Я — публичная персона

21 апреля 2019 г.  |   Мартин

Как это — быть на виду, выступать публично, читать и слушать критику в свой адрес? В свежем «Субъективном мнении» расскажу о том, каково быть публичной персоной:

И в тексте:


Есть набор профессий, в которых публичность является неотъемлемым атрибутом и даже входит в перечень обязанностей. Артисты, например, или вот журналисты. Политики, чиновники. Эти люди, хотят они того или нет, должны время от времени выступать перед большим количеством своих сограждан. Как лично, так и через средства массовой информации.

Некоторым со стороны даже кажется, что, собственно, ради этого все и затевалось. Что жажда славы толкает некоторых на выбор жизненного пути. Сразу скажу: не всегда. Если с актерской профессией все понятно — тут как бы изначально предполагается, что ты перед соотечественниками на сцене выступать будешь, то вот для чиновников, например, и даже, чего греха таить, для некоторых моих коллег, работников СМИ, это открытие случается не сразу.

Какой-нибудь взбирающийся по карьерной лестнице руководитель на предложение рассказать свое видение вопроса на камеру начинает отмахиваться, дескать, не мое это все, не люблю. Но старшие товарищи, как правило, такому быстро объясняют, что все это не ради почесывания собственного самолюбия, а исключительно для демонстрации открытости власти.

Нет, ну понятно, что и нравится тоже. Причем это вот «нравится» очень сложно объяснить другим людям. Потому что большинство граждан не любят повышенное внимание к своей персоне.

И совершенно понятно, кстати говоря, почему так происходит. Потому что тот, кто выступает перед большим количеством людей, логичным образом огребает по полной критические, а порой и вовсе хамские, замечания в своей адрес.

Причем что бы ты там ни говорил и не делал, все равно найдут, по какому поводу претензию предъявить. Даже если ты по самые уши в благотворительности и об этом публично рассказываешь, все равно кто-нибудь сообщит, что ты гнусный, меркантильный и охочий до славы тип.

С чиновником или, там, полицейским по крайней мере все понятно и логично. Живут на наши налоги, поэтому наблюдать за ними и критиковать их деятельность мы, как граждане, просто обязаны. А когда ты как сотрудник частного СМИ читаешь комментарии о том, что все делаешь не там, не так и не с такой эмоциональной окраской, сначала испытываешь удивление. Дескать, а меня-то за что?!

Потом, естественно, пройдя все стадии от гнева и отрицания попыток сторговаться с собственным эго, наконец принимаешь эту часть своей жизни и живешь с этим. Потому что это часть профессия. Публичность, помимо такой сладкой, как некоторым кажется со стороны, славы имеет и вот такую обратную сторону.

И граждане-то правы. Неважно, кто ты — частник или выразитель интересов очень узкой группы лиц. Все равно, раз ты в публичной плоскости находишься, выступления твои влияют на общество. Стало быть, и общество имеет полное право тебя носом тыкать. Дескать, чему ты тут нас учишь, к чему склоняешь?

В подобных моей публичных профессиях нельзя уйти домой. Мы работаем всегда. И всегда же находимся на виду для тысяч людей. Тех, с кем рядом ты живешь и взаимодействуешь каждый день. Такая вот ежесекундная ответственность. А те, кто, работая в СМИ, так не думает, успешной карьеры на этом поприще не построят.

Для некоторых это трудно — каждую секунду находиться под прицелом. К тебе же отношение особое. И если тебя засекут за административным правонарушением, за которое другому кому просто погрозили бы пальцем, то на тебе оттопчутся по полной. С припиской «мы думали ты хороший, а ты вон какой!».

Или вовсе, что бы ты ни делал, смотрят со скептической улыбкой и ловко тебя срезают: что, мол, пиаришься? Это, кстати, прямо универсальное. Чего ни сделай и публично ни расскажи, всегда в пиаре обвинят. Правда на встречный вопрос, а зачем он, этот пиар нужен, не все готовы ответить. Вопросов нет: если ты на выборы собрался, а в обычном-то режиме чего с этим пиаром делать? Есть его ложкой что ли?

И если в этот момент вам вдруг показалось, что я жалуюсь, то гоните скорее это ощущение от себя прочь. Я как сотрудник средства массовой информации — представитель публичной профессии, просто делаю свою работу: рассказываю о том, как устроена одна из частей нашей жизни, для тех, кто никогда с этим изнутри не сталкивался.

Тяжело ли это бремя? Да нет, ко всему привыкаешь. Уже на автомате отслеживаешь — что, где, кому и как говоришь. А негативные комментарии рано или поздно приводят к тому, что ты из профессии либо уходишь, либо формируешь у себя спокойное отношение. Сперва бомбит, конечно. Стараешься с пеной у рта каждому доказать, что ты не это имел в виду и вообще хороший парень. А потому успокаиваешься и перестаешь нервничать.

И самое главное в этом — понять, что ты не должен и не сможешь нравиться всем. Что бы ты ни делал. Хоть раздавай каждому по сто баксов при встрече. Все равно найдутся те, кто упрекнут, почему не двести. Поэтому попытки с аудиторией заигрывать ни к чему хорошему не приведут. Потеряется искренность, включится самоцензура — и все. Дальше только по наклонной.

На логичный вопрос, зачем мне все это надо, отвечаю стандартно: хочу сделать жизнь родного города лучше. И, опять же, получаю в числе прочего обвинение во лжи. Кому ты тут про добро для всех и даром рассказываешь? Явно же выгода какая-то есть, иначе бы зачем?

Что говорите? Выборы близко? Это да, у нас в любое время публично выступи, так обязательно какие-нибудь очередные выборы рядом окажутся. Вот и складывают отдельные зрители-читатели два и два. Так что прям сразу и говорю — под выборы это все, под выборы.

14 Поделиться: