Пустая пустынь

8 февраля 2011 г.  |   Мартин

Заведено у нас так. Принято. Как перемены — так сразу стон и вопли. «Доколе?!», «преступная власть!», «совковая ментальность» и «Удушение свобод». Ну, и другие замечательные газетные штампы, подходящие практически к любому информационному поводу.

Тут доложили: общественное объединение «Саровская пустынь» сгоняют с насиженного места и с котомками выселяют «за сто первый километр». Ну, понятно. Не иначе как кабак в их бывших хоромах откроют. Или казино.

Понятно, что песня-стон объективным источником информации быть не может. Поэтому засобирался и выехал на место событий лично. Провел беседы с работниками департамента культуры и искусства, а также с сотрудниками Городского музея. Выслушал мнение представителей общественной организации «Саровская пустынь». Вник в ситуацию.

Часть первая. Официозная

Общество организовалось в девяностые годы группой энтузиастов. Позднее на уровне руководства города было принято решение выделить «Саровской пустыни» помещение бывшего вытрезвителя на проспекте Мира. Понятно, что содержание помещения и коммунальные услуги необходимо оплачивать. Поэтому было создано муниципальное учреждение культуры «Саровская пустынь». Как положено, со штатными сотрудниками из членов общественной организации. И в таком виде музей и общество существовали до 2006 года.

Примерно в это время в корне начинает меняться закон о музейном деле. Немалую роль в этом сыграли ряд громких дел о кражах в Эрмитаже и Третьяковской галерее. Ясно, что все предметы, приобретенные до 1996 года, хранящиеся в том числе и в нашем городском музее, принадлежат не муниципалитету, а музейному фонду Р. Ф. Последнее приобретение относится к 1997 году. И ответственность за их сохранность лежит на сотрудниках музея.

Поэтому было принято решение осуществить объединение: музей «Саровская пустынь» был преобразован в отдел и стал частью Городского музея — для облегчения осуществления надзора за сохранностью экспонатов. В таком виде все и существовало до ноября 2010 года. Именно в это время была проведена плановая проверка деятельности Городского музея. В целях контроля за соблюдением законодательства такие проверки сейчас проводятся по всей стране по специальному приказу Росохранкультуры.

В результате проверки соблюдения правил учета и хранения был составлен акт. В нем комиссия обозначила несколько замечаний. В частности было отмечено, что отдел «Саровская пустынь» фактически музеем не является, поскольку большая часть предметов в экспозиции — фотокопии и ксерокопии, не являющиеся артефактами. Предметов, которые могут таковыми считаться, в отделе было обнаружено 885 штук. Из них 609 являются частью коллекции Городского музея, а 276 принадлежат непосредственно общественному объединению «Саровская пустынь». Кроме того, было обнаружено 115 предметов, не внесенных в учетную документацию. По закону такие предметы также считаются собственностью музея.

Еще одно важное замечание в акте относилось к посторонним лицам, не являющимся работниками музея, которые беспрепятственно посещают некие помещения, проходя непосредственно через экспозицию. Это является одним из грубейших нарушений.

Сразу после составления акта пришло и письмо из областного министерства культуры с требованием отчета в действиях, предпринятых по устранению замечаний. Неисполнение этих указаний повлекло бы за собой проверку от Росохранкультуры вместе с прокуратурой.

Естественно, в рабочем порядке членами проверяющей комиссии были предложены варианты выхода из создавшейся ситуации.

Первый. Здание, которое занимает историческое общественное объединение «Саровская пустынь», остается за историками. То есть выводится из состава Городского музея. В этом случае, естественно, все расходы по содержанию этого помещения ложатся на объединение.

И второй вариант. Две экспозиции, посвященные одной тематике, объединят в основном помещении Городского музея. Там, надо сказать, на данный момент находятся исключительно подлинные экспонаты. Уникальные вещи, собранные сотрудниками музея еще в те времена, когда советская власть любые подобные артефакты коллекционировать запрещала. Членам «Саровской пустыни» сотрудники музея сразу пояснили, что все экспонаты, предоставленные объединением, будут соответствующим образом подписаны, дабы не возникало сомнений, что их нахождение в музее является заслугой именно общественного объединения. При этом директор департамента культуры и искусства Елена Рогожникова сообщила, что и те 115 неучтенных предметов можно признать собственностью общественного объединения. Даром что сами члены общества в свое время не озаботились документально эти предметы и обстоятельства их попадания в музей зафиксировать.

Естественно, деятельность общества не ограничивается лишь выставкой музейных экспонатов. Историкам необходимо собираться для дискуссий, совместной работы, лекций. Для этого руководство департамента культуры и искусства предложило использовать лекционный зал Городского музея. Большое и хорошо отремонтированное помещение имеет дополнительный вход с улицы. При этом, безусловно, решаем вопрос с установкой в нем компьютеров для работы объединения:

Лекционный зал

Подводя итог ситуации, можно сказать следующее: есть закон, и он, как водится, суров. Руководство нашего музея обязано предпринять ряд действий для приведения своей работы в соответствие с требованиями сурового закона. Есть общественное объединение, которое в результате реализации этих действий чувствует себя неуютно под напором ветра перемен. И есть ряд предложений со стороны департамента культуры и искусства того, как с наименьшими для всех сторон потерями эту ситуацию разрешить. Дело за малым: подождать, пока члены общественного объединения успокоятся, трезво оценят ситуацию и примут решение.

Часть вторая. Закадровая

(К прочтению необязательная)

Кадры, как известно, решают все. И везде. Будь то транснациональная корпорация или маленькое общественное объединение. Люди, занимающиеся каким-либо делом, должны понимать, что если это свое увлечение не передать новому поколению, дело умрет. Вот взять объединение «Саровская пустынь». Все та же группа энтузиастов — десяток человек, что и двадцать лет назад.

Представителей молодого поколения отчего-то нет. Нет ребят, горящих глазами и охочих до исторических изысканий. Нет тех, кто подхватит благое дело и придаст ему новое ускорение. Не нашли за эти годы. Не увлекли. Результаты деятельности, конечно, есть. Но, мягко говоря, уже потеряли актуальность. Экспозиция «застыла в янтаре» и все это время принципиально не обновлялась.

Активная реклама деятельности музея не велась, поток посетителей с каждым годом уменьшался. По-настоящему ценных экспонатов немного. В основном же висят по стенам фотокопии и схемы, да пылятся на стендах угольные утюги (я такой себе в Белоруссии за 250 рублей купил), безмены крестьянские и ступки медные. Огромных размеров рукописная карта, многократно сложенная, печально рассыпается в стеклянном ящике.

Экспозиция_7 Экспозиция_6 Экспозиция_5
Экспозиция_4 Экспозиция_3
Экспозиция_2 Экспозиция_1

Интересная ситуация возникла и с ключами. Поскольку музей «Саровская пустынь» был преобразован в отдел Городского, то по понятным причинам право свободного доступа в него получили только сотрудники музея. Это естественно: имеет место быть материальная ответственность. Доступ членов общества был разрешен в присутствии руководителя отдела. Кстати тоже члена общества. И вот совсем недавно выясняется, что ключи были и у других энтузиастов-историков. Сделали себе копии и приходили в музей, когда хотели. Вопреки установленным правилам. Именно поэтому совсем непонятна ситуация с проникновением в музей уже после приказа по предприятию об ограничении доступа к экспозиции. Идет учет экспонатов, все витрины открыты, работает комиссия. Какие могут быть собрания? Бог с ним, в первый раз не знали — не были ознакомлены с приказом. Но зачем через две недели снова открывать дверь своим ключом? Да еще и посреди ночи. Зачем подставлять товарища по обществу, находящегося в штате музея, и требовать от него снятия помещения с охраны?

объяснительная приказ

Тем более что в работе исторического объединения есть «темные пятна». К примеру, дочь ныне покойного краеведа Николая Васильевича Артемова передала в «Саровскую пустынь» архив отца и более полутора сотен карт Нижегородской губернии, в том числе и уникальные экземпляры. Спустя несколько лет обратилась к членам общества с просьбой предоставить некоторые документы и не смогла «найти концов».

Заявление Глуховой_1 Заявление Глуховой_2

Или, например, есть предметы в экспозиции, переданные в свое время собственно Городскому музею. Только отчего-то позднее в книгах о регистрации другой рукой дописано, что переданы они конкретно отделу «Саровская пустынь». Кто дописывал — неясно. Один из артефактов, «дорогой сердцу» членов общества, был официально продан музею, а теперь про это забыли и требуют назад. Все эти нестыковки выявились в рамках плановой проверки.

Специфичны и раскопки, которые проводило общество. В купальне, в подземельях. Хорошее дело, нужное в плане познания. Только вот приехавшие потом профессиональные археологи пришли в ужас: культурные слои были попросту «перепаханы». Не говоря уж о том, что нет никаких записей, замеров и отчетов о проделанной работе. Да и сами раскопы горожане уже приспособили под стихийные свалки.

В принципе, понятно, отчего «Саровская пустынь» так за домик этот цепляется. Место красивое, в малолюдном районе. Тихо, спокойно. Посетителей немного, не тревожат. Наверху экспозиция, а в подвале — любовно обустроенная дискуссионная комната. Коробки хорошего вина по соседству с Библией на полке расположились, мангал для шашлыков в углу стоит, хрустальные бокалы в кухонном шкафчике поблескивают. Уютно. Хорошо. Только вот непонятно, какое отношение все это имеет к историческим изысканиям. Здание федеральное, так что аренда за квадратный метр значительно выше той, что в среднем по городу. Должен ли муниципалитет это уютное для его постояльцев помещение оплачивать из своего кармана?

Подвал_8 Подвал_7 Подвал_6
Подвал_5 Подвал_4 Подвал_3
Подвал_2 Подвал_1

Мир вокруг меняется слишком стремительно, чтобы надеяться на то, что прежние времена будут вечными. Побеспокойся члены общества о подготовке молодых кадров для работы, глядишь, те бы и нашли способ, как все это на свой баланс взять. Спонсорскую помощь привлекли б, членские взносы учредили… Вариантов много. Главное — определиться, для кого «Саровская пустынь» существует. Для людей — потенциальных посетителей — или для членов общества, чтобы они в тепле и уюте собираться могли тесной компанией.

Часть третья. Плановая

А что же предложат нам музейные работники, если помещение останется за городским музеем? Оказалось, музей игрушки. Есть такие планы.

Нижегородские коллекционеры изъявили желание подарить нашему городу богатейшее собрание игрушек, да и в самом музее накоплена масса экспонатов. От тех самых металлических солдатиков, которыми многие из нас играли в детстве, до советских елочных игрушек.

Можно, скажем, целиком из плюшевых мишек экспозицию составить, а потом поменять на выставку технической игрушки. Один из доброжелателей уже готов подарить музею игрушечную железную дорогу. Или взять, к примеру, выставку кукол несколько лет назад, когда горожанам тоже предложили принять участие. Люди просто вереницей шли и несли свои изделия. Взрослые женщины шили платьица на кукол, которых сохранили с детских лет. Мужчины приносили солдатиков шестидесятых годов. Энтузиазм был неподдельный.

Все это — материал для тематических экспозиций, которые можно будет показать городу. Плюс, конечно, мастер-классы по изготовлению этих самых игрушек. А высокая потребность в таком интерактиве была отмечена после проведения «Ночи в музее». Масса школ и детских садов обращались с вопросом, мол, будет ли подобное происходить на постоянной основе. Так что будем наблюдать, чем вся эта история закончится.

Видеорепортаж:

Поделиться: