Обсуждается на форуме:
  • В Нижегородской области
  • А что там на Камчатке?
  • Евры скачут :-\
  • Про Сбербанк
  • Степень по гомеопатии
  • Колючий Саров
    Умное радио 107,0 FM  
    Последние комментарии
    Объявления в газеты
    Погода в Сарове
    пт, 23 октября
    ночь

    +4°C
    744 мм
    Ю,5 м/с
    пт, 23 октября
    день

    +10°C
    741 мм
    З,6 м/с
    сб, 24 октября
    ночь

    +9°C
    739 мм
    Ю-З,5 м/с
    сб, 24 октября
    день

    +10°C
    743 мм
    З,4 м/с

    Прогноз по городам:
    Саров, Н.Новгород, Саранск, Москва

    Курсы ЦБ РФ
     22.10.202023.10.2020
    USD77,032277,0809 
    EUR91,344891,3563 
    Погода в Сарове
    пт, 23 октября
    ночь

    +4°C
    744 мм
    Ю,5 м/с
    пт, 23 октября
    день

    +10°C
    741 мм
    З,6 м/с
    сб, 24 октября
    ночь

    +9°C
    739 мм
    Ю-З,5 м/с
    сб, 24 октября
    день

    +10°C
    743 мм
    З,4 м/с

    Прогноз по городам:
    Саров, Н.Новгород, Саранск, Москва

    Последние комментарии
    Курсы ЦБ РФ
     22.10.202023.10.2020
    USD77,032277,0809 
    EUR91,344891,3563 
    Объявления в газеты
    Сервисы @sarov.info
    Вход в почту
    Календарь
    Документы и файлы

    Для владельцев почтовых ящиков в зоне @sarov.info. Получить ящик

    22 октября 1990 года президиум Верховного совета РСФСР постановил переименовать город Горький в Нижний Новгород, а Горьковскую область — в Нижегородскую.

    Имя Максима Горького было присвоено городу в 1932 году в связи с 40-летием литературной и общественной деятельности «пролетарского писателя». Одни источники утверждают, что сам Максим Горький был недоволен этим, другие — что отнесся к решению властей спокойно. За время, что город носил имя Максима Горького, вопрос о возвращении исторического названия поднимался несколько раз. В 1990 году был проведен социологический опрос — более половины опрошенных нижегородцев высказались за переименование.

    В апреле того же года городской совет выпустил решение «О возвращении городу Горькому его исторического названия Нижний Новгород». Будущий нижегородский губернатор, в то время депутат Верховного Совета Борис Немцов уверял, что во многом благодаря его личному визиту к Борису Ельцину решение о переименовании было принято в считанные часы.

    KNN_001935_00132_1_t218_173540.jpgKNN_003235_00037_1_t222_171523.jpgKNN_005182_00131_1_t222_172458.jpg

    Источник

    Поделиться:      

    Саров, секретный объект КБ-11, 1948 год. На фото Мария Манакова снаряжает заряд для рентгенографического опыта: вставляет капсюли во взрывчатку. Девушку за работой сфотографировал Юлий Борисович Харитон.

    2_Сделано-Харитоном_.jpg

    О результатах опыта докладывали в Москву — писали отчеты, к которым прикладывали секретные фото. В отчет попала и эта фотография, правда, с отрезанной головой Марии, так как показывать лица вместе с техническими деталями было запрещено. А когда с негатива проявляли фото для самой Марии, чем-то закрыли заряд, поэтому на снимке получилось белое пятно. Кадр сохранился только потому, что авторство принадлежит самому Харитону.

    Источник

    Поделиться:      

    Строительство третьей очереди ТЭЦ в Арзамасе-16 (Сарове.— «СР») завершалось возведением трубы высотой 120 м.

    С-высоты-птичьего-полёта.jpg

    Было это в 1983 году. Владимир Орлов в то время работал фотографом в только что созданной во ВНИИЭФ кинофотогруппе, в задачу которой входила съемка важнейших событий в жизни института. Было нелегко добиться разрешения на съемку города с этой трубы.

    Владимир Орлов вел фотосъемку, киносъемку — руководитель группы Виктор Лукьянов и историк Анатолий Агапов. Строители обеспечивали безопасность. Добирались по очереди наверх на подъемнике, которым поднимали строительные материалы. С этой точки были сняты первые высотные панорамные виды города. На снимке виден перекресток улиц Силкина, Бессарабенко и Ключевой.

    Источник

    Поделиться:      

    Вахидов и Стилавин недавно приезжали в Саров на экскурсию по случаю 75 лет атомной отрасли. Сделали фильм.

    Мы, жители, это всё, конечно знаем, но взгляд со стороны можно заценить.

    Поделиться:      

    Возможность осуществления термоядерного синтеза с помощью лазеров первыми рассмотрели в своих работах Н.Г. Басов и А.Д. Сахаров. В начале 1960‑х годов академик Сахаров предложил зажечь термоядерную реакцию в изотопах водорода с помощью симметричного облучения мощным лазером полой сферы, заполненной дейтерий‑тритиевым газом. Созданием лазеров с максимально достижимой энергией занимался Басов. Саровские учёные, в свою очередь, предложили накачивать лазеры светом сильной ударной волны, создаваемой в инертном газе взрывом.

    Для выполнения поставленных задач во ВНИИЭФ было создано отделение под номером 13. Сейчас это Институт лазерно‑физических исследований ВНИИЭФ. Самое первое совещание, на котором обсуждалась возможность применения лазеров в экспериментах ВНИИЭФ, провёл Ю.Б. Харитон 13 марта 1963 года.

    axNS9Q_Qpe8.jpg57cNQatggjU.jpgcHtJ8GMxlbw.jpg

    В 1988 году во ВНИИЭФ на базе самого мощного в Европе и Азии 12‑канального лазера создан лазерный исследовательский комплекс «Искра‑5». «Искра‑5» — крупнейшая в Европе лазерная система с выходной энергией 30 кДж при длительности импульса 0,25 нс. Главным направлением исследований является лазерный термоядерный синтез. Планомерные эксперименты на установке «Искра‑5» ведутся с 1989 года. Работы по изучению инерциального термоядерного синтеза с целью создания новой энергетики продолжаются. На основе опыта работы установки «Искра‑5» Росатом строит сегодня в Сарове современную, более компактную и мощную установку.

    «Искра‑5» — двенадцатиканальная лазерная система, расположенная на четырёх этажах специально спроектированного здания каркасной конструкции, имеющего форму креста. Сооружение обеспечивает достаточную стабильность оптических элементов и точность попадания лазерного луча в мишень на уровне 30 микрон. При строительстве была возведена мощная бетонная подушка. В центре здания установлена камера с двенадцатью зеркально‑линзовыми объективами системы фокусировки излучения на мишень. На плоскостях всех четырёх этажей размещены двенадцать одинаковых лазерных каналов, каждый из которых состоит из пяти идентичных усилительных каскадов с коэффициентом усиления 100, разделённых пространственными фильтрами и жидкостными оптическими затворами.
    Излучение лазера, расположенного на первом этаже здания, расщепляется с помощью системы деления на равные пучки и подаётся по этажам здания на все усилительные каналы. Из последних усилителей длиной 8 метров вырываются лучи диаметром 70 сантиметров, которые фокусируются объективами на поверхности мишени в точке размером около 100 микрон, практически достигая теоретического предела — 60 микрон.

    Систему накачки питает конденсаторная батарея, запасающая энергию 67,3 МДж, которая разряжается за 35 микросекунд. Суммарная мощность лазера достигает 100 ТВт (1014 ватт). Это мощность всех электростанций на Земле. Когда огромный световой «блин», размером в 70 сантиметров, схлопывается в «волосок», возникает чудовищная плотность мощности, примерно 1016 Вт/см2. Это очень большая величина, никакой материал такого воздействия не выдерживает и мгновенно ионизуется. Образуется лазерная плазма, появляется рентгеновское излучение, которое взаимодействует с веществом.

    Источник: atom75.ru
    Фото: РФЯЦ — ВНИИЭФ

    Поделиться:      

    Судя по воспоминаниям участников атомного проекта, гурманов в те годы не было. Великие ученые и организаторы производства по утрам обходились глазуньей, днем перехватывали бутерброды, а любимым блюдом многих были простые пирожки. Но юбилей все-таки: мы представили, каким могло бы быть меню в день рождения отрасли.

    Завтрак-в-служебном-вагоне.-На-фото-Ю.Б.-Харитон.jpeg

    Проводница Клавдия Егорова долгие годы сопровождала Юлия Харитона в вагоне, в котором академик колесил по атомным стройкам. «Страсть как любит мои пироги, — ​рассказывала она. — ​Всегда полтора ест: один с капустой и половинку — ​с яйцом». Праздничным блюдом Харитон считал картофельные котлеты с грибным соусом. А вот попутчики академика, включая Игоря Курчатова, особенно хвалили Клавдию за глазунью. Секрет, по словам Егоровой, был в том, что печь в вагоне топилась дровами — ​потому и вкус получался особенный.

    Ефим Славский, вспоминает его внук, обожал украинский борщ, который всегда ел со жгучим перцем. Еще любил жареные пирожки с мясом и капустой.

    В книге «Воспоминания об Игоре Курчатове» Василий Емельянов рассказывает, как тот однажды заехал к нему на дачу.

    «Я сказал Курчатову:
    — Садитесь ужинать.
    — Сяду, сяду. У вас, кажется, пирожки!

    Пирожков было видимо-невидимо — ​с капустой, с мясом и еще с чем-то. Всего около сотни. Игорь Васильевич был азартным человеком: уж если он что-то делал, то даже в малом приходил в азарт. И в тот вечер, пока последний пирожок не был уничтожен, он не успокоился. Хотя, надо сказать, гурманом он не был: когда голоден — ну, схватит какой-нибудь бутерброд. Часто он просто забывал поесть. Иногда заскочит ко мне в кабинет и говорит: «Вы не можете заказать мне что-нибудь поесть? Страшно есть хочу». И начинал жадно поглощать принесенные бутерброды".

    Не был гурманом и академик Андрей Бочвар. «Чтобы не стоять в длинной очереди в столовой, он брал комплексный обед, состоящий из тарелки щей с переваренной капустой и котлетки с макаронами, которые он и уписывал с неподдельным удовольствием без остатка, ловко орудуя алюминиевыми ложкой и вилкой. Пообедав, он быстро возвращался в свой кабинет —​Бочвар время ценил и не делал из еды культа», — ​вспоминает Андрей Вашман в записках «Институт Бочвара».

    Самое экзотическое блюдо мы нашли в воспоминаниях Ивана Ларина об академике Анатолии Александрове. И то не от хорошей жизни. Оказавшиеся во время войны в Казани ученые и их семьи жили голодно. Там-то один из праздников Александров и отметил роскошным обедом из тушек ворон, подстреленных из окна. Но больше всего, вспоминают коллеги, Александров любил яичницу. К ней полагался сладкий остывший чай и бутерброд с сыром — колбасу Анатолий Петрович не ел.

    Поделиться:      

    Местные жители до сих пор уверены, что это была диверсия. Взрыв на станции Арзамас 1 в цифрах:

    • 91 человек погиб;
    • 1500 человек пострадали;
    • 151 жилой дом разрушен;
    • 65 социальных объектов пострадало.

    QIP Shot - Screen 1987.pngQIP Shot - Screen 1995.pngQIP Shot - Screen 1988.pngQIP Shot - Screen 1989.pngQIP Shot - Screen 1990.pngQIP Shot - Screen 1991.pngQIP Shot - Screen 1992.pngQIP Shot - Screen 1993.pngQIP Shot - Screen 1994.png

    Поделиться:      

    Этого человека редко упоминают, говоря о советском атомном проекте. Его нет и среди награжденных за создание первой бомбы. Между тем он являлся фактическим конструктором РДС‑1, но был отстранен от проекта незадолго до испытаний. Его имя Виктор Турбинер.

    Виктор Александрович Турбинер родился 14 мая 1910 года в Екатеринославе (ныне Днепропетровск). С 1933 года учился в Москве, в МВТУ, и работал конструктором. Постепенно поднимался по служебной лестнице: начальник сектора, начальник СКТБ завода № 165 Наркомата авиационной промышленности.

    RSA_431_07.jpg

    Встречи на проходной

    В июле 1945 года Турбинер познакомился с Игорем Курчатовым и Юлием Харитоном. История примечательная, передают ее с вариациями, мы приведем воспоминания научной сотрудницы Лаборатории № 2 (ныне Курчатовский институт) Елены Никифоровой. Война закончилась, производство на оборону сворачивалось, и многих ученых-энтузиастов волновал вопрос, что делать дальше. Как-то Турбинер проезжал на электричке Покровское-Стрешнево. По соседству сидели две женщины. Одна, кивнув в окно, заговорщицки сказала: «Тут делают бомбу. Как ее?.. Атомную». Турбинер запомнил место и на следующий день отправился на поиски. Так он набрел на Лабораторию № 2. На проходной предъявил документы и попросил встречи с руководителем.

    Инициативному инженеру повезло: Курчатов не только был на месте, но и решил пообщаться с напористым посетителем. Вышел на проходную и после получасового разговора, оценив энергичность и любознательность Турбинера, дал задание нарисовать «бомбочку» помощнее и показать ее чертеж через два месяца с прицелом на то, что за это время нового знакомца проверят соответствующие органы. Но не прошло и двух недель, как Турбинер вновь ждал на проходной. Он не только нарисовал бомбу, взяв за основу эскиз самой мощной тогда ФАБ‑1000, но и сделал макет. Модель оказалась настолько реалистичной, что ее показали Берии и Сталину.

    Встреч состоялось около десятка. Иногда с Курчатовым приходил Харитон. За год неофициального сотрудничества с Лабораторией № 2, продолжая руководить бюро на авиазаводе, Турбинер проделал колоссальную работу. 20 января 1946 года он завершил демонстрационную модель бомбы собственной конструкции в масштабе 1:10.

    По прозвищу КОЛ

    К этому времени было принято решение притормозить разработку оригинальной конструкции советской атомной бомбы и взять за основу американскую схему. В апреле 1946 года вышло постановление Совета Министров о создании филиала Лаборатории № 2 — ​КБ‑11. Виктора Турбинера взяли руководителем научно-конструкторского сектора.

    Курчатов дружески называл Турбинера КОЛ — ​конструктор-любитель, ценил его талант, работоспособность, а также осторожность и молчаливость. Тем не менее в детали не посвящал. Технического задания на результат у сектора не было — ​просто габариты и другие параметры.

    Турбинер не сомневался, что разрабатывает собственную конструкцию, а получил копию американской бомбы. Он придумал уникальную схему проектирования — ​по блокам, разделил коллектив на отделы, каждый из которых отвечал за свой блок. И только Турбинер знал, как все состыковать. Это ускорило дело и повысило секретность — ​ни один отдел не знал, чем занимаются соседние. К ноябрю 1948 года под руководством Турбинера РДС‑1 была сконструирована и фактически собрана. Оставался сам заряд.

    Когда теоретики ознакомили Турбинера с общей компоновочной схемой заряда вообще без размеров, тот не выдержал: «Кто автор? Дайте мне его!» Но Харитон не мог сказать, что авторы американцы.

    Смещение с должности

    И тут произошло неожиданное: Турбинера отстранили от руководства, а его сектор разделили на два. Один отдали главному конструктору челябинского «танкограда» Николаю Духову, а второй — ​заместителю начальника научно-технического комитета Военно-морских сил Владимиру Алферову.

    Вот как об этом вспоминал сам Виктор Александрович: «Первые числа ноября 1948 года. Мысленно перебираю вопросы, подлежащие проверке, и испытываю удовольствие от сделанного. Кажется, все предусмотрено, впереди только подрыв. Во второй половине дня позвонил Зернов (первый директор КБ‑11) и попросил зайти к нему. В кабинете сидели двое: невысокий полноватый человек, рядом с ним другой, вдвое выше, с тяжелым взглядом. „Прошу вас, проходите и знакомьтесь: вот вам два начальника, один по конструкции, другой по испытаниям“, — ​сказал Зернов. Я подошел к Духову, он первым пожал мне руку. Крепким рукопожатием ответил и Алферов. Я понял, что вопрос о руководстве конструкторскими работами поворачивается по-новому — ​что-то случилось вопреки договоренности с Курчатовым и Харитоном. Духов сразу же предложил: „Хотите быть моим заместителем?“ Я почти немедленно отреагировал: „Нет, потому что все уже сделано моими сотрудниками под моим руководством. Все вопросы в целом завершены, доработок не требуется, замечаний от научного руководителя Харитона к основному изделию нет, к проделанной работе и людям, ее выполнившим, насколько я знаю, претензий нет тоже. Вот почему я не могу ответить согласием на ваше предложение“. Духов погрустнел. На какое-то время стало тихо. Еле слышно тикали в углу большие часы. Говорить было не о чем. Зернов шумно вздохнул. Я повернулся и, попрощавшись, вышел».

    Существуют три версии, почему Турбинер был снят с должности незадолго до испытания. Согласно первой, он стал жертвой борьбы с космополитизмом. По второй — ​Сталин посчитал, что главным конструктором атомного оружия должен стать специалист с именем, заслугами, и выбор пал на Духова. Третья версия — ​возникли претензии к организации конструкторских работ, и потребовалось заменить Турбинера на конструктора, зарекомендовавшего себя во внедрении серийного производства. Но судя по успешному испытанию бомбы, претензии были безосновательны.

    Уход в тень

    29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская атомная бомба. 29 октября вышел указ о награждении и премировании нескольких тысяч ученых, инженеров, геологов, рабочих, внесших весомый вклад в создание бомбы. Были среди них и конструкторы, работавшие под руководством Турбинера, но его самого в списках награжденных не было.

    Виктор Александрович ушел в тень. Его имя словно исчезло, как будто он и не был одним из ведущих участников атомного проекта. До 1953 года он работал помощником Харитона. Затем недолго возглавлял конструкторский отдел Министерства транспортного машиностроения. С 1955 по 1979 год работал ведущим конструктором в разных КБ Министерства авиационной промышленности.

    Умер Виктор Александрович в Москве, 10 ноября 1996 года. С разницей в месяц ушел из жизни Юлий Харитон. Незадолго до смерти на вопрос, кого из соратников он чаще всего вспоминает, Харитон ответил: «Я бы назвал фактического главного конструктора атомной бомбы — ​Виктора Александровича Турбинера».

    Поделиться:      

    Мордовский государственный природный заповедник им П.Г. Смидовича был основан в 1935 году — всего за несколько лет до начала Великой Отечественной войны. Когда в страну пришла беда, эта особо охраняемая природная территория (ООПТ) только-только прошла через этап становления. В годы войны заповедник находился в тылу, но вызовы того времени не обошли его стороной.

    На сегодняшний день Мордовский занимает более 32 тыс. га. Однако площадь этой территории неоднократно менялась. Начиналось все с менее 20 тыс. га. К началу ВОВ заповедник разросся до почти 52 тыс. га. Его территория охватывала сразу три географические зоны — таёжную, широколиственные леса и лесостепь. Благодаря такому расположению его флора и фауна очень разнообразны. Там можно встретить и представителей лесного севера, и обитателей южных степей.

    Предвоенные годы были посвящены изучению природного комплекса заповедника. Сформировался сильный научный отдел, который, в частности, занимался обогащением фауны этой зоны. В заповедник завозили новых животных с других территорий — бобров, выхухолей, пятнистых оленей, косуль, маралов.

    В 1941 году началась мобилизация в ряды Красной Армии. Не обошла она стороной и Мордовский заповедник. Первыми на фронт ушли механизаторы, но со временем призыв работников стал регулярным, затронув и остальные отделы.

    Один за другим уходили защищать Родину лесные наблюдатели. Становилось обычным делом, когда вместо них на службу по охране заповедных лесов вставали женщины, как правило, их жёны. А впоследствии, когда подрастали их дети (лет до 13-ти), они перенимали эстафету у матерей.

    Присоединялись к боевым действиям и учёные. Завезённые животные, акклиматизацией которых в предвоенные годы активно занимались зоологи, в итоге остались без их надзора. До 1941 года для них сооружали жилища и навесы, подкармливали их, уберегали от хищников и всячески заботились об их выживании и интеграции в новую для них экосистему. Начало войны, однако, не означало, что «акклиматизантов» бросили на произвол судьбы и все эти мероприятия сошли на нет.

    За годы боевых действий завезённых в Мордовский заповедник животных продолжали опекать, постепенно выпуская на вольное содержание. Большой угрозой для них были волки. Во время войны число набегов хищников резко увеличилось, поэтому борьба с ними велась постоянно. Всего за те годы было уничтожено 29 особей.

    Также участились и случаи браконьерства, что стало прямым следствием ослабления охраны заповедника. Основную угрозу для животных представляли дезертиры, которые скрывались в лесах. Сотрудники охраны заповедника, несмотря на поредевшие ряды, старались справляться и с этой новой напастью.

    Мордовский заповедник находился в глубоком тылу, поэтому война с одной стороны забирала сотрудников, а с другой — поставляла особо охраняемой территории новые кадры. В Мордовский эвакуировали работников других ООПТ, которые оказались в зоне фашистской оккупации. Например, уже в ноябре 1941 года сюда переместилась лаборатория криптогамии Центрально-Лесного заповедника. Одним из основных видов деятельности этой лаборатории была работа по выявлению видов грибов, образующих пенициллин и другие антибиотики. Подобные исследования имели колоссальное значение для обороны страны.

    Тут надо сказать, что в целом в военные годы сотрудники заповедника уделяли немало усилий и времени заготовке лекарственных растений, грибов и ягод для фронта. Только в 1941-ом эта особо охраняемая природная территория поставила Красной Армии 8 тонн сушеных грибов и больше тонны сушеных ягод. Для того, чтобы справиться с таким объёмом заготовок, нанимались сезонные рабочие. Приглашали также инструктора по сбору лекарственных растений.

    Это не единственный вклад, который внесли заповедник и его сотрудники в победу над фашистской Германией. На территории заповедника искали такие редкие, но такие полезные кусты бересклета. Из их смолы производили высококачественную резину для авиационных покрышек и противогазов. Шести-семилетние дети лесных наблюдателей очень старались помочь своим родителям выполнить поручение по сбору столь важного сырья. Они сдирали в кровь руки, пытаясь отодрать кору с кустов бересклета.

    Одновременно с поисками редкого растения, шла полномасштабная вырубка. Всё — на нужды войны. Площадь утраченного леса колоссальна. За годы войны заготовили более 210 тыс. кубометров древесины. Но работники заповедника не оставили это просто так. За весь пятилетний период только сосной было засажено 700 га. Закладывались питомники и других пород — березы, сосны и даже яблони. Дети старательно помогали, собирая семена деревьев.

    В годы войны в Мордовском заповеднике строго соблюдался режим светомаскировки. Жили по строгому расписанию. Рабочий день начинался и заканчивался по звонку. Кстати, смастерили его сами сотрудники ООПТ из рельсы и столба. Одно повесили на другое — и готова сигнальная система, ничуть не хуже её заводского собрата. Два удара по рельсе в 8:00 — начало рабочего дня. Четыре удара в 16:00 — окончание.

    Как и по всей стране, в Мордовском заповеднике изучали противовоздушную и противохимическую оборону. Была на особо охраняемой территории и группа самозащиты. Она состояла из трёх звеньев: пожарного, санитарно-химического и ответственного за разведку, связь и наблюдение за порядком. На случай бомбёжек было вырыто восемь укрытий.

    В 1944 году начали возвращаться ушедшие на фронт сотрудники заповедника. Некоторые из них получили настолько тяжёлые ранения, что уже не могли вернуться к своей прежней работе. В 1945-ом в Мордовском настолько активизируется исследовательская деятельность, что итогом года становится появление 23 научных работ. Особенно тот период стал значимым для зоологов.

    Примечательно, что окончание ВОВ не поставило точку на причастности Мордовского заповедника к обороне страны. По приказу Лаврентия Берии, в окрестностях особо охраняемой природной территории, в посёлке Саров, был построен ядерный центр. Его задачей было создание в кратчайшие сроки оружия важнейшего стратегического назначения. Предполагалось, что благодаря нему противники не будут иметь и шанса начать ядерную атаку.

    Для «уранового проекта» искали место не ближе 400 км от Москвы, среди дремучих лесов, там, где есть в наличии железная дорога и производственно-механическая база. Выбор пал на район, где находился заповедник. В 1947 году львиная доля ООПТ отошла ядерному центру. Сам заповедник в итоге приобрёл конфигурацию подковы, выполняя роль буферной зоны.

    материал: нацпроектэкология. рф

    86ECDE92-AB96-4D40-9AA1-5E4D50B565B2.jpeg07249560-A753-4519-9BE6-EC4FDF1291AF.jpeg1AAD77BC-62DC-46FF-9703-2DEEFB9FB087.jpeg

    Поделиться:      

    Танк ИС-2, был доставлен в город работниками управления строительства и с согласия исполкома горсовета установлен 7 ноября 1986 года на вечную стоянку в сквере за Дворцом детского творчества как памятник Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941−45 годов.

    Открытие памятника было проведено очень торжественно: танк прошел своим ходом по улицам города в сопровождении экскорта, въехал на стилобат, вокруг которого собралось большое количество горожан, состоялся митинг. За состоянием памятника следят представители юношеских общественных организаций.

    В этом же сквере на фасаде пристройки к зданию Дворца детского творчества 4 августа 2006 года установлен памятный знак в честь адмирала Федора Федоровича Ушакова. Установка памятного знака была приурочена ко дню празднования пятилетия со дня причисления к лику святых Русской православной церкви великого флотоводца.

    В состав скульптурной группы вошли барельеф с изображением Ушакова, памятная доска, якорь и корабельная пушка с ядрами. Масса пушки — 360 кг. Надпись на доске гласит: «Святому праведному воину Феодору Ушакову, адмиралу флота Российского». Памятник был спроектирован художниками Института ядерной и радиационной физики РФЯЦ-ВНИИЭФ, изготовлен также силами ядерного центра.

    Поделиться:      

    Архив этого раздела:

    За год:
    Последние комментарии
    Объявления в газеты
    Сервисы @sarov.info
    Вход в почту
    Календарь
    Документы и файлы

    Для владельцев почтовых ящиков в зоне @sarov.info. Получить ящик
    Погода в Сарове
    пт, 23 октября
    ночь

    +4°C
    744 мм
    Ю,5 м/с
    пт, 23 октября
    день

    +10°C
    741 мм
    З,6 м/с
    сб, 24 октября
    ночь

    +9°C
    739 мм
    Ю-З,5 м/с
    сб, 24 октября
    день

    +10°C
    743 мм
    З,4 м/с

    Прогноз по городам:
    Саров, Н.Новгород, Саранск, Москва

    Курсы ЦБ РФ
     22.10.202023.10.2020
    USD77,032277,0809 
    EUR91,344891,3563