Особо охраняемая бытовка

31 марта 2005 г.  |   BadBlock

Автор: Т. Горбачёва

Почему старая бытовка вдруг стала особо охраняемым объектом? Что пытались скрыть охранники? Почему некий городской предприниматель не желает, чтобы газета проинформировала горожан о происходящем самоуправстве?

ОСОБО ОХРАНЯЕМАЯ БЫТОВКА

В двух словах ситуация выглядит так.

Две бытовки между Ледовым дворцом и торговыми павильончиками на Московской были проданы городским предпринимателям. Бытовки, но не земельный участок.

А место, безусловно, «вкусненькое»: коммуникации есть, людно. Однако городские власти вкусного кусочка земли, похоже, в упор не видели, поскольку оформить его, как положено, чтобы выставить на конкурс и продать за хорошие деньги, не спешили. Но в виду имели и даже вынесли постановление о сносе бытовок. Аж в феврале 1999 года!

Ну, вынесли. А собственник не стал собственность сносить. Ему — еще постановление, в январе 2000, и с угрозой административной ответственности. А он — опять не сносит. Ну, вроде, и ладно, нет, так нет.

А в ноябре прошлого года издает глава местного самоуправления распоряжение «об утверждении границ земельного участка». Того самого, на котором бытовка.

Ну издал и издал, мало ли распоряжений власть издает.

Ан нет. Распоряжение-то издано в интересах конкретного предпринимателя, а он, в отличие от городской власти, развернул бурную деятельность, итогом которой стала ситуация, описанная сухим языком документа: «Прокуратурой проведена проверка обращения … В ходе проверки установлено, что частным предпринимателем Левашовым В. А. самоуправно производится разборка объекта бытового назначения … принадлежащая по договору купли-продажи» другому предпринимателю. «Данный объект, — констатирует дальше прокуратура, — находится на земельном участке, который в установленном порядке Левашову В. А. предоставлен не был».

Ну, а дальше, естественно, предостережение о недопустимости нарушения закона.

Но это было потом, а сначала в редакцию пришел предприниматель и сказал, что его собственность среди бела дня сносят.

Естественно, редакция направила журналистов посмотреть, может ли такое быть в городе с особыми условиями проживания. Ведь если все именно так, то кто помешает снести, например, ваш гараж, или домик, или еще какую собственность, которая занимает приглянувшееся кому-то местечко?

НАЕЗД НА РЕДАКЦИЮ

Среда. Мы с выпускающим обсуждаем текущие дела. Мирно и тихо. Возвращаются с задания журналист и фотограф.

А следом за ними в кабинет входят два субъекта. Молча придвигаются к столу. Здороваться считают излишним, представляться и излагать причину визита тоже. На вопросы только сладко улыбаются и молча напирают на стол, у которого возится фотограф.

Наконец, после неоднократных требований объяснить, что происходит и кто эти люди, из обрывков слов и жестов вырисовывается картинка: «представители предпринимателя Левашова» (они так представились) желают стереть с редакционного фотоаппарата снимки, сделанные на «охраняемом объекте», который является «частной собственностью». А главное, эти «представители» абсолютно уверены в своем праве посягать на редакционную собственность и диктовать журналистам, как им поступать.

Право, от такой наивности я даже растерялась и, видимо, поэтому мое «уходите, а то сейчас вызову милицию» прозвучало не очень убедительно.

Тогда я сняла трубку телефона и набрала 02.

Милиция приехала и после некоторых воплей и препирательств вывела наглецов из редакции.

Трясущимися руками я убрала фотоаппарат в сейф.

Наезд отъехал.

СКАНДАЛ

Скандал не в том, что некие наглецы пытались «воспрепятствовать законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения к отказу от распространения информации» (ст. 144 УК РФ), что само по себе — уголовно наказуемое преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Сами понимаете, сегодня желающих «воспрепятствовать» журналистам столько, что это уже и не скандал, а проза жизни (именно поэтому и данный материал размещен не в газете, а на интернет-сайте).

Скандал в том, что в «городе науки», где расположен Российский федеральный ядерный центр, выполняющий гособоронзаказ, и поэтому должен быть особенно строгий надзор за соблюдением законодательства и высочайшая ответственность за обеспечение порядка, возможна ситуация самоуправства и пренебрежения законом.

Мы-то с помощью доблестной милиции от наглецов отбились.

А вот сможет ли отбиться от их хозяина городская администрация, прокуратура, дума…

Будут ли они ставить «предпринимателя» на место или постараются подвести законную базу под кулуарное выделение «вкусного» земельного участка?

Впрочем, прокуратура свое слово сказала — вынесла предостережение «о недопустимости подобных действий».

Что дальше?

Почему такая повышенная секретность вокруг этой «частной собственности»? Почему такая торопливость? Что хотят скрыть от горожан, пытаясь давить на редакцию?

А может, все-таки конкурс объявить на «вкусный» участочек, оформив все, как полагается? Глядишь, и секретничать не надо будет, и деньги в бюджет немалые поступят, да и построят, может, чего дельное.

Или как?

Т.Горбачева

P.S. Кстати, земельный участок за магазином «Традиция» был продан по конкурсу и принес бюджету более 2 миллионов рублей, а земельный участок на Курчатова, тоже по конкурсу, — еще почти 2 миллиона. Почему же земельный участок, который по оценкам специалистов потянет миллионов на 5−6, собираются отдать безо всякого конкурса? За так. И именно этому предпринимателю?

Сами разберемся или варягов позовем?

0 Поделиться: