Хотите - верьте Геббельсу, хотите - верьте Мухину. В связи с европейской интеграцией сейчас моднее Геббельс. Это пройдёт, уверяю. Раньше проходило.

Блиииин... не успеваю. Дела заели. Ладно, выложу этот кусок, а там до послепраздников. Всех с ними. Когда ж не насладиться весной, когда ж не потрудиться, как после воскресения! - не сочтите за ёрничество.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 21 Непрочитанное сообщение BadBlock » 03 май 2005 12:02

О Польше. Собственно о восстании.

Итак, что у нас там с Польшей во время войны...

Ну, выходка эмигрантского правительства Польши с объявлением войны СССР после того, как мы поспорили с финнами, внимательного читателя удивлять уже не должна, хотя и оставляет тяжкое впечатление. В результате этой выходки все интернированные польские солдаты и офицеры на нашей территории автоматом стали военнопленными.

Я, кстати, всецело поддерживаю гипотезу, высказанную Юрием Мухиным насчёт "Катыни", что с польскими офицерами поступили не преступно, а хозяйственно, то есть пришили им дела, впаяли по пять лет без права переписки и отправили строить дороги, а то ведь пленных офицеров конвенции запрещали использовать как тягло. Сами офицеры работать не хотели, предпочитая кушать на халяву. С началом войны они, разобиженные на такое обращение в частности и москальство вообще, нафиг отказались эвакуироваться, предпочитая попасть к немцам. Ну и попали.

Не знаю, как насчёт копирайтов, но книгу "Катынский детектив" я на сайтик выложу, чтиво достойное; даром, что ли, в польском сейме её клеймили всяческими проклятиями.

Среди кирпичей, которые товарищ Сталин готовил для затылка Гитлера, был и такой: зондаж среди пленных насчёт формирования войска польского на советской территории начался в 1940-м году. Прошу запомнить.

Когда война началась, наши, как я уже говорил, отбивались чем могли и как могли. Подписать Польшу как суверенную сущность на эту борьбу на стороне Советов было нормальным и корректным ходом. По договорённости с эмигрантским польским правительством осенью 1941 года была сформирована так называемая армия Андерса. Не боюсь показаться мелочным: жолнежам даже пошили эти их ромбовидные фуражки-конфедератки, не говоря уж о том, что вполне сносно вооружили. Повторяю: осень 1941-го. Это когда наши собственные войска, случалось, шли в бой с одной винтовкой на двоих, о чём нам всяческие жалельщики и доброжелатели не устают поминать. Трудно всё же быть империей, товарищи.

Во время Сталинградской битвы, не сделав ни одного выстрела по немцам, Андерс и большинство его (бип)аного войска с(бип)ались в Иран. Извиняюсь за мат, но цензурно тут невозможно. Я не знаю, может, в Польше они и герои. Если это так, соглашусь с их поклонниками в одном: такие подвиги действительно забывать нельзя.

Остался полковник Берлинг, начштаба 5-й дивизии. Вряд ли он был коммунистом или русофилом... Наверное, просто умным человеком. Рассудите сами: уже понятно, что единственная страна, которая может вытащить Польшу из того дерьма, в котором Польша оказалась, это СССР. И вопрос только в том, начать платить СССР по счетам *сейчас*, когда то, что можно предложить в оплату - бой плечом к плечу - русским действительно необходимо, или *потом*, когда русские смогут спокойно выбирать, что и в какой позе им от Польши нужно.

Кроме того, ходят упорные слухи, что бегство Андерса связано с операцией абвера - немцы через своих подсылов сообщили генералу о том, что в Катыни накопали много трупов застреленных коварными москалями поляков (немцы как раз должны были к тому времени закончить с расстрелами). У генерала взыграло ретивое, и с воплем "карету мне, карету!" бросился он прочь из сталинской тюрьмы народов...

Отсюда можно сделать вывод, что п-к Берлинг просто не был настолько ослеплён русофобией, чтобы не вспомнить о том, как уже в 1940 году заходили беседы о формировании войска польского, и лояльных СССР военнопленных собирали в отдельных лагерях... И полковник, скорее всего, расчёл, что москали не идиоты - одной рукой подписывать поляков против Гитлера, другой их же массово стрелять. Да и последующий поступок Андерса он, имхо, воспринял с точки зрения дальнейшего залезания в долги перед русскими.

Повторю, я не верю во всю эту белозубую боевую дружбу народов, изображённую на плакатах. Я верю в обоюдный точный расчёт на взаимную выгоду и надеюсь на вменяемость, достаточную для такого расчёта.

Дальше опять рулила Катынь. Немцы якобы нашли могилы во второй половине февраля 1943 года. Начали раскопки. Затем - следите за датами:

- 11 апреля польскую делегацию впервые допускают на раскопки, которые немцы *готовят* уже два месяца;
- 13 апреля по радио немцы объявляют об адском сталинском злодеянии;
- 17 апреля от польского правительства в Лондоне и немецкого правительства в Берлине в Женеву приходят ноты о расследовании "советских злодеяний";
- 18 апреля в армии Андерса служат молебны об "умученных большевиками".

Зачем я это напоминаю? Чтобы стало понятно, что за публика заказала восстание в Варшаве.

Около 550 тыс. советских солдат погибло при освобождении Польши. Это очень много. Это так много, что именно у нас должны быть претензии к полякам, которые охренительно гордятся своим сопротивлением. Замечу страшным шёпотом: вся эта беготня в тылу врага обычно нужна для того, чтобы подорвать боеспособность его линейных частей, чтобы их побили и прогнали. В случае с Польшей это выражается в сосредоточенной работе на коммуникациях, дабы лишить немцев возможности упорядоченного отхода, чтобы у наших войск была возможность улавливать их в "мешки" и "котлы". Было это сделано? Ага, щас. Были заботы поважнее - скажем, взаимная резня с украинцами и в меньшей степени с литовцами.

Попутно стратегический гений поляков (тут и далее я уже говорю сугубо о сторонниках эмигрантского правительства, а к тем, кто дрался в Войске Польском и Армии Людовой, претензий нет) выразился в том, что они попытались создавать свои властные структуры на освобождённых от немцев территориях. Например, вышибли наши немцев с какого-то польского района, из лесу выходят аковцы и начинают всюду водружать свои флаги, назначать бургомистров и собирать с жителей налоги. Наши как-то даже не сразу поверили такой наглости, но потом стали от неё лечить теми средствами, что были под рукой. Аковцев просто разоружали. А те их фракции и отдельные организации, которые решали воевать против советских войск, получали полный курс терапии военного времени.

В общем, восстание в Варшаве было кульминацией политики эмигрантского польского правительства. Вот вам две альтернативы:

- поляки наносят поражение немцам, достаточное, чтобы продержаться до подхода советских войск. Над Варшавой реет ихний флаг. Наши шугают немцев прочь от города, и... что дальше? А дальше нам в лучшем случае говорят нечто вроде "дорогие москали, вот тут наша земля, мы тут право имеем, так что давайте договариваться". Простите, эта лишняя головная боль кому-то нужна? Параллельная система управления на наших тыловых коммуникациях и непременное присутствие на всех переговорах воинственных придурков, мечтающих о Польше от моря до моря, обвиняющих нас во всевозможных преступлениях и конкретно кинувших нас в лице пана Андерса?

- поляки реально не могут победить немцев, и... что должны делать наши? Могли мы вышибить немцев из Варшавы? Да не вопрос, наша армия уже умела переносить направления главных ударов и прочее. Даже растянутость коммуникаций после операции "Багратион" (см. мой текст по кампании 1944 года) не помешала бы. Кинули бы на произвол судьбы плацдармы на западном берегу Вислы, сосредоточили бы несколько армий, бросили бы их на убой, со слабым снабжением, с заранее известной целью... Выстлали бы трупами дорогу к Варшаве и улицы города, и... И см. выше. От моря до моря. Ура.

Жалею, что не имел случая спросить аутентичного поляка, внука по разуму тех типов: чтО мы, русские, должны были делать и почему? Нет, "почему" я понимаю - чтобы не оказаться в тысячу первый раз виновными в глазах цивилизованного мира. Чтобы нам не сказали "пфуй" люди, которых уважать-то надо только из-за диппротокола. Но объясните, "что" мы должны были сделать? Подробно.

О начале восстания поляки русских не уведомили, не говоря уж о какой-то координации действий. Утверждается, что генерал Коморовский отдал приказ на восстание тогда, когда ему сообщили, что в пригороде видели танк с красными звёздами. И 1 августа 1944-го года началось.

Восстание велось совсем не по заветам Ильича. Все эти "почты-телефоны-мосты-телеграфы" есть объяснение на пальцах идеи о том, что при восстании в городских условиях надо в первую очередь *уменьшать связность* вражеских войск и увеличивать свою, особенно если противник - обученные профессионалы, превосходящие восставших в вооружении. То, что натворили восставшие поляки, никакому разумному объяснению не поддаётся. 3.5 тыс. единиц стрелкового оружия - и они атакуют укреплённые здания. Просто потому, что там внутри сидят немцы. Восставшие не пытаются захватить мост через реку, по которому могли бы подойти советские войска. И зачем было отвлекаться на то, чтобы вырезать уцелевших в Варшаве евреев, я просто не понимаю.

Наша 2-я та, вышедшая к Варшаве в начале августа с северо-востока, огребла не по-детски, потеряв около трёхсот танков и откатившись. Это кладбище техники сейчас у поляков называется "намеренным бездействием советских войск" и считается преступлением. Пригород Варшавы Прагу наши сумели взять только к середине сентября. Повторяю: причины - растянутые коммуникации, плохое снабжение, отсутствие координации с восставшими и понятное нежелание "заваливать немцев своими трупами" за кучку (бип)анутых националов.

Всё равно. Взяв Прагу, наши тут же высадили полдюжины пехотных батальонов на западном берегу Вислы, возле Черняхува. Поляки и не почесались ударить по тылам немцам, которые пытались сбросить наших в Вислу. Опять же, не почесались те, эмигрантские поляки - а из шести батальонов, если не ошибаюсь, четыре были из Войска Польского. В конце концов, эти батальоны через неделю боёв еле унесли ноги, оставив на поле боя почти две тысячи бойцов, несмотря на поддержку советской тяжёлой артиллерии. Это ещё один пример бездействия советской стороны.

Но и это ещё не всё. Любимой заморочкой новомодных польских ревизий стало следующее: если бы Сталин разрешил англосаксам челночные рейсы тяжёлых бомберов, а те сбрасывали бы восставшим грузы, уж мы бы тогда ого-го!.. Почти как в 1939-м.

Товарищ Сталин не разрешал. И вот в августе были два рейса бритишевских бомберов. Сперва из 13 самолётов потеряно было 5, груз сбросили 2. Немцы и поляки по-братски поделили сброшенное пополам, потому что метко сбросить контейнер на парашюте с высоты, малодоступной для зенитной артиллерии, в принципе невозможно. Затем попробовало 54 самолёта - потери 11, до сброса дошло у 22 - с тем же пополамным результатом. Те комментарии, которые отпускал товарищ Сталин, читая донесения об этом цирке, истории остались неизвестными.

Однако разрешение на челночный рейс товарищем Сталиным было дано. И вот 18 сентября взлетает сотня американских "крепостей", с четырёх километров бросает тысячу контейнеров на Варшаву, из которых 90% грябчат немцы. Очень, очень хорошо получилось. То ещё ого-го.

Всего западные союзники *отправили* со своих аэродромов полякам около шестисот единиц стрелкового оружия и три миллиона патронов, дюжину миномётов и более десяти тысяч мин к ним, примерно двадцать тонн продовольствия. Сколько поляки *получили*, посчитайте из приведённых выше данных. СССР использовал для переброски припасов По-2, и сброс шёл хоть и ночью, но с высоты метров в 150, так что был повинен оказаться несколько точнее. Наши отправили восставшим около трёх тысяч стволов и те же три миллиона патронов, полторы сотни миномётов и сто тысяч мин, при более чем ста тоннах продовольствия. Ещё одно советское преступление против человечности.

Если вы думаете, что польские ревизионисты успокоились на утверждении, что Сталин ради польской неподлеглости должен был позволить англосаксам поставлять немцам оружие и прочий шоколад, вы ошибаетесь. Оказывается - я плотно в этот вопрос не вникал - была такая польская десантная бригада, которую можно было выбросить над Варшавой с союзных самолётов, и уж она бы немцам навела шороху и дала прикурить. Да, конечно. Охотно верю. Данные по потерям бомберов - машин достаточно защищённых сравнительно с десантными транспортами - я привёл выше. В общем, сплошное ого-го. А местами и тра-ля-ля.

Теперь я начну говорить гадости о восстании, потому что всё, что было сказано выше, ещё можно чем-то оправдать - от врождённого идиотизма до пламенного стремления освободить свою родину от оккупантов. В конце концов, к восставшим в Варшаве присоединились и польские коммунисты тоже, куда им было деваться...

Итак. Восьмого сентября, с одобрения лондонского правительства, начались переговоры о капитуляции восставших. Восьмого сентября. Посмотрите даты выше. Это шляхетское блядво, которое подставило своих подчинённых и поверивших им гражданских на убой и на голодную смерть1, примерно за месяц до капитуляции, подписанной(!!!) второго октября, уже начало выговаривать себе в плену пайку пожирнее. А в это время город херачили немецкие осадные жерла.

Дальнейшему я просто не верю, хоть источники вроде и надёжны - это всё протоколировалось. Короче, в промежутках между переговорами они устраивали банкеты. С одной стороны стола шляхта, с другой "фоны". Поднимали тосты друг за друга. Пардон, враг за врага. Благородство-рыцарство, (бип)ё-маё... Цивилизация, в общем. Европа. Сдалось немцам порядка двадцати двух тысяч человек, включая раненых. Оружия было сдано примерно четыре тысячи единиц. Героизм без мозгов, который, чего уж там, был проявлен рядовыми участниками восстания - страшная штука. Безмозглая подлость его руководителей, которую нынче миру предлагается принять, как нечто естественное и безальтернативное - стократ страшнее.

Варшаву - точнее, то, что осталось от города - наши в конце концов взяли. Так, как нам это было удобнее.

Весь сегодняшний скулёж поляков (и не только их) меня радует. Ясно, что все требования покаяний-извинений, призывы признать оккупации, всякие там голодоморы, преступления-расстрелы и прочие аннексии; всё это на самом деле - подтверждается без вариантов - суть требования компенсаций. Хотят денег. Отлично. Когда нация сама топчет свою гордость, - ту самую, с которой она пёрла на нас и в начале одиннадцатого века, и в начале семнадцатого, и в начале девятнадцатого, и в начале двадцатого - когда такая нация надрывно требует считать себя калекой, с праведной скорбью протягивая лапку за подаянием, мне это нравится. Пусть сие чувство и трудно назвать христианским.

"...без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стерта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу и никакие другие силы в мире не смогли бы этого сделать...

...[поляки] должны быть очень глупы, воображая, что мы собираемся начать новую войну с Россией ради польского восточного фронта. Нации, которые оказались не в состоянии защитить себя, должны принимать к руководству указания тех, кто их спас и кто предоставляет им перспективу истинной свободы и независимости."


Черчилль, из записки в британский МИД от 7 января 1944 года, за восемь месяцев до восстания.

"У нищих слуг нет" (с).

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 22 Непрочитанное сообщение BadBlock » 11 май 2005 12:43

О европейском походе СССР

Уф, снова будни. Список выполнен хорошо если наполовину. Ниже следует довольно сумбурный текст по европейскому походу СССР с двумя небольшими очерками по ВКП(б) и НСДАП.

В вопросе, надо ли было идти в Европу, любопытна инверсия позиций людей, назовём условно, "либеральных" и "имперских" убеждений.

"Либералы" считают, что в Европу нужно было сходить, устроить в освобождённых странах демократические выборы, потом вернуться и свергнуть Сталина, с тем, чтобы реформы начались на полвека раньше в разорённой дотла стране - и тогда получилось бы ещё лучше, чем сейчас.
Сноска
Именно так. Просто "либералы" трусливы и не договаривают до конца, и из-за этого их пожелания о построении демократии в Восточной Европе силами Белорусских и Украинских фронтов выглядят идиотски и разбиваются о вопросы "а зачем?" и "что дальше?"
"Имперцы" же, презирая закон причинности, смотрят на нынешнее поведение известных стран и, кривясь, изрекают нечто вроде: "ну и надо было из-за этих б...й напрягаться?"

Попутно высказываются достаточно экзотические точки зрения, типа уверенности Максима Калашникова в том, что оставленный в покое Гитлер на досуге непременно соорудил бы Бомбу. Насколько мне позволяют судить технические познания, сие было невозможно.

Ниже следует моё личное мнение.

Европейский поход СССР 1944-45 г.г. был безальтернативен, оправдан и, главное, выгоден всему человечеству.

Рассмотрю невозможное.

В определённых условиях договорённость союзников, достигнутую в начале 1943 года в Касабланке (о том, что немцев надо совместно додавить до безоговорочной капитуляции), вполне можно было обойти. Чисто технически. На основании того, например, что Гитлера и всю германскую верхушку унёс чёрт, а их смена предложила Союзу выдать всех военных преступников, восстановить государственность Польши, Чехии, Словакии, Сербии и Греции под советские гарантии, вывести из войны на Восточном фронте Румынию, Венгрию и Финляндию, провести безвозмездную выдачу советских пленных и ликвидацию концлагерей как институции, плюс переориентировать всю оставшуюся индустрию на послевоенные нужды СССР. Всё лучше, чем то, что немцы получили на самом деле.

Дальнейшее развитие ситуации сильно зависело от технологического фактора - сумеют ли немцы придумать и произвести лекарство от англосаксонских бомберов, достаточное, чтобы говорить о перемирии и на западе. Никаких гарантий, конечно, однако тут надо понимать, что против русских армий вообще любая реально достижимая технология помочь уже не могла.

Был такой расклад возможен? Нет. Валить Гитлера и верхушку было банально *некому*. Армейские заговоры, о которых всякий любит вспоминать, фундаментальных изменений с собой не несли по одной-единственной причине - армия и в мирное-то время в политике не разбирается, а в военное к тому же занята на фронте. Следовательно, *удачным* взрывом той же штауффенберговской бомбы опять-таки повинны были воспользоваться *бонзы*, которые непременно опираются на свои структуры.

А единственной серьёзной структурой, которая могла что-то решать в Германии, пока вермахт дрался, - это СС и прочее гестапо, то есть структура охранная, по определению призванная противостоять изменениям, а не проводить их.

Если уж отправить фантазию в полёт, идеальным вариантом был бы партийный путч с приходом к власти функционеров НСДАП среднего звена и последующей большой чисткой образца 1937 года, на двести-триста тысяч персон. Итак, почему он был невозможен?

НСДАП модно нынче отождествлять с ВКП(б) - экономия мышления на марше. Так вот, разница здесь есть. Именно из-за этой разницы Гитлера нельзя было низложить. Я вынес вниз очерки по коммунистической и нацистской партиям, иллюстрирующие этот тезис, а сейчас продолжу по теме.

Никаких внутренних ресурсов для организации перемирия с СССР у немцев не было, они могли рассчитывать только на военное решение проблемы, то есть остановить русских на поле боя. В общем, единственным основанием такой надежды я вижу сокращение линии фронта по мере продвижения советских войск в Европу; достаточную для обороны плотность войск можно было обеспечивать меньшими силами. Примером осуществления этой стратегии может служить битва за Венгрию, когда немцы попытались выиграть у русских хрестоматийно, то есть, вымотав атакующих при прорыве обороны, затем нанести контрудар резервами. Не вышло и не могло выйти, потому что русские сумели, даже не опираясь на ж.-д. транспорт, всё же кое-как решить задачу снабжения своих войск и продолжали удерживать превосходство в огневой мощи за счёт артиллерии и авиации, не прибегая к каким-то неординарным стратегическим решениям. Однако наши потери... потери продолжали складываться в копилочку.

И вот теперь главный вопрос. Немцы не могли остановить нас ни мирным, ни военным путём. Почему мы не остановились сами? Не сэкономили миллионы жизней? Не предложили перемирие, хотя бы и с Гитлером, гарантирующее нас от нового внезапного нападения?

Прежде чем клеймить врождённую сталинскую злобность и желание поубивать побольше народу, нужно свежим взглядом оценить масштабы этой войны, то есть на минуту выкинуть из головы десятки миллионов погибших и сотни километров фронтов. А потом снова вспомнить. И тогда ответ сам приходит в голову. Войну таких масштабов надо заканчивать навсегда, потому что столь масштабная война требует соответствующих организационных усилий от ведущих её человеческих сообществ и, поглощая эти усилия, становится самодовлеющей системой. Перемирием, не затрагивающим самых основ существования той или иной воюющей стороны, такая война закончиться не может.

В Первую Мировую (когда формировались, как политические деятели, главы государств-союзников Второй Мировой) французы и англичане по Берлину не промаршировали. Предпочли *договориться*. Результат оказался налицо. Стало быть, теперь противника надо было *давить*, устроить ему холодную перезагрузку вместо горячей - глядишь, поможет.

Кроме того, Сталин по должности был в курсе тех дел, что оккупанты творили на захваченной территории - и, если здоровый цинизм помогал ему пропускать мимо ушей газетные вести о страданиях отдельных Ивановых-Петренко-Сидоровичей, то "расклад по бабкам", необходимым на восстановление того, что напавшие разрушили, украли и изгадили, диктовал только одно решение: *примерно наказать*. Наказать не в смысле "возместить ущерб", а в смысле "выставить на правёж".

Интервентов в гражданскую наказать не удалось, даже поляков; Сталин это безусловно помнил и не мог не оценивать в ретроспективе международных отношений в 20-30-е годы. То есть сколько-нибудь легитимный и прочный послевоенный мир для СССР был возможен постольку, поскольку Германия была *растоптана*.
Сноска

Когда я говорю "растоптана", я имею в виду чисто физические потери - превращать немцев в чмо чувством вечной и неизбывной вины, имхо, уже излишне, и наши тут не старались.
В этом решении не было никаких гениальных предвидений; скорее, чёткое осмысление уроков прошлого. Гадили нам лимитрофы на границах - обзаведёмся буферной зоной. Ушли тогдашние интервенты на своих ногах - разорвём нынешних. Считалось, что мы воюем числом, а не умением - видите Квантунскую армию? Смотрите внимательнее...

Те солдаты, которые погибли на пути от советской границы до Берлина и Праги, умерли затем и только затем, чтобы именующий себя цивилизованным мир запомнил, как русские поступают со своими врагами. Даже поход за скальпом Наполеона тут рядом не стоит, ибо поход тот определялся в основном династическими междусобойчиками и, главное, серьёзно отражения России в сознании европейцев не изменил.
Сноска

Товарищ Сталин вопросами имиджа страны в войну занимался всерьёз: прогнать наловленных в Белоруссии пленных по Москве; обеспечить погоны и салюты; вывесить во взятом Берлине цитату из своего приказа от 23 февраля 1942 года насчёт того, что Гитлеры приходят и уходят, а Германия остаётся - на немецком языке вывесить; знамёна покидать к Мавзолею и спалить к чёртовой матери... После этого СССР можно было либо уважать, либо бояться.
Само взятие Берлина как военная операция, со всеми её издержками, было оправдано не только стратегически, - осада была бы рискованным решением сама по себе - но в первую очередь политически; мы ведь до сих пор говорим о "красном флаге над рейхстагом", а не о том, как приморенные немцы выползли сдаваться, сожрав всех голубей и кошек. Интересно, что бы несли сейчас по Красной площади в таком случае...

В заключение. Мы родились и выросли в мире, в котором был такой план войны против СССР "Флитвуд" - в конце лета 1948 года в штабы соединений ВС США его разослали как руководство к составлению оперпланов. У нас любили его представлять как доказательство злобности капиталистов; не без того, конечно, хотя я думаю, что американские военные профессионалы просто отрабатывали своё жалование... Ладно. И вот в этом плане, помимо прочего, значилось следующее:

"К исходу шестого месяца боевых действий Советы смогут оккупировать и укрепиться на всём северном побережье Средиземного моря, от Пиренеев до Сирии, и подвергнуть линии коммуникаций в море сосредоточенным ударам с воздуха. Кроме того, СССР через шесть месяцев после начала войны сможет оккупировать Испанию и подвергнуть артиллерийскому обстрелу коммуникации (через Гибралтарский пролив)".

Собственно, ради этих строчек уже стоило класть людей под Варшавой, Кенигсбергом и Будапештом. Эти оценки предотвратили совершенно невообразимое количество жертв несостоявшейся Третьей Мировой. Без европейского похода СССР и Форрестол, бедняга, был бы жив, и увидали бы мы однажды бомбардировщики если не над Москвой, то над Ленинградом или Одессой уж точно. Кто знает, чем бы дело закончилось, но народу бы полегло...

Советский поход в Европу с точки зрения последующих раскладов не может расцениваться иначе, как спасение цивилизации в том виде, в котором мы её знаем. Спасение от безумных авантюр одного демократически избранного правителя и от соблазна других демократических правителей решить свои проблемы чудо-оружием.

Ага - так оно, спасение цивилизации, и выглядит. Другого, извините, не завезли - всё остальное скупил Голливуд.




--------------------------------------------------------------------------------


Приложение 1.

Большевики в России раскрутились через Гражданскую войну. В распонятках западных демократий, они начинали с очень невыгодных условий - сколько-нибудь серьёзное влияние большевики имели разве что в Петрограде и разве что с лета 1917 года. Однако дело в том, - открою страшный секрет - что *свободный выбор* неравнозначен *правильному выбору*.

Россия находилась в кризисе, к происхождению которого большевики отношения вообще не имели.

Предельно краткий очерк кризиса выглядит примерно так: отмена крепостного права при сохранении помещичьего землевладения; последующий отказ от цивилизаторства по отношению к крестьянам; наработанный за имперское время страшнейший социально-культурный раскол русского общества по линии "крестьяне-дворяне", вплоть до утери взаимопонимания. Начавшаяся индустриализация страны происходит без эквивалента английских "огораживаний", то есть рабочие предварительно не люмпенизируются, а посему сохраняют деревенские общинные тенденции уже на фабриках и заводах. Рабочие приобщаются к культуре самостоятельно, государство не может управлять этим процессом, чем пользуются всевозможные р-революционные интеллигенты. Крестьянство по-прежнему составляет около 80% населения России, и решать в случае чего будет именно оно. "Случай чего" следующий: Россия ведёт Первую Мировую войну и вооружает это самое крестьянство, попутно теряя кадровое офицерство (процесс, кстати, до начала войны никем из будущих противников не предсказанный). В разгар войны русская элита *валит* царя, в силу оторванности от народа не понимая, что только на царских авторитете и легитимности держится повиновение крестьянства, ныне уже вооружённого. Всё, кровавая баня неизбежна, особенно если вспомнить, что соседи по планете постараются своего не упустить.

Имхо, Ленину памятники должны стоять повсюду только за то, что он вытащил страну из этого кошмара. И сделать такое можно было одним способом: потрафить крестьянству. Помните, у Булгакова: вся земля мужикам; каждому по сто десятин; чтобы никакая сволочь не приезжала требовать хлеб - хлеб наш, что сами не съедим, в землю закопаем; чтобы привозили керосин.

Именно красные осуществили эту программу в наибольшей степени, что бы там всякие Каменевы-Зиновьевы не писали о "мировой революции". Белые не хотели давать землю и обзывались "хамами" и "быдлом". Зелёные не могли обеспечить керосином и спьяну убивали много больше, чем нужно. Хлеб под угрозой штыка требовали вообще все. Большевики оказались наименьшим злом.

Крестьянский парадиз после гражданской зажил по своим законам: земелька потихонечку начала собираться у самых работящих и/или самых сволочных типов на деревне. Попутно выяснилось, что из-за малых урожаев сельское хозяйство в принципе не может прокормить достаточное количество рабочих, инженеров, учителей, музыкантов, археологов и партработников, каковые рабочие-и-так-далее могли бы понаделать тракторов, чтобы увеличить урожаи... в общем, заколдованный круг. И большевики устроили "великий перелом" со всеми его прелестями, на этот раз уже не потрафив, а откровенно навязав населению свою волю. Навязав, потому что крестьянскому большинству никуда не въелось напрягаться, покуда на награбленное у них где-то там трактора строят. Правда, красные и тут не забыли расплатиться, начав цивилизаторскую деятельность и приобщая огромное количество людей к достаточно высокому уровню культуры.

Резюме: "руководящая и направляющая сила" - это коммунисты себя правильно назвали. Их отношения с подконтрольным населением вполне укладываются в аналогию всадника на коне. Да, и бока шпорами поцарапаны, и с овсом бывают проблемы, однако в общем кормёжка присутствует, поят и чистят, а главное - в случае чего нестись на пулемёт придётся вместе. Назад.


--------------------------------------------------------------------------------


Приложение 2.

НСДАП - совсем другое дело. Германские проблемы, из которых выросло желание реванша, на русские трудности были совершенно не похожи. В первую очередь тем, что германские несчастья были *упорядочены*. Как выразился тот же Ленин, в Первую Мировую в Германии царил "блистательно организованный голод". Потом, после проигрыша войны и революции, когда чуть более упорядоченная сила - фрайкоры - уделала чуть менее упорядоченную - красных - западные победители со спокойной совестью проводили грабёж немецкого населения его же силами, за подписями и печатями.

Русские хотели порядка, потому что их убивал хаос. Немцы хотели хаоса, потому что их убивал порядок. Непривычно? А обходы и нарушения договоров, которыми немцы стали развлекаться ещё до Гитлера, а тот возвёл эти нарушения в образ жизни - это что, порядок? Высказывание Гитлера о том, что ему нужна "молодёжь, похожая на диких зверей" - это порядок? Уличные побоища и пивные путчи в Германии - а в России даже до революции политических демонстрантов, которые и стёкол-то не били, по команде разгоняли казаки... В конце концов, можно вспомнить, как по-разному публично выступали Сталин и Гитлер. Бухгалтер и ди-джей. Говорите потом про русских разгильдяев и немецкий орднунг. Орднунг орднунгом, пока с цепи не сорвались... на той же оккупированной территории.

И что? И НСДАП берёт власть в результате свободных выборов - то есть она подконтрольному населению ничего не доказывала делом, как большевики. Только обещала. Следовательно, придя к власти, НСДАП обязана была без вариантов потакать настроениям в народе (в народ входят и те, кто оплатил раскрутку), даже не пытаясь отстроить себя в самостоятельную сущность, способную навязывать народу свою волю - последнее оставалось прерогативой вождя, который в свою очередь заряжался от психующих толп на митингах. Автокатализ, однако.

Результат: НСДАП помогает вождю синхронно с народом сойти с ума и кинуться в атаку на весь мир. Это всё, на что она способна. Одновременно с этим партия не может шкурить управленцев - ни в армии, ни на гражданке; на бардак жалуются в мемуарах все, кому не лень. Коррупция цветёт и пахнет, а откровенное забивание на приказы фюрера выглядит едва ли не обычным делом. Неспособные этому помешать партайгеноссе в конце концов делятся на тех, кто рубит бабки с должности, и тех, кто любит фюрера бескорыстно. Ни те, ни другие для путча не годятся. QED. Назад.


--------------------------------------------------------------------------------


To be continued. Висло-Одерская, а там и до Берлина...

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 23 Непрочитанное сообщение BadBlock » 25 май 2005 02:15

Начало сорок пятого. Война заканчивается.

Нижеследующий текст посвящён Арденнам, Висло-Одерской операции, околовоенному трёпу и (страстно) изнасилованным немкам.


Война как процесс - штука насквозь рациональная. В теории. Как заметил товарищ Клаузевиц,

"главное - это трудность выполнения. На войне все просто, но самое простое в высшей степени трудно. Орудие войны походит на машину, с огромным трением, которое нельзя, как в механике, отнести к нескольким точкам; это трение встречается повсюду и вступает в контакт с массой случайностей. Кроме того, война представляет собой деятельность в противодействующей среде. Движение, которое легко сделать в воздухе, становится крайне трудным в воде. Опасность и напряжение - вот те стихии, в которых на войне действует разум. Об этих стихиях ничего не знают кабинетные работники. Отсюда получается, что всегда не доходишь до той черты, которую себе наметил; даже для того, чтобы оказаться не ниже уровня посредственности, требуется недюжинная сила."
Сноска:

"1812 год", автор рассматривает вопрос о значимости для выигрыша кампании маневра Кутузова при отступлении из Москвы - просто чтоб никто не думал, что я пробавляюсь цитатами из источников второго уровня :-).
До слов Чёрной Королевы о том, что надо изо всех сил бежать, чтобы остаться на месте, ещё чёртова уйма времени. Кстати, главное в этом высказывании вот что: "опасность и напряжение - вот те стихии, в которых на войне действует разум". О том, что многие нюансы войны всё же определяются и серым веществом...

Имхо, у войны есть два критических момента, когда разум рулит абсолютно, вне всяких материальных факторов. Первый - признание того, что началась война, и второй - признание факта завершения войны. Дурацкая сказочка о том, что со вторжением Гитлера Сталин убежал и спрятался на даче, прижилась потому, что нам такое поведение не кажется чем-то неестественным - многие поступили бы так же (я в том числе). Достаточно осознать, что миллионные армии, вооружённые невиданным дотоле оружием, начнут убивать друг друга в том числе и во имя твоё, а вторгшиеся на *поднятую* тобой территорию враги не страдают любовью к ближнему, и тебе вести всё это дело до какого бы то ни было конца - и такое может переклинить кого угодно.

Хотя Сталин таки никуда не убегал.

А вот с признанием факта завершения войны у Адольфа Алоизыча оказалось туго. Провал блицкрига его не вразумил, хотя элементарная информация о том, на что оказались способны Советы в отражении нападения, могла бы ввергнуть кого угодно в тяжкие раздумья. Торжественная порка под Сталинградом результата также не возымела. Бодание на Курской дуге кончилось так, как и должно было кончиться. А большой забег 1944 года, по-моему, с головой выдаёт тот факт, что с пониманием фактора расстояний у Гитлера изначально было туго, и Россию Гитлер считал не больше Техаса.

Как я постарался показать в предыдущем тексте, механизмов, которые могли бы поспособствовать капитуляции Германии, не доводя до крайности, эта самая Германия не создала. Люди, которые в силу профессионализма понимали, что в войне немцам ничего не светит, не имели влияния на Адольфа, а сам обаяшка Адольф со своими присными, которые что-то решали, всерьёз надеялись войну выиграть или свести вничью. Если реальность этим светлым идеям не соответствовала, тем хуже для неё.

В конце 1944 года Гудериан кладёт на стол Гитлеру донесения разведки штаба сухопутных войск, что на Восточном фронте у русских 225 дивизий и 22 танковых корпуса, причём не вообще, а готовых к наступлению. Гитлер посылает противного обманщика Гудериана нах и предпочитает познавать окружающий мир по разведсводкам от Гиммлера...

Окружающий мир с Гиммлером согласен не был.

Удар Гитлера в Арденнах, как и многие его авантюры позднего периода войны, характеризуется вопиющим диссонансом целей и средств. Говорится, что Гитлер хотел напугать западных союзников так, чтобы те задумались о сепаратном перемирии.

Вообразим себе, что союзники и испугались, и задумались, хотя они тоже бумажными солдатиками не были. И что? Вне зависимости от того, боялись ли они того, что русские в результате военных действий непозволительно усилятся, или надеялись на то, что русские с востока напомнят о себе увлекшемуся Гитлеру - и тот, и другой случай исключали сепаратное перемирие как результат немецкого наступления и громкой победы.

Подготовка наступления в Арденнах была из рук вон. Горючки не хватало, качество пехоты было несравнимо не то, что с 1914 годом, а и с 1941-м, и даже блестящие тактические наработки Мантейфеля, похоже, слизанные с тактики советских войск на Восточном фронте - то самое "просачивание" - расклада особенно не меняли. Немцам удалось прорвать фронт и нанести начальное поражение западным союзникам, и позорный драп, хоть и не повсеместный, действительно произошёл. Но англосаксы дождались хорошей погоды, подняли в воздух свои бомберы и оставили от немецких коммуникаций одно воспоминание. А из пальца не очень-то постреляешь, да и танки на воде не ездят. То самое "трение Клаузевица", и англосаксы песочка в смазку не пожалели...

Да, конечно, англосаксы сильно удивились контактной войне и тому факту, что из них тоже идёт кровь, однако это всё же не повод для злорадства. Война там шла вполне себе западная, войска в безнадёжном положении, ха-ха, сдавались. К сожалению, в немецком фольклоре не нашлось места пословице насчёт абсолютного оружия - лома, против которого военное искусство бесполезно.

Мантейфель пишет:

"Йодль заверил нас, что бензина будет достаточно, чтобы развернуть все наши силы и довести наступление до конца. Это заверение оказалось совершенно ошибочным. Беда отчасти была в том, что штаб верховного главнокомандования исходил из стандартных математических расчетов количества бензина, необходимого для передвижения дивизий на 100 километров. Мой опыт в России показывал, что в боевых условиях фактически требуется вдвое больше. Йодль этого не понимал.

Принимая во внимание дополнительные трудности, которые, по всей вероятности, возникнут в зимнее время на такой сложной местности, как Арденны, я лично докладывал Гитлеру, что необходимо обеспечить впятеро большую норму бензина. Фактически, когда началось наступление, нам дали лишь полторы нормы. Хуже того, значительная часть горючего находилась слишком далеко в тылу, в больших колоннах грузовиков на восточном берегу Рейна. Когда кончилась туманная погода и начала действовать авиация союзников, доставка горючего очень затруднилась".


Наши в таких случаях планировали захват вражеских складов, однако Адольф с Йодлем в планах громадья ставили политические цели. Ну нравился им Антверпен!..

У русских лом реализован был несколько иначе, но хуже от этого не стал.

Висло-Одерская наступательная операция (сумма Варшавско-Познанской и Сандомиро-Силезской) имела своей целью создать условия для взятия Берлина, плюс наложить руку на Силезский промышленный район, который западные союзники в несказанной щедрости своей не успели выбомбить.

Операция интересна тем, что опять-таки представляла собой случай прямого действия, то есть удар там, где ждут. Это было следствием практики советских войск планировать итог предыдущей наступательной операции с прицелом на следующую. Наши форсировали Вислу, закрепились на Сандомирском плацдарме, и любой вменяемый стратег понимал, что бить будут оттуда. Невменяемые стратеги заявляли, будто не верят в то, что русские с Вислы устроят сколько-нибудь серьёзное наступление (Гитлер), или что русские вообще будут наступать (Гиммлер, 9 января).

Удары были нанесены с магнушевского плацдарма на Кутно и Познань, с пулавского плацдарма наши пошли на Радом и Лодзь, а из района северо-восточнее Варшавы в обход города направилась 47-я армия, усиленная танками 2-й гта, ибо в отношении городов наши на заключительной стадии войны предпочитали обход штурму, обесценивая немецкие позиции. Будапешт и Берлин тут скорее исключения.

Это перечислены удары 1-го Белорусского фронта, начавшиеся с 14 января 1945 года (Жуков). Однако в общем танец обречённых начался 12 января ударом 1-го Украинского фронта (Конев) с сандомирского плацдарма. Немцы нас ждали, всерьёз подготовив укрепрайоны, но это им не помогло, потому что на Радомско и Бреслау пошли две танковые армии, три танковых корпуса и восемь общевойсковых армий.

Можно говорить, что система управления артиллерией в советской армии уступала немецкой; можно говорить, что Т-34 в бою с "тиграми" не столько жгли, сколько горели; можно говорить, что у нас не было реактивных истребителей и "Фау", можно, в конце концов, просто обругать нас "вшивыми монголами"; но если сосредоточить две с половиной сотни стволов на километр фронта, добавить примерно сотню танков и САУ и больше дюжины сапёрных рот на тот же самый километр... то тогдашнему нашему противнику оставалось находить утешение в своих "европейскости" и "цивилизаторской миссии", что бы эти буквосочетания ни означали. Натурной экспертизой установлено, однако, что против фугасных снарядов цивилизованность помогает слабо, о чём постоянно забывают.

Стратегия советских войск опять-таки состояла в том, чтобы ударами на нескольких направлениях не дать противнику сманеврировать резервами. На тактическом уровне та же задача решалась огневым превосходством: артогнём и авиаударами выбивались штабы, линии связи, предупреждался отход противника на отсечные позиции и, в конечном счёте, осуществлять сколько-нибудь сложную тактическую деятельность противник оказывался не в состоянии. Немцы просто ломались, переставая существовать как армия, и - это важно! - теряли способность осуществить упорядоченный отход.
Сноска:

Так, очередное растекание мысью по древу. Мне кажется, что уязвимое место доктрины высокоточного поражения и парализующих ударов, которой сейчас тешатся американцы, находится именно в том, что она неэффективна против армии, скажем так, где велик процент более-менее эрудированных людей, что-то слышавших о тактике. Если удастся создать пусть примитивные средства связи и вычислений, малоуязвимые для РЭБ, то тогда армия, подвергшаяся такой атаке, будет сохранять боеспособность и координацию, пока не будут выбиты аж все сержанты, не то, что офицеры. Однако это означает страну с советской системой образования и призывной или массовой добровольческой армией. Хм-хм...
К 14-му января 1945-го года оборона противника была взломана 1-м Украинским на тактическую глубину. И тогда вперёд пошёл 1-й Белорусский по указанным выше направлениям. Немцы оставили Варшаву, и 16 января туда вошла 1-я армия Войска Польского. Имеется в виду, помимо советских войск.

Союзникам надо платить, не вопрос, и платить в первую очередь тем, что они полагают для себя важным. Когда историки пишут, что Варшаву освободило Войско Польское, это всё же правда, и эта честь останется за ними на вечные времена. Но когда к ней пытаются примазаться эпигоны лондонской сволочи, я такое понимаю плохо. 60.000 тонн продовольствия и лекарств СССР выделил не лондонскому "правительству", и более восьмисот тысяч мин, любезно оставленных немцами, наши солдаты не для миколайчиков разминировали. Прежде чем нынешним полякам гнобить тогдашних просоветских деятелей, им надо бы понять, что без этих деятелей Варшава на десятилетия осталась бы мёртвым городом, потому что помогать полякам только за то, что они поляки, "Богородица не велит".

Упражнения немцев и выкрутасы "повстанцев", о которых было раньше, привели к тому, что примерно из 1,3 млн. населения Варшавы 1939 года в городе осталось немногим больше полутораста тысяч человек. Штагель в своём рапорте, кстати, оценивает число людей, воспользовавшихся коридором, предоставленным немцами во время восстания для выхода мирных жителей, в 200-300 тысяч человек. Многозначительная статистика.

Гудериан: "Наконец Гитлер принял решение перейти на западном фронте к обороне и высвободившиеся силы перебросить на восток. Мне сообщили это, казалось, самое радостное, хотя и запоздалое решение..." Разрушенный на протяжении 500 км фронт и продвижение советских войск на глубину более полутораста километров к особой радости всё-таки, наверное, не располагал.

Радости стало ещё меньше, когда наши, используя более-менее приличную европейскую транспортную сеть, стали показывать те самые фокусы, которым нас в 1941-м научили немцы, то есть действия мобильных частей в дальнем отрыве от общевойсковых армий, удары по выдвигающимся подкреплениям немцев, которые даже не успевали развернуться для боя. Инфаркты у обывателей, наивно полагавших, что фронт от них в сотне километров, прилагаются бесплатно. С нашим превосходством в силах мы могли спокойно обходить укреплённые позиции немцев, оставляя их на съедение пехоте и артиллерии. Однако надо понимать, что в общем случае такие котлы всё равно снижают темп наступления, и оставлять их в тылу - значит, брать взаймы у удачи. Немцы в 1941-м за эти кредиты расплатиться не смогли.

Тем не менее, в последней декаде января войска Конева освободили Краков, предотвратив его уничтожение. Наши отнеслись к польской культуре уважительно, сильно ограничив при штурме города применение артиллерии и авиации, попутно наши диверсанты и польские подпольщики сумели сорвать план уничтожения замка Вавель, который для поляков многое значит, а равно иных культурных, да и промышленных ценностей. Поляки подождали несколько десятков лет и героически отплатили за это сносом памятника маршалу Коневу.

27 января наши войска вошли в Освенцим. Не отвлекаясь на споры ортодоксальных историков с ревизионистами, замечу, что то, до чего докатилась порядочная западноевропейская нация с применением технологической обработки к человеческому материалу, в любом случае вызывает отвращение. От технологического мышления наши заклятые западные друзья, естественно, не отказались; от идейки о том, что "некоторые животные равнее, чем другие" - тоже.
Сноска:

Забыть не могу инцидент с голландцем Ботом, который позволил себе вякнуть нечто на тему, как это мы допустили Беслан. Вымытый европеец где-то слышал, что русские варвары не ценят человеческую жизнь, сделал вывод, что и жизнь детей для нас так - семечки, почуял, что имеет право, встал в позу и изрёк: "Да как же вы допустили?" Это, бнах, рефлекс, симптоматика. Да и когда датчанин, работая на швейцарскую компанию, угрохал самолёт с российскими детьми, его даже не уволили. Зато, когда отец двух погибших детей окончательно сорвался с катушек и покритиковал авиадиспетчера за нерасторопность, его сослуживцы испытали такое нервное потрясение по факту критики, что не могли работать. После мясного салата из детей российских граждан они работать могли, а после короткого диалога "Европа-Россия" в маленьком швейцарском селении - уже нет. Бе-едненькие.
Конечно, валите всё на Адольфа, это он одних семитов в Освенциме жёг, а других в Абу-Граиб за члены дёргал...
Сноска:

Я не пытаюсь уравнять неуравниваемое. Масштабы, подтверждаю, в принципе разные, здесь важен сам факт того, что в армии некоторой страны, обуреваемой мировой миссией, ставятся на поток преступные методы обращения с захваченными гражданами оккупированных стран. Немецкие офицеры любили фотографироваться под виселицами...
Ладно. В общем, наши форсировали Одер. Ходит такая байка, что Жуков предлагал с ходу врезать по Берлину в начале февраля, но товарищ Сталин расчёл, что это слишком, хотя на форсирование реки добро всё же дал. Дело тут в том, что Жуков командовал только 1-м Белорусским фронтом, и об обстановке на других фронтах представление имел постольку-поскольку. Ставке было видно, что для взятия Берлина у нас недостаточно обеспечены фланги. Рокоссовский со 2-м Белорусским на севере рубился в Померании и Восточной Пруссии, которая слабо приспособлена для стремительных наступлений и обходных маневров. В Силезии Коневу тоже необходимо было закрепиться. А форсирование реки на последнем этапе наступательной операции "на будущее" в случае с той же Вислой (см. текст по кампании 1944 года) сработало прекрасно, и вряд ли Сталин особо колебался, давая разрешение на создание плацдармов.

Плюс, между фронтами Жукова и Рокоссовского оказался серьёзный разрыв, и удар померанской группировки противника с севера вполне мог привести к крупным неприятностям. Жуков вынужден был выделить большую часть своих сил на отражение этой угрозы, и к 3-му февраля эти силы (1-я армия Войска Польского, все их танкисты и собаки, потом 61-я и 47-я общевойсковые, и наконец 1-я и 2-я гта), развёрнутые на север, уже сцепились во встречных боях с этой самой померанской группировкой, которой тоже не папуасы командовали.

С форсированием Одера наши вышли на расстояние менее 100 км от Берлина. Надо понимать масштабы очередной немецкой катастрофы, так как за время операции наши продвинулись в полосе 500 км на те же 500 км за неполный месяц.

В известном, довольно узком смысле война окончилась именно с этой операцией. Что бы я, дилетант, сделал на месте Гитлера? Попытался бы закрепиться на Одере, просто оставив Польшу русским. Немцам надо было беречь людей и выводить их из-под удара, а не оставлять подыхать в блокированных укрепрайонах и городах. Недостаток решения - у русских появилась бы возможность задавить берлинскую оборону ближней авиацией во благовремении. Достоинства решения - можно сберечь людей и технику, попытаться создать ударные группировки, которые могли бы предупредить попытки форсировать Одер, и, маневрируя резервами по внутренним линиям, отбиваться от русских.

В реальной жизни Гитлер со своей "жесткой обороной" растрачивал людей и провоцировал неповиновение генералов, которым получать от русских серпом по яйцам и молотом по лбу нравилось всё меньше. Не сумев оценить реальную мощь и оснащённость русских, Адольф упустил тот факт, что наши просто не дадут использовать ортодоксальную стратегию с упорядоченным отходом на заранее подготовленные позиции. Немцы либо уничтожались, либо бежали без остановки. И Гитлер принял своё последнее ошибочное решение - то есть ошибался он и позже, но миру на это было уже плевать - он направил последние подкрепления, которые смог наскрести, против русских, делая последние ставки в битве, которую уже не мог выиграть. К концу февраля восточный фронт стабилизировался: в основном потому, что наши приводили в порядок коммуникации, обеспечивали фланги и добивали ранее окружённых немцев.

А через месяц, 21 марта, Паттон со своей 3-й армией ударил через Рейн возле Оппенгейма, и закрыть западный фронт стало просто *нечем*. Конец фильма.
Сноска:

Вообще, знаменитое высказывание Паттона типа "держите меня семеро, я сейчас всех русских в Европе убью, один останусь", имеет своим истоком не врождённые, а приобретённые проблемы с оценкой реальности. Позволю себе очередную большую цитату из Лиддел-Гарта:

"К этому времени Монтгомери завершил тщательную подготовку к крупному наступлению на Рейне в районе Везеля, в 150 милях ниже по течению. Монтгомери сосредоточил здесь 25 дивизий, а в полевых складах на западном берегу скопилось четверть миллиона тонн боеприпасов и других предметов снабжения. Участок реки, на котором планировалось развернуть наступление, удерживался всего лишь пятью слабыми, измотанными немецкими дивизиями.

Наступление началось в ночь на 23 марта после грандиозной артиллерийской подготовки, в которой приняло участие более 3 тыс. орудий
(прославленный английский юмор... я тут посчитал, - грубо, конечно - и вышло, что в артподготовках при наступлении 1-го Украинского и 1-го Белорусского принимало участие в общей сложности более 15 тыс. стволов - Дж.), наступлению предшествовали также последовательные налеты бомбардировщиков. Передовые пехотные части при поддержке танков форсировали реку и, преодолев слабое сопротивление, захватили плацдармы на восточном берегу. С рассветом в тылу немцев были выброшены две воздушно-десантные дивизии; чтобы расчистить путь наступающим с фронта войскам, спешно наводились переправы для дивизий второго эшелона, танков и транспорта. О слабости сопротивления противника свидетельствовал хотя бы тот факт, что американская 9-я армия, на долю которой приходилась половина всех ударных пехотных частей, потеряла убитыми всего около 40 человек. Потери англичан также были незначительными. Упорное сопротивление наступающим было оказано лишь в одном пункте — у деревни Реес на берегу Рейна, где батальон немецких парашютистов продержался три дня.

К 28 марта плацдарм был расширен до 20 миль в глубину и до 30 миль по фронту. Однако Монтгомери все еще опасался контрудара немецких войск и потому не санкционировал переход в общее наступление в восточном направлении до тех пор, пока не сосредоточил на плацдарме 2 — дивизий и 1500 танков.

Когда же наступление началось, серьезным препятствием оказались груды камней и земли, образовавшиеся в результате бомбардировок союзной авиацией. Эти завалы блокировали пути наступления намного эффективнее, чем это мог сделать противник."


Такое полководцев развращает, и Паттон тому пример. Кстати, современным немцам было бы нехило раскопать имена тех парашютистов, что дрались у деревни Реес, и поставить десантуре памятник. Тонко намекну: эти ребята всё же были покруче Спайдермена, а может быть, и самого Йоды... Йодлю не родственника.
Именно с форсированием нашими Одера началось грандиозное бегство мирных немцев в глубь Германии. К 1-му февраля было эвакуировано более 4 млн. чел., к 1-му марта - около 10 млн. Я, конечно, глубоко понимаю священное право приличного европейца ни с того ни с сего пугаться "пархатых большевистских казаков", но всё равно это было невежливо. Истерия достигала такой степени, что матери убивали своих детей - это не только тётя Магда Геббельс додумалась, простые немки тоже до такого доходили. Удивляюсь, как западные журналисты не предъявили нам счётец и за это тоже. Страшные вы, мол... убивали вас, убивали, а вы всё равно такие страшные и противные...

Надо помнить, что во всех сколько-нибудь заметных населённых пунктах Германии работали советские военные комендатуры, где приличный европеец мог получить еду и медицинскую помощь, причём бесплатно. Платила та самая страна, которую приличные европейцы хотели загнать в каменный век и немало сделали для этого. Бежавшие от этого ужаса немцы с облегчением переводили дыхание где-нибудь в Дрездене, полагая, что они навсегда избавлены от большевистских варваров. Как выяснилось позднее, везунчиками оказались не угадавшие.

Как организовывали жизнь на оккупированной территории западные союзники - это отдельная ария, и здесь она не поётся.

Ну, и в заключение коротко о теме ебли. Изнасилования... то бишь два миллиона абортов, скрупулёзно подсчитанные западными историками. Подсчитанные в советской зоне оккупации сразу после войны, этакий триумф археогинекологии. Кого трясёт, какие приказы издавала Ставка? Ясное дело, русские этим приказам не подчинялись. Мало ли, что тоталитарный режим. Мало ли, что непонятно, каким же тогда образом буйная орда вшивых лаптеносцев уделала пахнущих одеколоном панциргренадирен, не без отдельных эксцессов несших дикими монголам избавление от ужасного сталинского режима.

Дорогие историки. Был у нас такой граф, по фамилии Толстой. Любил писать книжки, художественные достоинства которых я полагаю сомнительными. Имхо, конечно. Но вот есть у него очень хороший алгоритм - про "дубину народной войны". Условием прекращения итераций упомянутой дубины стоит смена ярости презрением и жалостью. Тут есть вполне понятная зависимость - чем сильнее была ярость, тем жальче должен выглядеть её вызвавший, чтобы дубина прекратила посвистывать в воздухе. И никакая проституирующая мозгами посторонняя проблядь не имеет права на оценку: достаточно ли уже синяков и шишек у того, кто довёл владельца дубины до её использования, или надо ещё добавить. Право на оценку есть только у владельца дубины, которого вынудили пустить её в ход. Вы же не станете лезть под руку скульптору, думающего над очередным ударом по мрамору. Ну вот, здесь то же самое. Критикуйте результат, а не процесс. Но для себя. А мы результатом довольны.



Ладно, стало быть... to be continued. Осталось чуть-чуть. Восточно-Прусская и Берлинская операции, а там зачистить остатки. Прага, может быть? Вена? Или сразу к Маньчжурии?

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 24 Непрочитанное сообщение BadBlock » 27 май 2005 17:10

Лигвистическое о дружбе народов в связи с войной.
(опять-таки, имперский шовинизм как он есть)

Просматривал репосты себя, любимого, в сети, и неоднократно в реплаях повторялась там предъявка: что это автор всё про русских-то, в связи с войной? На фронте все гибли, и Гитлера задавили вместе, и сержант Кантария не с побережья Баренцева моря произошёл, да и товарищи Сталин с Микояном и Кагановичем не слишком уж коренные москвичи.

Отвечаю.

До сих пор на Западе пишут Russian, не делая разницы между русским и российским. А ранее - советско-союзным. Кстати, я с неким брезгливым замиранием сердца жду, когда они начнут писать Rossian - это будет означать, что мы окончательно списаны. Но. Дело в том, что наднациональная общность - советская нация - так и не сложилась, не успела. Да, в национальном характере многих народов начали закрепляться черты, продуцированные советским строем, и многих людей можно было назвать "советскими людьми, носителями русского-украинского-туркменского наследия". Это не хорошо и не плохо само по себе, это как посмотреть.

Факт в том, что, если "советский народ" действительно сложился бы, скажем, к нынешнему времени (примерные условия: не было мудака Хрущёва, не было Брежнева, не было Пятнистого и Беспалого, не было Рыбина... а реформы Сталина с переносом центра тяжести власти с партийного на советский аппарат завершились успешно), то да, Победу можно было бы рассматривать первым из деяний советского народа - так грудничок Геракл задавил змей, присланных покусать его в колыбели.

Но советский народ не сложился. И сейчас мы имеем дело с конгломератом различных народностей и винегретом из их национальных идей. Рассматривать каждый народ по отношению к Победе надо отдельно, учитывая, кем они были до, во время, после и сейчас. Эти народы не исчезали во время советской власти в никуда, и не возникали ниоткуда ни в 1941-1945, ни в конце 1980-х.

Да, война на Восточном фронте была войной *объединений народов*, но базовый конфликт был "русские-немцы". Без этого конфликта грузинам никуда не въелось в венгров стрелять, а румынам - в казахов. Вне этого конфликта вообще не ясно, как народы-участники могут гордиться помянутой стрельбой и интегрировать её последствия в свою историю и в свой национальный характер.

Уважаемые националы (слово не несёт в себе пренебрежительной эмоциональной окраски). Если вы испытываете хоть какое-то чувство гордости за своих, которые дрались, погибали и побеждали в ту войну, то этой гордостью и горечью вы-таки обязаны русским - иначе ни горечи, ни гордости у вас не было бы. А если вы не считаете ту войну хоть сколько-нибудь *ценной* для себя, называете её бессмысленной зарубой, которая вас не должна была касаться, то не просите тогда, чтобы ваших тоже упоминали.

Да, я говорил о русских, и говорил не без напыщенности, и буду говорить так. Да, вполне возможно, я и позабуду влепить в речь дежурную клаузулу о "подвиге народов СССР". Но я не отнимаю права на те же самые слова по отношению к любой национальности у потомков тех, кто в тогдашнем "быть или не быть" принял нашу сторону, а не пошёл лизать жопу Гитлеру, лишь бы тот позволил посчитаться с русскими.

Да, когда вы будете говорить это, вам придётся упомянуть, что тягло той войны в основном волокли русские (или, если вдаваться в подробности, великороссы-малороссы-белорусы и так далее, по спискам погибших...) Ну, сложилось так, что нас тут много и живём мы здесь. И ущерба для гордости, скажем, киргиза, рассказывающего о боевом пути своего деда-танкиста, тут нет. В такой драке лишней помощи не бывает, повторяю в энцатый раз. Однако *сейчас* Киргизия канает себе вполне своим путём, и дед-танкист не является основанием для ввоза наркотиков на территорию РФ.

Теперь немного о лингвистике. Как *сейчас* мы можем назвать ныне независимые народы, сражавшиеся тогда с нами бок о бок, народы, для которых та война с нынешних позиций всё-таки стала только эпизодом их собственных национальных историй, а не определяет общее наследие единого (советского или ещё какого) народа?

Запустил словарь Даля. Шарюсь. Читайте. Более точного соответствия для тогдашнего взаимодействия народов я не нахожу.

"Товарищ м. дружка, сверстник, ровня в чем-либо; однолеток; односум; помощник, сотрудник; соучастник в чем; клеврет, собрат, Товарищ детства, совоспитанник. - по службе, сослуживец. В дороге, сын отцу товарищ, оба равны, помогают друг другу. Одному не под силу, привести товарищей. На это дело товарищи найдутся. Товарищ министра, старший помощник, заступающий его. В вербованных полках, рядовой назывался товарищем. Пеший конному (или голодный сытому) не товарищ. Торговый дом с товарищи, такой-то с товарищи, фирма, звание дома. Иван Марье не товарищ. Гусь козлу не товарищ (не брат). Гусь свинье не товарищ. Слуга барину не товарищ. Ир Крезу (или бедный богатому, нищий богачу) не товарищ. Коню конь товарищ, а свинье кол (об него чешется). Вино уму не товарищ. По товарищам и слава. Гуляю с товарищами, а женюсь один. Черт попу не товарищ. Поп черту не товарищ (поп его обманет). Умный товарищ - половина дороги. От товарища отстать - без товарища стать. Родной брат продаст, а товарищи невыдавцы! Товарка ж. товаристка новорос. подруга, подружка, другиня; пособница, помощница, участница, в деле. С товарками в лес по грибы ушла. Товарка в дороге. | Товаркою (сиб.) муж зовет жену свою. | Новг. торговка базарная, молочная и др. Товарищеская торговля, артельная. - пирушка. Он обошелся со мною товарищески, по-товарищески, как с ровнею и приятелем. Товарищество, состояние, быт, связ, союз и взаимные отношения товарищей. Товарищество не дружба, а связывает. | Условные, обычаем введенные отношения, между всеми совоспитанниками, сослуживцами, однополчанами; круговая порука, все за одного, франц. esprit de corps. | Братство или артельщина двух или многих людей, союз на известное дело, общество, компания. Товарищество торговое, страховое, заводское и пр. Товарищество на паях, где всякий участвует, по мере внесенного пая (выделено мною - Дж.). Правило товарищества, арифметич. учить делить любое число соразмерно другим числам."

Вот, собственно, и вся проблема. Просто правильное слово уже было закопирайчено родной партией, а потому по делу не произносилось.

Конечно, определённые вещи должны знать и русский, и нерусский. Скажем, каждый должен знать, что в Российской Империи в армию призывали представителей далеко не всех народов, а вот в Союзе - всех. И убитый немцами среднеазиат без вариантов замещал иначе бы убитого русского. Это действительно было товарищество на паях. Да, мы развивали окраины - можно по этому поводу хныкать сколько угодно, мол, объедали центр (кстати, разор русской деревни с подъёмом окраин ничего общего не имеет, за разор скажите спасибо лично Кукурузнику) - но в результате Союз ухитрился стать автаркией, то есть доказать, что нынешняя торгово-информационная цивилизация альтернативна. А это такая торпеда, которая долбанёт ещё не раз, и не через одно столетие и даже тысячелетие... Окраины, которые мы развивали, приняли наших эвакуированных, помогли развернуть производство. Да, солдат они поставляли в меньшей пропорции, но тут дело в том, что там общий уровень образования был ниже, и этих людей выгоднее было держать у сохи, а не сажать за рычаги танков - после революции прошла-то четверть века, когда успеть?..

Но. Это прошло. Наши народы выбрали отдельную жизнь - или, по меньшей мере, последовали такому выбору, сделанному за них. И самым лучшим подходом к взаимоотношениям, имхо, является такой: "мы друг другу ничего не должны. Счёт заново".

И не надо налезать на меня за то, что я не упомянул рядом с русскими другие народы. Потому, что если эти народы будут упомянуты, и об их подвигах будет рассказано в самой превосходной степени, то ничего, кроме аплодисментов, от меня не дождётесь. Конечно, до тех пор, пока не начнёте рассказывать, что и без русских бы обошлись и было бы только лучше... :-)

Такие дела.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 25 Непрочитанное сообщение BadBlock » 02 июн 2005 11:40

О Восточно-Прусской операции, а равно и о другом

Не знаю, кто из великих это сказал, но я слышал от своего отца: "сначала ты работаешь на репутацию, а потом репутация работает на тебя". Собственно говоря, завершающие операции Великой Отечественной мне интересны именно с точки зрения той репутации, которую русские на них заработали.

Пишу, не шибко соблюдая хронологию, поэтому сразу размечу даты, чтобы было куда оглядываться.

12 января 1945-го года. Начало Сандомиро-Силезской операции (1-й Украинский фронт - более подробно остальные даты см. в предыдущем тексте).
13 января. Начало Восточно-Прусской наступательной операции.
14 января. Начало Варшавско-Познаньской наступательной операции (1-й Белорусский фронт - более подробно остальные даты см. в предыдущем тексте).
8 февраля. Начало Нижне-Силезской операции.
10 февраля. Начало Восточно-Померанской операции - 2-й Белорусский фронт перенацелен.
24 февраля. Второй этап Восточно-Померанской операции. Завершение Нижне-Силезской операции.
5 марта. Войска Рокоссовского (2-й Белорусский) выходят к Балтике. Померанская группировка немцев рассечена.
6 марта. Наступление немцев в Венгрии.
13 марта - 29 марта. Продолжение Восточно-Прусской операции. Уничтожение Хайлесбергской группировки противника.
15 марта. Немцы в Венгрии переходят к обороне.
2 апреля - 9 апреля. Продолжение Восточно-Прусской операции. Штурм Кенигсберга.
13 апреля - 25 апреля. Завершение Восточно-Прусской операции. Уничтожение Земландской группировки противника.

Коротко о сопутствующих событиях. С 8-го по 24-е февраля 1945 года войска 1-го Украинского фронта (Конев) провели Нижне-Силезскую операцию. Цель - обеспечение южного фланга 1-го Белорусского фронта (Жуков), ушедшего вперёд. Удары были нанесены в обход Бреслау с одерских плацдармов на Коттбус и Герлиц. Как обычно: обход укреплённой позиции снижает её ценность, но немцы ни сдаваться, ни отступать из Бреслау не собирались, их ломали всерьёз, оттянув ради этого с фронта наступления 3-ю гта. Разные источники по-разному оценивают завершение этой операции. Наши говорят о том, что войска 1-го Украинского фронта вышли на Нейсе, выровняв позиции с 1-м Белорусским фронтом и оттянув на себя часть резервов противника. Западные источники указывают, что это немцы нас остановили на отсечной позиции, которой стала река Нейсе. Имхо, это всё же спор о деталях. Гитлер от этой операции здоровее не стал, а наши потери, как обычно на последнем этапе войны, намного уступали немецким.

6 марта начались последние оборонительные бои наших армий в Великой Отечественной. Признаться, я не совсем понимаю смысл немецкого наступления в Венгрии, и очень велик соблазн приписать его опять-таки неадекватной оценке реальности Гитлером. Наши войска стоят в ста километрах от Берлина, и в это время затевать крупную драку с атакой на заранее подготовленную оборону возле озера Балатон? Имхо, даже в случае удачи этой операции, - хотя какой тут может быть критерий удачи? Чтобы все наши разбежались без боя? - её выгоды выглядят более чем скромными: наши могли откатиться назад, но рубежей для того, чтобы закрепиться на них, в тылу у наших было предостаточно. А когда на помощь 3-му Украинскому фронту по возможности отвлекаются остальные фронты, немецкая наступательная группировка оказывается в положении мужика, который медведя поймал. Да, успех немцев, возможно, снизил бы темпы нашего продвижения на всём фронте, но ценой гарантированного уничтожения последних элитных сил Адольфа - той же 6-й танковой армии СС, переброшенной из-под Арденн и укомплектованной до штатной численности добровольцами.

Чем интересна эта операция, так это тем, что в ней воспроизвелось превосходство обороны над атакой, достигнутое уже в Первую Мировую. У немцев было в два с половиной раза больше танков и САУ, сравнимо пехоты и самолётов и заметно меньше артиллерии. Как результат, наши сделали ставку на упорную оборону и маневр огнём, нанося концентрированные авиаудары и перебрасывая артиллерию по внутренним линиям на угрожаемые участки. За 9 дней наступления немцы сумели вклиниться - если не ошибаюсь, без прорыва обороны - максимум на 30 км, после этого их потери обессмыслили дальнейшее наступление, примерно 500 из 900 танков и САУ были уничтожены.

15 марта немцы перешли к обороне, а 16 марта атаковали уже наши. Как было сказано ранее, Паттон форсировал Рейн 21 марта, и никто его всерьёз уже не останавливал.

О Восточно-Померанской операции надо сказать подробнее. Необходимость в ней возникла следующим образом. Стремительное продвижение 1-го Белорусского фронта не только аннигилировало, но и отбрасывало в сторону немецкие войска - как лемех плуга отбрасывает в сторону землю. Очевидно, что, когда в отброшенных войсках восстанавливается управление, их логично использовать для удара во фланг наступающим - там меньше концентрация сил, и перспектива выхода наступающим в тыл выглядит вполне солидно. Во избежание такого удара прежде отброшенные немецкие войска должны были быть связаны наступлением на соседнем участке фронта - в данном случае наступлением 2-го Белорусского фронта (Рокоссовский). Но. Из-за необходимости ломать мощнейшие оборонительные рубежи в Восточной Пруссии Рокоссовский мог выделить для зачистки своего южного фланга (одновременно северного фланга Жукова) весьма ограниченные силы, которые за Жуковым просто не успевали, и отброшенные Жуковым на север немцы вполне могли отряхнуться и учинить гадость.

Кроме того, немцы стали отводить войска из Восточной Пруссии на запад, усиливая эту померанскую группировку. Для немцев более чем логичным выглядело решение ударить с севера по тылам ушедших вперёд на запад 1-го Белорусского, а буде получится, то и 1-го Украинского фронтов. Этот замысел, в отличие от венгерского наступления, вполне мог завершиться катастрофой для наступающих русских армий.

Меры, принятые Ставкой, вначале больше походили на пожарное решение, чем на глубоко обдуманный довод. 2-й Белорусский фронт Рокоссовского просто освободили от участия в Восточно-Прусской операции и приказали с ходу разбить померанскую группировку противника. В живой силе и авиации наши превосходили немцев раза в полтора, по танкам и САУ уступали в те же полтора раза, радовало только трёхкратное превосходство в артиллерии. Однако немцы опирались на долговременную линию обороны (Померанский вал), что совсем не вдохновляло, и, хуже того, успели восстановить управление войсками. Наши атаковали без оперативной паузы, в условиях распутицы (10 февраля, конечно, но-таки Европа), в облачную погоду. Это означало, что наши козыри по авиации и артиллерии играли хуже, чем могли бы. Пехота мучалась десять дней, продвинувшись всего на 40 км. Потери исчислялись десятками тысяч, что для того времени и ситуации - очень много. С другой стороны, немцы были этими боями связаны, и о контрударах особенно не думали, так что тылы наступающих фронтов находились в безопасности.

Как говорил А.В. Суворов, "удивить - победить". Неожиданное стратегическое решение всегда эффективнее. Тут важно понимать, что в условиях высокого профессионализма полководцев обеих сторон неожиданность обычно состоит в том, что заигрываются возможности, о которых противник просто не знал. В шахматах, когда на доске видны все фигуры, неожиданность - это жертва ферзя и последующий мат в десять ходов. На войне такое бывает очень редко, а в более-менее современной войне - сугубо. Самый примитивный уровень военной неожиданности - засадный полк. А действительно красивая неожиданность состоит в том, что на стол выкладывается не только количественный, но и качественный аргумент, используется некое уникальное, неочевидное для противника свойство одной из сторон.

Чего не ожидали немцы? Немцы не ожидали потрясающей эффективности в управлении советскими войсками. То, что значительные силы 1-го Белорусского фронта будут развёрнуты на север, выглядит весьма очевидным. Но вот то, что Ставка без видимых осложнений сможет переподчинять на некоторое время целые армии от фронта к фронту, разобраться с логистической задачей огромных масштабов, организовать взаимодействие и уже к 24 февраля, не допуская прерывания боёв, подготовить наступление ничем не хуже тех, что были до того южнее... Можно говорить про "орднунг", противопоставляя его извечному русскому раздолбайству, но, как по этому поводу заметил kenigtiger, порядок есть порядок в квадрате, если проявляется тогда, когда он действительно нужен.

Немцы по живой силе наращивали своё присутствие в Померании примерно теми же темпами, что и наши - разрыв примерно в 150 тыс. чел сохранялся (это при их-то и нашей длинах коммуникаций!). Однако по танкам наши уже превосходили немцев на треть, с сохранением трёхкратного превосходства в артиллерии - абсолютный разрыв увеличился с 7 тыс. до 10,5 тыс. стволов.

24 февраля началось избиение. В первые два дня войска Рокоссовского проломили оборону немцев и продвинулись на 70 км. 1 марта в бой пошли войска 1-го Белорусского фронта, и 5 марта наши танки были уже на побережье Балтики. Дальнейшая работа с рассечённой группировкой немцев сводилась к наиболее эффективному и безболезненному её уничтожению - скажем, изолированную данцигскую группу не трогали до 9 мая.

Теперь собственно про Восточно-Прусскую наступательную операцию. Надо понимать, что для немцев эта самая Пруссия - место любимое и ценимое, и его ампутация не рассматривалась как нечто приемлемое. Однако прусская земля впитала столько крови русских солдат, что ещё неизвестно, чьи права на эту землю весомее. Вообще, надо бы это помнить всем "оккупированным странам": империя-коммунизм-геополитические интересы-братство народов-мировая революция - фишки, конечно, для нас яркие, блестящие и привлекательные, сменяющие друг дружку; но вечное и непреходящее значение имеют только могилы русских солдат на вашей территории: ухоженные, осквернённые или забытые. И чем больше этих могил, тем больше шансов, что мы на эту землю вернёмся, друзьями или врагами, что бы по этому поводу ни думали контуженные независимостью крупные политические деятели карликовых державок.
Сноска.

Тамошняя элита думает, что для неё нынешнее отношение к могилам наших солдат неважно. Она ошибается, потому что история далеко не закончилась, а долги надо бы отдавать.
Одни топонимы Восточной Пруссии чего стоят: Грюнвальд, Фридланд, Прейсиш-Эйслау, Тильзит, Гумбинен, Танненберг, Инстербург, Мазурские болота...

Немцы приготовились защищаться до последнего. Гитлер: "Каждый бункер, каждый квартал немецкого города и каждая деревня должны превратиться в крепость, у которой противник либо истечет кровью, либо гарнизон этой крепости в рукопашном бою погибнет под ее развалинами". Особенного преувеличения здесь нет. Были изданы приказы о расстреле паникёров перед строем, задействованы эсэсманы в заградотрядах - не наших энкаведешных вегетарианских заградотрядах, да и не армейских тоже, которые направляли отставших солдат в их части и вылавливали одиночных дезертиров, а настоящих, архетипических, которые должны были садить из пулёметов по бегущим.

Театр военных действий был прекрасно приспособлен для обороны самой природой. Леса, озёра, болота. Человек добавил: замки строились веками, а с начала войны к ним добавились современные укрепления в количествах, плохо представимых - скажем, только Хайлесбергский укрепрайон включал в себя более девятисот ДОТов - не считая дзотов, причём огневой точкой было каждое каменное здание. Есть такая штука - математика, и в применении к войне она порождает причудливые словосочетания типа "секторов обстрела" и "плотности огня". Так вот, в Восточной Пруссии этот фактор был задействован полностью в пределах, доступных тогдашней науке и технике. Слабых мест в этой обороне не было. То есть вообще. Мины, колючка - назовите всё, что придёт в голову, и всё равно будет мало...

Знаете, Резун временами порождает удачные словесные конструкции, пусть и совершенно не по делу. Одна из таких - его идея о том, что наша победа в "зимней войне" 1939-1940-го годов так перепугала независимые прибалтийские страны, что те не стали выкобениваться, когда им предложили приём в семью счастливых советских народов. Увидели, что Красная армия, выполняя приказ, способна на невозможное, и поняли, что в сопротивлении нет смысла.

Это гонево, ибо присоединение Прибалтики рулилось совсем по другим правилам и действительно было добровольным - упрись правительства, им их же граждане головы бы поотрывали. Это теперь они утверждают, что каждого суверенного прибалта пять русских солдат "одновременно изнасиловали пятью противоестественными способами"...

То, что для советских войск действительно не существует никаких преград, на пальцах было доказано именно в Восточной Пруссии.

Подвижных частей у немцев в Пруссии было сравнительно немного - 4 танковых и 4 моторизованных дивизии при 35 пехотных. Однако общие цифры составляли около 800 тыс. чел. по живой силе, 700 танков и штурмовых орудий, более восьми тыс. артиллерийских стволов, более семисот самолётов. Для обороны более чем достаточно (наступательная группировка в Венгрии составляла по живой силе 430 тыс. чел. при пяти с половиной тыс. орудиях).

На всё это великолепие наши сочли нужным бросить 2-й Белорусский фронт, 3-й Белорусский фронт (Черняховский), часть сил 1-го Прибалтийского фронта (Баграмян), Балтийский флот и АДД. Всего в бой было брошено около 1 млн. 700 тыс. чел., около четырёх тыс. танков и САУ, примерно три тыс. самолётов, примерно 25 с половиной тыс. артиллерийских стволов.

Рассуждать о направлениях главных и неглавных ударов при атаке на оборону, достигающую двухсоткилометровой глубины - дело очень неблагодарное. Основной замысел естествен и очевиден: отсечь группировку от основных немецких сил, предупредив её пополнение и снабжение, рассечь на несколько частей и уничтожить по этим частям. Альтернативных идей никто не высказывал, так как с ядерным оружием у нас тогда было плоховато...

Всё началось 13 января 1945 года, когда 3-й Белорусский фронт высадил что-то около тысячи вагонов боеприпасов по немецкой линии обороны - как выяснилось, уже покинутой, немцы отвели свои войска на вторую и третью линии, так что, когда наши заняли первую линию, терапию пришлось повторять - мы могли себе это позволить.

Распутица, облачность, туман, болота и реки. Войну опять тащила на себе пехота, потому что ломать такую оборону на таком театре сугубо танками - напрашиваться на кладбище техники. Немцы дрались зло и умно, контратакуя при малейшей возможности, зачастую успешно, многие прежде-населённые пункты переходили из рук в руки по нескольку раз. Наступление Рокоссовского было остановлено контрударом элитной "Гроссдойчланд", причём эффект оказался достаточно велик, чтобы немцы сочли возможным перебросить одноименный танковый корпус на юг, против 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Однако Рокоссовский бросил в топку два танковых корпуса, ещё через сутки - мехкорпус, ещё через сутки - 5-ю гта. И Млавский укрепрайон пал. В полосе шириной в десятки километров наши вышли на оперативный простор и пошли на Мариенбург, Хельмо и Алленштайн. Черняховский доламывал Ильменхорстский укрепрайон, где немцы зачастую сопротивлялись до последнего человека. Однако обычный приём обхода сработал и здесь - 39-я и 11-я гвардейская армии обошли Кенигсберг с севера и юга соответственно, создав для немцев серьёзные проблемы со снабжением и коммуникациями. В результате примерно через месяц боёв восточно-прусская группировка немцев была рассечена на три части и более-менее надёжно блокирована. Пять дивизий было поймано в Кенигсберге, четыре сидели на Земландском полуострове (в конце января к ним добавились остатки клайпедской группировки немцев, сумевшие уйти по Куршской косе), а ещё два десятка дивизий были отсечены юго-западнее Кенигсберга.

Кому-нибудь другому этого хватило бы. Однако немцы до определённой поры и не думали сдаваться - не тот народ (по крайней мере, тогда был). И неумехами их никак нельзя было назвать. Генерал Госбах вопреки приказу оставил Летценский укрепрайон и, умело сохранив боевой порядок, отводил свою 4-ю полевую армию, не забывая о контрударах. Земландская группировка атаковала 11-ю гвардейскую армию и прорвала её оборону, восстановив связь с Кенигсбергом - прорыв, правда, быстро заткнули. Много хуже, немцам удалось восстановить связь с основной территорией рейха, атаковав 48-ю армию и прорвав её оборону. Кроме того, как было сказано выше, к 10 февраля 2-й Белорусский был уже перенацелен на Померанию. А 18 февраля погиб генерал армии Черняховский - случайный осколок.

Однако наша сила ломала немецкую, пусть в отдельные дни темпы наступления составляли по одному километру. Кроме того, пока "народ вопреки Сталину выигрывал войну", тиран тоже не сидел сложа руки - Ялтинская конференция, фундамент Долгого Мира второй половины XX века, то-сё... Было принято решение поручить командование операцией маршалу Василевскому - прикиньте, начальника Генштаба назначили командующим 3-м Белорусским фронтом. Маршал пробил усиление своего фронта частями от 2-го Белорусского и всем 1-м Прибалтийским фронтом, преобразованным в Земландскую оперативную группу войск (первая ЗГВ в составе Советской армии? :-)) Была взята оперативная пауза более чем на два десятка дней, и, главное, была предложена и принята идея о последовательном уничтожении немецких группировок.

Атака на помянутый уже Хайлесбергский район - он был первый в очереди - началась 13 марта. Ко всем природным радостям добавился ещё и паводок. Немцы, могу только повторить, до определённого времени дрались отчаянно - многозначительная деталь: орудиям и пулемётам были приданы офицерские расчёты. Но в конце концов они не выдержали и побежали, вперемешку с мирным населением. Заградотряды оказались бесполезны - кстати, я вообще полагаю, что заградотряды любого регламента, кроме того, которому следовали в Красной армии, бесполезны.

Отступая, немцы взорвали дамбу, затопив речную долину со всеми, кто не успел оттуда уйти. Не знаю, то ли тут недостаток в координации, то ли отчаяние, но погибли в основном их же мирные жители и те войска, которые отступили позднее всех - крайняя несправедливость.

Хайлесбергская группировка была уничтожена к 29-му марта. 2 апреля взялись за Кенигсберг, который представлял собой сплошной укрепрайон площадью в двести квадратных километров, со 130 тыс. гарнизоном. Четверо суток его ломали артиллерия и авиация - Василевский стянул под эти стены всё, что хоть немного походило на осадную артиллерию, и привлёк тяжёлые бомберы из РГК. Пехоты у нас было менее 200 тыс. человек, но при таком превосходстве в артиллерии и авиации это уже большого значения не имело. 6 апреля ночью пошли разведбатальоны пехоты, и деморализованные немцы поперву просто не приняли боя, однако достаточно быстро оклемались и попробовали выбить наших с уже занятых позиций. Тут опять включилась артиллерия и авиация, и началась уже настоящая атака, со всеми фокусами, которым наши научились за войну - танковые корпуса прорыва и штурмовые отряды, оснащённые всем - от артиллерии до огнемётов. Седьмого апреля наши показали, что сотни тяжёлых бомбардировщиков над одним городом монополией западных союзников не являются. Восьмого числа триста кварталов - или то, что от них осталось - были уже взяты, и немцам предъявили ультиматум. Немцы, однако, не поверили, что может быть ещё хуже. Целый день девятого апреля их в этом разубеждали полторы тысячи самолётов и пять тысяч орудий. В полвосьмого вечера комендант крепости генерал Лаш счёл, что с него развлечений хватит, и выслал своих парламентёров. Потери немцев составили около сорока тысяч человек, девяносто тысяч сдались в плен.

За Кенигсберг Василевский получил свою вторую "Победу".

Последней была Земландская группировка немцев. По ней без особых церемоний врезали всей воздушной силой, которая у нас была - ударам подверглись Пиллау, крепость Фишхаузен и, естественно, передний край обороны немцев. После акции последовал ультиматум, на который немцы угрюмо промолчали. 13 апреля наши пошли в наступление, которое вели роскошно, позволяя себе бить по позиции противника, пока там вообще хоть что-то шевелилось. 16-го взяли Фишхаузен, 25-го - Пиллау, а всякую сволочь отлавливали ещё и после Победы.

Таким образом, Восточно-Прусская группировка немцев перестала существовать. Наши безвозвратные потери составили примерно 130 тыс. чел., санитарные - около полумиллиона.

Сама операция любопытна в основном тем, что окончательно похоронила надежды, будто стационарная оборона в обозримом будущем может стать эффективным решением для сколько-нибудь масштабного конвенционного военного противостояния. Отсюда весьма тускло выглядят как модели НАТОвских стратегов по отражению советского наступления на западную Европу, так и многие технические решения, выработанные в рамках этих моделей - тяжёлые MBT и проч. Но это уже совсем другая история.


to be continued. Дальше таки Берлин. Пора бы.

BadBlock
Аватара пользователя
Админ
Благодарил (а): 769 раз
Поблагодарили: 2839 раз
Связаться:

№ 26 Непрочитанное сообщение BadBlock » 12 июл 2005 18:14

Маньчжурская операция. Часть I.

Начал было писать про Маньчжурскую операцию, но ушёл в сторону, ибо описания тактических и оперативных решений советских войск в конце войны - штука объёмная. Так что пусть это будет частью первой, собственно про Маньчжурию тут почти ничего нет. За возможные терминологические ляпы извиняюсь заранее.

Патологически честные граждане, с огнём во взоре борющиеся со сталинской диктатурой, как известно, одним из направлений этой великой борьбы избрали критику всего и вся во время Великой Отечественной. Понятно, что, принимай решения тогда кто-нибудь их умственных и моральных качеств, война была бы выиграна напрочь, мир спасён вообще от всего, а над просторами Родины летали избирательные бюллетени.

Как ни странно, Маньчжурской кампании советской армии такие граждане внимания не уделяют. Было, было пукнуто что-то насчёт того, будто японцы вовсе не сопротивлялись и дико удивлялись, когда сталинские наймиты начинали в них стрелять, после чего мирные японские солдаты, случайно забредшие на территорию Китая, бежали прочь по этой территории с жалобным попискиванием. Впрочем, такое даже по нынешним временам было воспринято с известным недоверием и вскоре заглохло.

Объяснение такого невнимания к последней советской кампании Второй Мировой объясняется довольно просто: советской армии к ней не мешали готовиться. Понимаете ли, можно говорить, что Киев-Будапешт-Берлин взяли мясом, кровью, лимфой и иной гастрономией, столь милой сердцам людей либеральных убеждений. Дело, однако, в том, что ту войну не мы начали. Начали её немцы, и своей инициативой они войну отформатировали. Сперва мы отбивались как могли - и выяснилось, что можем очень даже, а потом загоняли гадину в её логово, чтобы там прибить. Гадина не слишком бурно выражала своё согласие, к тому же обслуживающий персонал гадины не пальцем делали.

Всё это было единым действом, и, смею заверить, успехи немцев в июне 1941-го влияли таки на операции мая 1945-го. А вот разборка с Квантунской армией была уже показательным выступлением, к которому нашим никто готовиться не мешал. И - вы не поверите - никакого заваливания трупами. С чего бы так? Вроде положено. Увы, тайна сия велика есть, и либерал от неё конфузится.

***

Итак, в 1944-1945-м годах наши научились разбираться с немцами. Нет, это не выглядит чем-то особо естественным - скажем, с БТР у нас по-прежнему было туго, связь в войсках была далека от желаемой. Немцы же оборону строить умели и любили. На чём и погорели. Они исповедовали доктрину глубокой обороны, то бишь атакующему предлагалось атаковать, прорываться вглубь, натыкаться на узлы обороны, пехота отсекается от танков и прочее, прочее. Ума у немцев на то, чтобы тщательно спланировать свои защитные порядки, разметить зоны огня и прочее, более чем хватало.

Однако, как учил Суворов, "удивить - победить". Удивляли немцев следующим образом. Практика "разведки боем" постепенно превращалась в своего рода первую волну атаки, когда слабозащищённые передовые немецкие оборонительные пункты захватывались силами таких вот разведчиков. Немецкие генералы могут сколько угодно писать, что вот они какие умные, догадывались, мол, если сегодня разведка боем, значит, завтра наступление. Вот что было на самом деле: наши очень небольшие силы пробуют немецкую оборону. Немецкие командиры, невзирая на собственную догадливость, обязаны реагировать. Если наши выносят немцев с наблюдательных пунктов и слабо защищённых точек, то надо либо отобрать их обратно, потому что НП и вообще оборона создаются по единому плану и нечего их русским раздаривать, либо давить наших огнём. Либо, что было чаще, и то, и другое. В это время наши записывают, кто, откуда и по кому стреляет, после чего на артиллерию перед артподготовкой передаются уточнённые данные. А артиллерии у нас было много, чему немцы с течением времени радовались всё меньше и меньше.

Разумеется, это была вынужденная тактика, как и большинство тактик той войны. С авиаразведкой у нас было не очень, приходилось полагаться на разведрейды: при том,что у нас это умели лучше всех в мире, такой сбор информации занимал много времени. Разведка боем, которую на ротном и батальонном уровне стали использовать с начала 1944-го года, помогала получать оперативную информацию в самый нужный момент. С другой стороны, те потери, которые наши несли в разведке боем, - уточняю для особо одарённых: это было опасным мероприятием, но всё же далёким от бросания на убой - окупались. Когда, скажем, кое-кто хвастается в своих мемуарах, что он, умный, перед русским наступлением отвёл свои войска на вторую линию обороны, не знаешь: смеяться или плакать. Ну, высадили наши по пустому месту эшелон снарядов. Могут повторить. Снарядов много, это вам не Первая мировая. Отступайте дальше.

Самое красивое тактическое решение - то, которое из вынужденного превращается в свободное. Э, сказали себе наши тактики и стратеги. Если получается с ходу отбирать у противника какие-то передовые пункты обороны, почему бы разведку боем просто не усилить? В результате роты и даже батальоны за несколько часов до собственно артподготовки начинали шоу. Во втором полугодии 1944-го это уже стало повсеместной практикой. Немцев вынуждали вскрываться. Сами прикиньте - даже если они были готовы контратаковать прорвавшихся русских резервами, то не роту ведь и даже не батальон! Начинать драку теми, кому полагалось сидеть по местам и ждать главной русской атаки, значило серьёзно испоганить планы собственной обороны и подсказать русским, куда и как надо бить. Просто подавить русских огнём - попросить себе на голову дополнительную пару тонн тротила, упакованную в осколки, да поточнее. Цугцванг. А если уж изобретать умные термины, я бы назвал это дисперсной реализацией инициативы. Аналогия - толстую стенку из мягкого пористого материала ударом молотка не пробьёшь, а вот плеснуть на неё адгезивом, стянуть её, а потом уже молотком...

Ещё одной идеей стало то, что наши научились массировать силы на узком участке фронта перед наступлением. Немцы на это очень обижались и считали, что такое нечестно; наши критики нанюхались немецкой обиды и бредили, что подобная концентрация нужна была, дабы удобнее заваливать трупами. На самом деле немцам просто не нравилось, что наши при совершенно нефатальной разнице в силах на фронте ухитрялись создавать на участках прорыва такое превосходство, которое обеспечивало успех. Превосходство в людях, артиллерии, танках...

Процитирую свой текст, посвящённый бессмертному творению Александра Минкина.

"Есть такая штука - линия фронта. Если её прорвать в каком-то месте, то через получившуюся дырку можно зайти врагу в тыл и окружить его. Окружение означает, что враг, отрезанный от снабжения, будет вынужден атаковать кольцо окружения и нести большие потери, чем тот, кто кольцо замкнул. Поэтому военных учат, что в окружение попадать нехорошо, и прорыв линии фронта либо ликвидируется контрударом подвижного резерва из глубины обороны, либо заканчивается отступлением врага на сравнительно большом участке, чтобы не попасться.

Так вот, потери на участке прорыва суть вещь второстепенная по сравнению с успехом прорыва, потому что в случае успеха прорыва они окупаются. Большая просьба помнить, что речь всё-таки идёт о войне, а не о соревновании по закармливанию друг друга пирожками с повидлом."

А немцам было обидно, что очень часто эта концентрация оставалось незамеченной до самой разведки боем, после которой их умные командиры сразу обо всём догадывались. В первую очередь они догадывались о том, что попали под раздачу русского прорыва, и, если их не убьют русские, то прилюдно опустит любимый фюрер. Думаю, что фрустрация часов перед главным ударом весьма способствовала накоплению мемуарной желчи.

Но и это ещё не всё. Наши достаточно изобретательно начинали наступление. Скажем, делали перерыв в артподготовке, пехота поднималась в атаку, примученные немцы занимали боевые посты, вылезши из бункеров, и артиллерия начинала молотить снова, пока наша пехота отдыхала в положении лёжа.

Наихудшим - в смысле совершенно неизбежным - фактором потерь было то, что пехота у нас каталась на танках. Там могло прибить и пулей, и осколком брони, и по-всякому. Ну не было у нас БТР; вернее, были, но очень мало - ленд-лизовские и трофейные. Собственно бронесилы в идеале работали следующим образом - по фронту наступали Т-34, не особенно стараясь отстреливать немецкие огневые точки, больше выискивая возможность их обойти и перейти к преследованию противника. За ними наступали пары тяжёлых танков - их задачей было убивать немецкие огневые точки и объяснять контратакующим немецким танкам, что не надо было так делать. Имхо, именно из этой практики идёт советское понятие танков как универсального оружия - на Западе уделяли больше внимания отработке "противотанкового аспекта" танков; уточню, речь не идёт о ярко выраженной специализации. За тяжёлыми танками шли самоходные орудия - так как наши САУ были безбашенными (в прямом смысле слова), то маневренное столкновение с немецкими танками рассматривалось как нежелательное. САУ обычно начинали движение с замаскированных позиций и, стараясь держаться на возвышенностях, отрабатывали как на поддержке наступающей пехоты, так и по немецким танкам на большом расстоянии, благо калибр позволял. В общем, эта тактика чётко компенсировала как отсутствие БТР, так и недостатки связи.

Что шло неидеально? Зачастую у наших просто не было всех типов брони на конкретном участке наступления. Фильм "На войне как на войне" помните? Вот там было показано наступление без тяжёлых танков с очевидными последствиями.

Часто пехота сопровождала каждый танк, ближе к концу войны это были специально обученные десантники. Кроме того, танки везли сапёров, которые осуществляли разграждение.

Теперь по поводу того, во что превратились "живые волны" из мемуаров немецких генералов. Ещё в начале октября 1942 года товарищ Сталин в приказе №306 запретил эшелонированные атаки. Били в один эшелон и всем, что в нём имелось. Это было разумным для того времени решением, потому что уставная эшелонированная атака при недостатке огневой мощи имела серьёзные шансы превратиться в мясорубку, а атака в один эшелон, даже при серьёзных потерях, вполне могла подавить немецкую оборону и обеспечить прорыв. Однако с течением времени с вооружением в советской армии стало гораздо лучше. Тем не менее, к практике эшелонированных атак 1941-го года наши не вернулись, что не может не разочаровать любителей историй о заваливании трупами и затапливании лимфой.

В этом аспекте русская атака на немецкую оборону в идеале выглядела так: организовывались ударные группы численностью от взвода до батальона. "Организовывались" означает - собирались под конкретную задачу, для конкретного пункта обороны противника. Обычно эти ударные группы делились на четыре части по следующим задачам: расчистить дорогу к цели, подавить огнём, отсечь огнём подкрепления, атаковать. Для выполнения последней задачи использовались сапёры, тяжёлые танки и САУ.

Что шло неидеально здесь? Очевидно, что подобное работало как полагается только при наличии времени для тренировок. Там, где его не было, в общем использовался тот же шаблон, но без подгонки к конкретным условиям, а это означало бОльшие потери.

После того, как немецкая оборона была прорвана, наши начинали использовать это обстоятельство. Тут я вынужден сравнить наши прорывы образца 1944-1945-го годов с немецкими прорывами образца 1941-го года.

В 1941 году прорывы или обходы нашей обороны немецким танковым корпусом (2 танковых дивизии, по-немецки в терминах 1941-года это 300-400 танков плюс 60 рот мотопехоты) вёл к тому, что две ударные группы немцев вели прорывы и брали наши войска в клещи с последующим окружением. Эти ударные группы были размером от батальона до полка (в немецком исчислении) и представляли собой комбинацию родов войск - такой компромисс, чтобы всё умели. После окружения, помимо естественных проблем у наших, у немцев тоже начинались проблемы, потому что придать каждому танковому корпусу минимум по одной моторизованной дивизии они не успели. В результате танковые корпуса вырабатывали моторесурс в установке периметров окружений - внутреннего и внешнего, пока не подходили пехотные дивизии - те, которые шли ножками. До той поры многие русские не сдавались, прорывались, атаковали... в общем, в конце концов стало ясно, что любимый фюрер отгрыз шмат не по кусалу. То есть немецкое наступление зачастую останавливалось не из-за русского сопротивления и не из-за растянутости коммуникаций, но из-за недостатка в компоновке наступательных сил. "Взятку снёс - без взятки остался".

Все эти прорывы очень чётко координировались из единого центра, что позволяло использовать взаимную поддержку для отражения плохо организованных русских контратак - неоткуда было в 1941-м взяться хорошо организованным. Повторю, что в 1941-м году немцы предпочитали прорывать нашу серьёзную оборону не массированным танковым ударом, а вполне конвенционной пехотной атакой. Кошмарные истории о панцерах в основном относятся к преследованию наших отступающих войск немецкими мобильными частями - быть пойманным в полуотрытом окопе танковой атакой действительно страшно.

Впоследствии - я не уверен, почему - немцы стали рассматривать танки больше как средство прорыва обороны, а не преследования и не развития успеха, что, в общем-то, сыграло немалую роль в катастрофе на Курской дуге. Единственной причиной, которую я могу назвать солидной, выглядит сумма стойкости русских в обороне при правильной атаке "пехота-артиллерия-авиация-сапёры" и недостаточная насыщенность наших войск надёжными противотанковыми средствами на раннем этапе войны. То есть полезность танков в прорыве обороны казалась сравнимой с полезностью в преследовании противника, причём задача прорыва из-за необходимости поддержания высокого темпа наступления стала приоритетней. Так что танки немцы стали ассоциировать именно с идеей прорыва обороны. Когда наши сумели насытить войска противотанковыми средствами, немцы уплатили за это суеверие сполна.

Наши предпочли не обезьянничать, и действия после достигнутых прорывов отличались от германских.

Базовая идея была вот какая: например, есть задача прорвать оборону и использовать этот прорыв - выйти на некие рубежи, взять населённые пункты в тылу и проч. Предположим, что противник в какой-то мере готов отразить удар, то есть держит оборону и, возможно, имеет резервы для контратаки в случае прорыва. Начинаем атаку. У нас есть два варианта. Первый: наибыстрейшим образом достичь прорыва и всё, что останется после этого достижения, бросить в тыл врагу. Второй: достичь прорыва не обязательно очень быстро, но сохранить подвижные силы нетронутыми и бросить их в тыл врагу. Немцы тяготели к первому варианту, и вначале он работал. Наши, когда имели возможность, выбирали второй.

Это естественным образом привело к тому, что наступающие русские армии перешли к практике передовых подразделений. В уже обеспеченный прорыв первой шла группа, скомпонованная по критериям огневой мощи и подвижности. Я полагаю гениальной идеей копирование этого паттерна на разных уровнях. Например, для танкового корпуса в 1944-м году такой группой была танковая бригада, усиленная противотанковой или зенитной артиллерией, а также сапёрами, и способная действовать в десятках километров впереди основных сил корпуса. В свою очередь танковый корпус компоновался так, что мог быть рассмотрен как передовое подразделение танковой армии или целого фронта. Копирование построения на разных уровнях вело к предельной эффективности планирования и управления операцией.

Кроме того, русские отказались от идеи жёсткой централизации управления развитием успеха, так что командиры в поле имели возможность определять для себя какие-то побочные цели, высшим штабам неочевидные, что опять-таки очень сильно экономило ресурс планирования и управления. Передовые отряды вовсе не обязательно наступали по тем же дорогам и по той же оси, что и основные силы. В какой-то мере описываемый подход был вызван и продолжавшимися проблемами со связью. Отрицательные последствия такого решения - уязвимость к массированным контратакам немецкой брони. Положительные, кроме указанных выше - сам факт продвижения в нескольких направлениях крайне затруднял противнику организацию обороны, распылял его силы, вынуждал к быстрым и неверным решениям и проч. Кстати, предсказывать действия превосходящего в силах и владеющего инициативой противника с неизвестным заранее уровнем координации - очень большая головная боль для профессионала, тем более профессионала из касты, которой было немецкое офицерство.

Когда боевой ресурс передового отряда кончался, его командир на месте принимал решение о прекращении наступления, обычно стараясь завершить его захватом переправы, населённого пункта, в котором можно было организовать оборону, или плацдарма на вражеском берегу реки.

Сама эта практика сильных передовых отрядов была уникальной, никто больше её не реализовал. Она позволила поддерживать высокий темп операции через исключение организационных накладок из факторов снижения темпа. Советские операции, в отличие от описанных выше немецких, останавливались только из-за растянутости коммуникаций и сопротивления противника. Как в хрестоматии.

Разумеется, вышеприведённые описания верны лишь статистически, однако и в таком виде они несколько дезавуируют бодрый экспортный ад демшизы, в воображении которой русские солдаты браво шли колоннами по минным полям под пулемётным огнём с обеих сторон, пока Сталин, чрезвычайно этим довольный, танцевал лезгинку на кремлёвской стене.

***

И вот за праздничный стол оказались приглашены японцы. С танками у них было очень не очень, войска трудно было назвать очень хорошо подготовленными, так как из Квантунской армии шёл постоянный отток подготовленных солдат на иные театры. Оборона их в значительной степени зависела от укрепрайонов, которые, как натурно доказали немцы ещё французам, стали вчерашним днём. Известная сила японской армии состояла в боевом духе солдат и готовности сражаться до последнего.

Однако это до такой степени не помогло, что именно разгром Квантунской армии стал эталонным кошмаром для планирования войны в Европе нашими западными друзьями и их оптимистических заключений о том, что русские способны занять западную Европу за 20 дней.



to be continued.

Закрыто

Вернуться в «Общий форум»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 12 гостей