Малолетние преступники

17 ноября 2018 г.  |   Михаил Маркелов

Как и обещал, рассказываю подробности про малолетнего АУЕшника, которого изолировали от общества. Постараюсь взять шире и рассказать, как эта система ювенальной юстиции вообще работает, и дам ей свою оценку:

Вы писали в комментариях, что тема вам интересна, но хотели бы почитать текст, а не смотреть видео. Потому по вашим просьбам:


На прошлой неделе я писал, что главаря так называемой банды АУЕ изолировали от общества, обещал рассказать подробности. Я думаю, для многих из вас это будет открытием, как на обратную сторону Луны смотреть. Мы же думаем, что у нас Саров такой спокойный и благополучный, и редко про неблагополучных и тяжелых детей вообще слышим.

Оговорюсь, фамилий я, понятное дело, называть не буду. Но вы и так можете легко найти ссылки на профили этих «детей» в социальных сетях.

У нас вообще законодательство по части детского криминала не менялось с конца девяностых годов. Уже целое поколение сменилось, темп жизни другой, всё другое. Законы, особенно касающиеся денег, депутаты наши научились принимать очень быстро, но вот изменения в уголовных статьях для таких вот деток, на мой взгляд, назрели и уже перезрели, но их всё нет. Потому за кражу рубанка у нас трудовик на полтора года в колонию может уехать, а за десяток краж 13-летний подросток с ухмылочкой продолжает «шакалить» по городу, чувствуя свою безнаказанность.

Наказать, конечно же, их можно. Но это почти «подвиг», коим саровская полиция и занимается. Когда собранные дела доходят до суда, несовершеннолетние ответственности не несут, собственно, в силу возраста по уголовным статьям, а совершают так называемый «уголовный проступок». Далее работает система как в футболе.

Если полиция считает, что ребёнок способен исправиться, родители максимум усилий прикладывают, в школе учителя готовы с ним работать, то ничего ребёночку не будет. То есть, устное предупреждение, ну если «как в футболе».

Желтая карточка — когда полиция выходит в суд с просьбой изолировать ребёнка от общества, он опасен, не контролируем. Родители не могут на него повлиять, а из школы подтверждают проблемы с успеваемостью и посещением. В таком случае ребёнка на месяц отправляют в закрытый интернат казарменного типа в Нижний Новгород. Хороший такой интернат, там только ремонт закончился. С собой только мыло и зубную щётку, остальное всё дадут. Там всё строго: забор, распорядок дня, индивидуальное обучение, форма, камеры во всех помещениях, мебель, прибитая к полу, нет выхода в интернет. Зато кормят пять раз в день. Эдакое «чистилище» для таких детей. Куда они после этого? На пусть исправления, посмотрев, что их ждёт? Или в ад, оставшись в системе исправительных учреждений. Не подчиняешься системе, бунтуешь? Еще подержат в интернате пару недель. Потом ребёнок возвращается в Саров.

Так как это всё же дети… И если мы им всё прощаем, то при рецидиве, в отличие от футбола, ребёнку выдают вторую желтую карточку. То есть, за новые эпизоды криминала суд второй раз отправляет подростка на месяц в Нижний Новгород. Еще месяц — это точно последний шанс.

Дальше всё — судья показывает «красную». За третий «уголовный проступок» ребёнок уезжает в неизвестном направлении на срок до трёх лет. Из интерната в Нижнем Новгороде подростка пересылают в один из еще более закрытых исправительных учреждений на территории России. Расположены они в разных областях, то есть, попасть может хоть на Сахалин. И жить и учиться в таких условиях дети там могут до 18 лет. Спецы говорят, что там, мягко говоря, «совсем не сахар» — от слова совсем.

Возвращаясь к Сарову, 13-летний мальчик Р. из шайки АУЕ таки получил «красную» карточку и на год уехал в закрытый интернат в неизвестном направлении. Полиция сказала в суде, что его необходимо изолировать от общества, школа подтвердила табелями об успеваемости, даже родители признали, что их ребёнок не управляем, и они не справляются.

Да-да, у этого подростка, как и у всей этой шайки, семьи полные, есть мама и папа, но они «не справляются». Кстати, если родители против решения полиции о том, что их дитё скоро уедет, то родителей от дела отстраняют. Слёзы и сопли не прокатят. А их на суде обычно много.

Все эти подростки, которые, дёрнув из кассы 7000 рублей, едут по городу в новеньких кроссовочках на такси (или в угнанной машине) до новой кассы, в суде растекаются на слёзы и сопли: «Мамочка, дяденька полицейский, простите». Но уже поздно. Давно поздно.

Я вам на прошлой неделе дал неточную информацию. Этот 13-летний упырь — не главарь. Но он самый борзый и агрессивный из всей шайки. Главарь — отдельная песня. Назову его гражданином Д. Он уже вступил в возраст уголовной ответственности. Вы спросите, почему такой всплеск этого детского криминала произошёл осенью? Да очень просто: у него папочка из колонии в Саров вернулся, отбыл наказание по тяжелой статье и теперь может опять заниматься воспитанием ребёнка. Пока он сидел, подростка еще контролировали полицейские, но теперь башню сорвало начисто. Парнишка быстро освоил «феню» и «цоту» и как надо правильно относиться к полиции и обществу, от своего папашки. И друзей-малолеток в кружок по преступным интересам собрал. И понеслась. Так что сразу разобью слухи, что их курирует кто-то из зэков из-за города — всё гораздо проще: вся это псевдоромантика АУЕ из семьи.

Но дети-таки остаются детьми. Сейчас объясню: всего их в этой шайке человек 5−7. Тогда по сводкам в октябре они «накосили» тысяч сто. На эти шальные деньги шопились вовсю: шмотки, хавчик, такси, развлекуха, сигареты, алкоголь они не покупали, а просто воровали. На самом деле такая жизнь симпатична, романтика же, кураж!

Потому в комментариях, особенно в соцсетях, появляются симпатизирующие им девушки, которые пытаются сместить акцент:

Кристина Ростенковская пишет: «Помимо родителей, есть ещё и школы, где „прекрасные“ учителя лично не понравившимся ученикам ставят клеймо. Лучше бы про „прекрасных“ учителей посты выкладывали».

Или вот Александр проблем никаких в этом не видит: «Ублюдки те, кто ворует и насилует, а здесь всего лишь воровство небольшое, и у кого? Они что бабушек обчистили? Последние деньги у них забрали? В магазинах не меньше людей обворовывают!».

Интересно, Александр с какого момента проблему увидит? Когда они до мордобития дойдут или у его жены сумку украдут? А пока для него всё это далеко и не существенно. Его больше интересуют проблемы глобального масштаба, что магазины людей обворовывают.

Так вот, вернусь к мысли, что дети остаются детьми. Сам-то этот гражданин Д., хоть и от бати-уголовника ума-разума набирается, а сам-то не по воровским понятиям живёт. Потому что знает, ему за кражу уже уголовка и изоляция. Потому под всю эту грязь подставляет малолеток. В полиции поёт как соловей: «Это Вася крал, я рядом стоял и просил его так не делать. Потом Вася все деньги на еду потратил. А это Петя кассу чистил, я в этот момент с мамой был, но Петя рассказывал мне всё». Потому по многим уголовным делам гражданин Д. проходит как свидетель. Хотя известно, что он своих дружков на кражи подбивает, а сам такой «оладушек» и сухим из воды выходит. Не по понятиям это…

Так что нет тут на самом деле никакой идеологии АУЕ в традиционном понимании, будем честны. Просто АУЕвшие малолетки без тормозов. Которые на месяц чувствуют себя Царями и уверены, что наказания не последует, а по факту ломают себе всю жизнь. Потому что система работает.

И вы пишете в комментариях, что вроде бы стало спокойней в городе и шайка утихла. Это так, пик спал, но полиция продолжает регистрировать эпизоды. Но очень скоро, скорее всего, до февраля, вся эта шайка уедет, кто на месяц в Нижний, кто дальше и на дольше — процедуру я вам рассказал.

А возвращаясь к названию рубрики «Субъективное» и резюмируя, я скажу, что сажать и изолировать их надо. Всех. И папашка этот с особо тяжкой статьей, скорее всего, на рецидив пойдёт, я не удивлюсь, потому что такая статистика. Но мы же не можем нарушать Конституцию, впускаем его обратно в благополучный такой Саров. Мы не можем нарушать, а он и сынок его могут. Такие дела.

8 Поделиться: