Путешествие по Юго-восточной Азии, часть третья: Вьетнам

24 апреля 2008 г.  |  darkwood

Good morning, Vietnam!

Поскольку виза у меня уже стояла, проблем на границе не было и в 7.30 утра мы въехали во Вьетнам. До места назначения ехать предстояло еще часа три, я опять заснул… Но перед тем был еще один момент, говорящий о «добросердечности» вьетнамцев. Около одной деревни, на дороге, лежала коза. Ну лежала и лежала, так этот мудила, что сидел за рулем, даже и не подумал ее объехать, он просто проехал по ней, послышался гулкий стук башки козьей об днище автобуса, и капец.

Около десяти утра я был бесцеремонно разбужен и со словами: «Вот он Хуй, приехали» выдворен из автобуса. Я только успел помахать рукой француженке, и автобус укатил. Оказалось, что меня подставили. До Хюэ было еще 20 километров, а меня, сонного, выкинули в какой-то деревеньке на растерзание велорикшам. Меня просто не довезли до пункта назначения, хотя билет был до конца. Похоже, не я первый оказался в таком положении, судя по всему, у водил автобусов договор с рикшами. Эти суки просто достали, везде следовали за мной с наглой ухмылкой и предлагали все более нереальные цены, они-то думали, что деваться мне все равно некуда. Если билет от Вьентьяна до Хюэ стоил 17 долларов за примерно 800 километров, до за последние 20 километров мне предлагалось заплатить долларов 10. Я под носом у наиболее офиевшего рикши, застопил автобус, от такой наглости у рикши отвисла челюсть и он стал грозить водителю автобуса, на предмет того, что тот украл у него заработок. Водитель же автобуса было все фиолетово оттого, что к 10 утра был уже обдолбан по самые помидоры. Сидя за рулем, он постоянно набивал анашой специальный аппарат для употребления анаши, раскуривал, набивал опять, предлагал мне, так что доехали с ветерком и вполне сносным настроением. По дороге автобус был остановлен на посту местного аналога ДПС, но веселый водитель даже не подумал прятать траву, лежащую прямо на торпеде, он просто взял документы, сунул туда деньги и пошел к ментам.

Хюэ встретил первым и последним за всю дорогу дождиком. Да и тот был мелким, моросящим. Поскольку спать хотелось очень, цена на отель волновала не сильно, ведь выше 10 баксов она просто не поднялась бы. Дойдя до центра, я нашел вполне приличный отель за 9 баксов, что было дорого (по тамошним меркам, во Вьетнаме, по словам других путешественников, цена не должна превышать 7 баксов за вполне приличный номер). При заселении с меня потребовали паспорт. Блин, знал же ведь, что во Вьетнаме никому нельзя отдавать документы, но опять лоханулся. Во Вьетнаме это нормальное состояние для практически любого иностранца. Когда потребовал паспорт назад, перед отъездом, мне вернули его в виде трубочки, при этом убеждая меня, что его внешний облик ничуть не изменился.

Проснулся я уже затемно, около полуночи, и так как сна не было уже ни в одном глазу, пришлось колобродить по местам боевой славы. Как я недавно узнал, Хюэ был столицей южного Вьетнама во время вьетнамской войны, там есть такая специальная крепость на другом берегу реки, над которой гордо развевается знамя победы — огромный флаг Вьетнама. Утром я потопал искать автобус в Сайгон — конечную точку моей поездки по Вьетнаму. До него больше 1000 километров, и автобусы были только туристические, то есть с остановками по пути на 3−4 часа в нескольких городках с практически принудительной покупкой разного сувенирного барахла. Ехали до Сайгона 36 часов, это полный пэ. Ни поспать нормально, ни пожрать. В дороге у меня опять сорвало крышу от безудержного желания спать, но вариантов не было, на одном сидении в автобусе спать было невозможно, у меня рост 190 см, в любой позе начинает болеть спина, и эта боль сильнее сна.

И тут я понял, как мудро я поступил, взяв с собой туристический коврик — пенку, на которой можно спать везде, даже на снегу. К удивлению всяких англо-немце-французов я расстелил его в проходе и лег. Сначала было до фига смешков, а утром уже смеялся я, глядя на их помятые физиономии.

В одном из городков остановились на несколько часов, и нас отвели ждать автобуса в турагенство. Я решил воспользоваться возможностью и стал спрашивать работника турагенства о возможности поехать в разные места разными видами транспорта. С каждым вопросом лицо его все больше мрачнело, наконец, он не выдержал и заявил, что больше на мои вопросы он отвечать не будет, так как он очень занят более важными делами, при этом на протяжении двух часов единственным его занятием было ковыряние в носу. Практически везде во Вьетнаме к туристам относятся как к надоедливым мухам, конечно, если это бюджетные туристы, тут я не говорю о дорогих отелях, там все вполне на уровне. Более того от одного москвича, имеющего небольшой бизнес во Вьетнаме, я наслушался историй о том, как недовольные оплатой, назначенной ими же, моторикши избивали кокосами людей, которых они везли. В магазинах постоянно обвешивают, обсчитывают, советская система торговли с ее недостатками тут просто отдыхает. Эта странная агрессия по отношению к людям, которые привозят и тратят в стране свои деньги, непонятна совершенно. Причем, если назначенная цена в лавке или магазине превышает все разумные пределы в несколько раз, и вы будете торговаться, то на вас в лучшем случае посмотрят с презрением, в худшем плюнут в рожу. Когда я решил купить несколько футболок с вьетнамской символикой, захотелось сначала прицениться, первая назначенная цена была четыре доллара, в соседнем закутке два. Естественно, что я решил брать за два, так та тетка, что назначила цену в четыре бакса, стала орать, брызгая слюной, что я, наверное, нищий, раз торгуюсь «всего из-за двух долларов», а то, что ее цена превышала нормальную в два раза, как-то осталось за кадром.

Нет. Во Вьетнаме не все так плохо. Природа там обалденная. Даже больше тысячи километров на автобусе ехать было не скучно, такая красота за окном. К тому же во время этой поездки целых два раза удалось поговорить по-русски. Первый раз я уловил в английском языке, на котором говорила вполне по-европейски выглядящая пара, очень знакомые нотки, они оказались литовцами, практически без акцента говорящими по-русски. Ну, а если по-русски говоришь без акцента, то по-английски будешь говорить с русским акцентом. И второй раз я сквозь сон услышал фразу, обращенную к одному из пассажиров в автобусе: «Слышь, братан, подвинься, я посижу!», это был москвич-бизнесмен, «зарядивший» «две вьетнамских деревни делать сувенирку». Короче, через 36 часов я уже был в Сайгоне.

В Сайгон приехали к вечеру. То, что я увидел там, сравнивать было не с чем. Если Бангкок напоминает более-менее размеренную жизнь пчелиного улья, то Сайгон похож на огромный муравейник.

При выходе из автобуса к пассажирам подскочили человек пятнадцать разных личностей с воплями о наличии дешевых гостиниц по 8−10 долларов. Хватали за руки, тянули рюкзак в разные стороны. Отбившись от них, я пошел в ту сторону, в которую эти помогалы тыкали пальцами, и вскоре нашел комнатку с удобствами, телевизором и вездесущим вентилятором за 6 долларов.

В Сайгоне я пробыл три ночи, так не хотелось никуда ехать в ближайшее время после 36 часов в автобусе. Все это время я посветил хождению по достопримечательностям, рынкам, поеданию всякой экзотической пищи. Очень понравились такие специальные «манты» из рисового теста с мясом внутри, оказалось, что зря я не ел их раньше, по всей юго-восточной Азии их было пруд-пруди.

В интернет-кафешках стоимость звонка в Россию составляла 3−4 рубля в минуту, но не рассчитал время и позвонил одному знакомому в седьмом часу утра, для меня-то был уже одиннадцатый час.

Так три дня и колобродил по Сайгону, пил пиво и нюхал дуриан. Запах от этого пресловутого фрукта не такой уж и страшный, как мне казалось по рассказам, только вот когда этот запах преследует тебя по 24 часа в сутки, очень надоедает. Отдельно можно остановиться на соборе сайгонской богоматери. Это уменьшеная копия Собора Парижской богоматери и строилась она французами, но во Вьетнаме, между пальм… это выглядело сюрреалистически.

При официально объявленном социализме в Сайгоне, как, впрочем, и во всем Вьетнаме, ничего социалистического не видно, кроме портретов дедушки Хо Ши Мина. На себе проверил два утверждения путешественников. Первое, то, что переходить улицу в больших вьетнамских городах тяжело. Блин, не просто тяжело, а очень. И, кажущееся на первый взгляд безумным, предложение переходить ее с закрытыми глазами, сработало как нельзя лучше. Если сомневаться и заглядывать в глаза тем сотням мотоциклистов, что рассекают там, то непременно собьют, а если равномерно идти, глядя только себе под ноги, то объедут как миленькие. Второе, моторикши не просто домогались с предложениями подвезти, а доставали книги отзывов, даже с отзывами русских туристов, чтобы показать свою крутость.

На четвертый день, рано утром, купив предварительно билет в Пномпень, я тронулся в Камбоджу…

Все фото здесь.

0 Поделиться: